ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Успокойтесь, мадам, – прервал ее Фандор. – Я надеюсь, что в течение двух суток вам будут возвращены ваши драгоценности. Я убежден, что вы имели дело с шантажистом… И все уладится.

Встав, журналист подчеркнул, что прием окончен. Валентина спросила его:

– Должна ли я снова прийти сюда, мсье?

– Нет необходимости, мадам, я вас уведомлю, как только мои поиски дадут результат.

Спустя четверть часа после того, как баронесса де Леско возвратилась на улицу Спонтини, тронутая теплым приемом, который ей только что оказали, и очень надеясь, что журналист постарается отыскать ее бриллианты, Фандор в мягкой шляпе, опираясь на тяжелую трость со свинцовым наконечником и посвистывая, шагал по улице Тардье.

– Вернулся ли Жюв, мадам? – спросил он, обращаясь к консьержке.

– Еще нет, мсье!

– Тогда я пойду прогуляться. Передайте ему, чтобы он меня здесь подождал.

– Договорились, мсье.

Фандор, будучи жителем Монмартра, хорошо знал расположение улицы Жирардон. Он быстро поднялся по ступенькам, которые вели к Сакре-Кеер, сориентировался, подошел к загадочному особняку.

Что же собирался сделать журналист?

Просто-напросто он намеревался постучать в дверь дома, где проживал вор, укравший у баронессы де Леско бриллианты!

Согласно приобретенному опыту Жером Фандор не сомневался в выбранном им методе нахождения бриллиантов молодой женщины.

Из всех преступников шантажисты наиболее трусливы по своей природе, и поэтому их легче всего брать на испуг.

Фандор считал, что достаточно только предупредить человека, который мошенническим способом украл бриллианты, достаточно напугать его, чтобы он покорно подчинился.

– Черт возьми! – воскликнул Фандор. – Есть тут… кто-нибудь?

И чтобы представить себе гостей загадочного особняка, репортер с силой потянул за колокольчик, который служил звонком при входе в сад.

Прошло некоторое время, звонок перестал вибрировать, но никто не вышел, чтобы открыть дверь.

– Да, – произнес Фандор. – Уж не глухие ли они там случайно? – И он начал трезвонить сильнее и сильнее, но все было напрасно.

– Проклятие! – выругался Фандор. – Обязательно нужно, чтобы они мне ответили.

Продолжая звонить, он взялся за ручку двери, пытаясь открыть ее…

Дверь была заперта на замок!

Фандор пришел в замешательство. Валентина сказала ему, что накануне она беспрепятственно вошла в сад, что ей не пришлось даже звонить, значит, вор изменил тактику.

– Ладно, ладно, – проворчал журналист, потрясая створками двери, – посмотрим, за кем будет последнее слово.

Фандор сделал несколько шагов, рассматривая со всех сторон маленький особнячок. Все окна были наглухо закрыты, ставни тоже. Дом имел заброшенный вид. Фандор отступил до середины дороги и спросил:

– Неужели там никого нет?

Затем, поскольку его призывы остались безответными, он очень громко крикнул:

– Черт возьми, черт! Я пришел слишком поздно. Надо убираться отсюда.

И, пожав плечами, он пошел прочь.

Отказался ли Фандор от мысли проникнуть в этот загадочный особняк?

Ни за что!

Фандор просто разыгрывал комедию.

Будучи простым детективом-любителем, он не имел права взламывать дверь жилища, как это делают агенты официальной полиции, и поэтому он вынужден был отступить и принять отчаявшийся вид, чтобы убедить жителей особняка и заставить их подумать, что он отказывается от своей затеи проникнуть в дом. Но Фандор не завернул за угол улицы Жирардон, а ускорил шаги и, спустившись с горы, направился на площадь Сен-Пьер.

– Как же я забыл, – воскликнул Фандор, – что Жюв ждет меня!

Фандор сошел поспешно по многочисленным ступенькам, которые живописно спускались на улицы Монмартра, и отправился на встречу с Жювом, к счастью, ожидавшим его.

В двух словах журналист ввел полицейского в курс дела, связанного с визитом баронессы де Леско.

– Это вполне банальное дело, – заключил Фандор, – но оно нас должно заинтересовать… И, кроме того, мадам де Леско такая симпатичная женщина. Я рассчитываю на вас, Жюв.

Полицейский уже взял свою шляпу.

