ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так мы вернем пакет? – спросил он осторожно.

– Принесите мне эту коробочку, – был ответ.

Она тотчас оказалась в его руках.

– Нельзя задерживать этот пакет, – заметил приемщик, – он адресован господину Авару, шефу Службы безопасности. Мы не имеем права задерживать его. Вот так штука! Хотел бы я знать, какой кретин решился послать его по пневматической почте. В результате могла бы остановиться вся линия в течение четырех – пяти ближайших дней и, наконец, если бы линию заблокировали…

Он не стал более сгущать краски, этот добрейший человек, и закончил свои высказывания, передав коробочку служащему.

– Отнеси это немедленно, но потребуй расписку! Коробочку надо куда-нибудь запрятать, всякое может случиться. К тому же, это необычная посылка. И я спрашиваю себя, не перестанет ли существовать пневматическая почта, если почтовое отделение будет работать постоянно и регулярно! Что вы на меня так уставились?

Служащий не задавал более вопросов, он только очень торопился, так как подошло его время ухода с работы.

– Эй, парень! – позвал он молодого телеграфиста, который выделывал выкрутасы на мотоцикле, раскатывая по улицам Парижа.

– Отвези это срочно в сыскную полицию и передай в собственные руки, получив расписку.

Отдав приказание и наконец освободившись, служащий подбросил вверх шляпу, затем поспешно стал собираться.

– До свидания, друзья. Я сматываюсь, – сказал он своим товарищам. – Начальник ворчит в своем кабинете. Не знаешь, какую работу он еще сможет взвалить на тебя.

Служащий ушел. Молодой телеграфист положил в свою сумку ту коробочку, само присутствие которой совсем недавно так взбудоражило все почтовое отделение торговой палаты, и, гордый от возложенной на него задачи, поехал в полицию. По пути он забавлялся тем, что подражал крикам различных животных, начиная от быка и лошади, затем переходя к соловью, вороне, сверчку и заканчивая кошкой… Впрочем, у него это получалось совсем неплохо.

Спустя несколько минут он оказался на набережной Орфевр, в мрачных кулуарах Службы безопасности, где осторожный привратник остановил его при входе:

– Ты хотел бы получить расписку за это? Ну, разумеется, только сам мсье Авар мог бы тебе ее дать, потому что пакет адресован именно ему. Подожди немного. Он занят с инспектором. Я тебе принесу расписку через две минуты.

Мсье Авар, шеф Службы безопасности был действительно занят с инспектором по имени Жюв.

Ранним утром Жюв пришел сюда на набережную Орфевр для «необычного доклада», заранее записавшись в список желающих посоветоваться с шефом.

Накануне Жюв очень поздно расстался с Фандором. Журналист подробно и тщательно познакомил его с данными, фигурирующими в рассказе баронессы Валентины де Леско.

Фандор объяснил ему позицию молодой женщины, в какой степени искренней она ему показалась, и мало-помалу ему пришлось разделить с Жювом убеждение, что на улице Жирардон происходят какие-то непонятные чудеса, в которых очень трудно разобраться.

Именно эту мысль и старался внушить Жюв мсье Авару в течение целого часа.

Жюв не был красноречив, но его высказывания отличались четкостью и определенностью. Его речь всегда была предельно точна, ему всегда удавалось подобрать интересные аргументы, отличительные детали.

– Шеф, – говорил Жюв, – эта баронесса Валентина де Леско, сведения о которой я собрал сегодня утром, весьма уважаемая женщина. Она красива, богата, занимает независимое положение в обществе. То же можно сказать и о ее муже. Прислуга ничего не знает о любовниках, просто легкий флирт! Это та дама, которая обратилась к Фандору, как я уже вам говорил, по поводу украденных у нее бриллиантов. Но насколько с точки зрения Валентины де Леско все кажется понятным, настолько с точки зрения авантюры, жертвой которой она стала, все неясно, запутано. Я напомню вам детали, шеф. История с музыкой, экстравагантное объяснение в любви, безумие! Невидимый собеседник! Внезапные жалобные вздохи и музыкальные репризы! И наконец – желание избавиться от посетительницы! Обнаружение на улице пропажи кулона и наблюдение, установленное за дамой при ее возвращении домой!