– Мы идем немедленно, чтобы покончить с этой попыткой шантажа…

В сопровождении инспектора Фандор поднялся во второй раз по ступенькам на гору. Жюв остановился на минуту перед магазинчиком, где продавали различные слесарные инструменты.

– Здравствуйте, – сказал он, пожимая руку хозяину лавочки, грузному человеку с насмешливым прозвищем «Кусачки», которого полицейский знал давным-давно. – Пойдемте с нами, мой дорогой. Вы поможете нам взломать одну дверь…

– Иду, иду, – отвечал он.

И вооружившись отмычками, лежащими на верстаке, он пошел вместе с ними.

Вскоре небольшая группа прибыла на улицу Жирардон и остановилась перед домом, внутрь которого часом назад Фандор не смог проникнуть.

– Открывайте! – приказал Жюв.

Его помощник выполнил приказание. Он использовал три отмычки, после чего калитка палисадника открылась.

– Еще одна, – констатировал хозяин лавочки.

В это время Жюв наблюдал за фасадом здания.

– Очень любопытно, – заметил он Фандору, – они, должно быть, еще спят там или же…

Но Жюв не закончил фразы. Он указал на дверь подъезда:

– Откройте, пожалуйста!

Хозяин лавочки, будучи хорошим специалистом, затратил на эту работу всего две минуты, так как он когда-то специально изучал способы быстрого и бесшумного открытия дверей с помощью отмычек.

– Ваша заявка выполнена, патрон.

– Очень хорошо, спасибо.

Чтобы отделаться от рабочего, Жюв дал ему сорок су и отправил обратно:

– Спасибо, вы можете идти.

И когда последний ушел, нужно было действовать.

– Вы готовы, Жюв?

– Вполне, Фандор.

Прежде всего они проверили, заряжены ли револьверы, лежащие в карманах пиджаков.

Тогда Фандор толкнул ногой приоткрытую дверь, а Жюв, вбежав первым, закричал:

– Именем закона!

Но замолчал, застыв от удивления.

Валентина подробно описала Фандору вестибюль маленького особняка, как женщина, привыкшая к подобной обстановке. Это был роскошный вестибюль, стены которого обтянуты плотными коврами и освещены бледно-голубым светом электрических ламп…

Когда дверь открылась, Жюв и Фандор увидели вестибюль, но не таким, каким его описала Валентина. Это оказался холл нежилого, давным-давно покинутого дома. Здесь не было ни мебели, ни драпировки. Все было покрыто пылью, затянуто паутиной.

– Будьте осторожны, – посоветовал Жюв, который держал револьвер в руке.

Помня описания Валентины, Фандор пересек вестибюль и подошел к двери, ведущей в салон.

Резким движением он открыл дверь.

– Странно! – воскликнул он, остановившись на пороге…

Куда же девалась старинная мебель, которую Валентина видела в салоне, ценные шкатулки, статуэтки, роскошь интерьера?

Так же как и в вестибюле, в салоне не было ни мебели, ни ковров, а царило полное запустение. Казалось, здесь никто не жил уже очень давно.

Жюв бросил взгляд на Фандора.

– Мой друг, она посмеялась над тобой, это баронесса, – констатировал он.

По всей очевидности, такое объяснение сразу пришло ему на ум.

Но почему же тогда Валентина, почему баронесса де Леско выдумала такую странную басню и рассказала ее Фандору? Почему она обманула его именно таким образом?

– Странно, очень странно, – повторял Фандор.

И чтобы лучше разобраться в реальности происходящих вещей, журналист в обществе Жюва осмотрел особняк сверху донизу.

– Мы, наверное, ошиблись, – сказал репортер. – Мы собирались найти другой вестибюль, другой салон.

Но они ничуть не ошиблись. Проведенный ими тщательный осмотр покинутого особняка только убедил их в том, что дом действительно давным-давно необитаем.

Немного усталые друзья вышли к подъезду.

– Это уж слишком! – прошептал Жюв.

– Да, слишком, – согласился Фандор.

Журналист внезапно нахмурил брови и выругался:

– Черт возьми, что бы это могло значить? Не может быть, чтобы Валентина де Леско посмеялась надо мной таким образом. Я не вижу, с какой целью она бы так поступила. Но все же, если она нашла дом обитаемым вчера, то именно вчера ее шантажировали и украли у нее два бриллианта, создав соответствующую обстановку. Недопустимо, чтобы все это разобрали в течение дня. Ну что ж, посмотрим…

24
{"b":"1288","o":1}