Сюда следует отнести еще результаты посещения особняка Фандором и мной, во время которого мы обнаружили, я уже говорил вам об этом, что особняк на улице Жирардон не только пуст и необитаем, но заброшен уже много месяцев, лет, согласно мнению ближайших соседей.

Как же нам выпутаться из этого положения?

Жюв замолчал, устремив вопрошающий взгляд на мсье Авара.

Шеф Службы безопасности, стараясь что-нибудь понять, к несчастью, находился в том же затруднительном положении, что и Жюв.

Несомненно, что Валентина де Леско, согласно ее социальному положению, была не способна на ложь. Значит, то, что с ней произошло, произошло на самом деле. Однако было весьма очевидным, согласно даже сведениям Жюва, что особняк на улице Жирардон необитаем уже давным-давно, и вследствие этого Валентина не могла там увидеть то, что, как ей казалось, она видела.

У мсье Авара вдруг появилась идея.

– По правде сказать, Жюв, – объявил он, – у меня вдруг возникла странная мысль. Представьте себе, о чем я подумал?

– О чем же? – спросил Жюв.

– Несомненно, это действие опиума. Опиум вызывает навязчивые идеи, мечты, галлюцинации. Не так ли?

Мсье Авар, будучи шефом Сюртэ, имел один большой заскок. В течение некоторого времени он руководил многочисленными операциями, направленными против курильщиков опиума, что было весьма распространенным в Париже явлением, и теперь его мысли постоянно витали вокруг дел, историй курильщиков, торгашей-спекулянтов…

Как говорили полицейские, он «зациклился» на этом, стараясь все объяснить именно с этой точки зрения.

– Вот невидаль, – ответил Жюв. – Это чертовски неопределенно, то, к чему вы клоните, шеф! Вы полагаете, что мадам де Леско просто жертва опиума. Тогда, выходит, что она покуривает опиум… а мы об этом ничего и не разузнали. Вот напасть какая!..

Жюв замолчал на несколько минут, подумал, затем добавил:

– Но имеются такие факты, которые просто трудно объяснить только действием наркотика… Я допускаю еще историю с необитаемым домом, звучание музыки, голубоватое освещение, словом, весь набор данных, связанных с курением опиума. Но как же связать пропажу, воровство бриллиантов с действием наркотика?

Именно в тот момент, когда Жюв стремился увести своего шефа от выдвигаемой им ошибочной версии, вошел привратник.

– Мсье Авар, – объявил этот славный человек, – на ваше имя поступила пневматическая почта… Нужна ваша расписка, в связи с тем, что это коробочка, а не конверт…

– Что? – спросил мсье Авар, не уловив смысла объяснения привратника. – Что вы мне тут рассказываете?

Привратник извинился.

– Я повторил только то, что сказал мне парнишка, – прошептал он.

И поскольку в сущности это так мало значило, мсье Авар поставил подпись, ни на чем не настаивая.

– Подайте-ка мне ее сюда!

Привратник вышел. Шеф Службы безопасности, взяв посылку в руки, был очень удивлен.

– Весьма странно, – произнес он, бросив взгляд на Жюва. – Подумайте только, мне посылают посылку по пневматической почте! Интересно, с какого почтового отделения ее могли бы выслать?

Мсье Авар поступил так же, как ранее приемщик, – он искал штемпель на маленькой коробочке, но не нашел его.

– Да, весьма странно, – повторил снова шеф.

И он развернул пакет.

Содержимое коробочки удивило в равной степени одного и другого.

– Вот те на! – произнес Жюв…

– Черт возьми, ничего подобного я не ожидал от этой посылки! – прошептал мсье Авар.

И он протянул Жюву тонкую цепочку из платины с подвешенными на ней двумя бриллиантами.

– Это кулон мадам де Леско?

– С виду похож…

Жюв вынул из своего кармана описание исчезнувшей загадочным путем драгоценности, выполненное Фандором под диктовку Валентины де Леско.

– Да, совершенно точно, – сказал Жюв, – именно то, что нам нужно. Тот самый кулон. Но в таком случае, шеф, мадам де Леско все это не пригрезилось, черт возьми!.. Вор, наверное, узнал, что мы производили обыск в доме на улице Жирардон.

26
{"b":"1288","o":1}