ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Подумать только! Это не мой благодетель барон де Леско! Ему бы больше подошли желтые цветы, да и вообще он, наверное, считает, что лучше быть обманутым, чем слепым. А вот и альфонс появился!

Тот, кого Зизи обозвал «альфонсом», был на самом деле доктором Морисом Юбером. Он шел размашистым шагом, несколько свысока поглядывая на толпу, заполнившую тротуары, прогуливаясь, очевидно, с целью поддержания режима, а не для того, чтобы покрасоваться в лесу в такое время. Было не похоже, чтобы он кого-то ждал или выслеживал кого-то.

Но вопреки безукоризненному поведению молодого человека, Зизи подумал о нем плохо: «Для меня старается. Знаем мы эту комедию. И он, и Валентина только вид делают, что удивлены встречей. Держу пари, ставлю слона против блохи, что речь идет о свидании».

Между тем двухколесный экипаж уже приближался к доктору Юберу.

Валентина обратилась к нему:

– Мсье Юбер, мсье Юбер?

Доктор тотчас обернулся:

– Вы, мадам? Очень рад вас видеть.

Валентина остановила свою лошадь, протянула руку услужливому молодому человеку.

– Я тоже очень рада. Разве вы не знаете, что я часто утром встречаю здесь своего мужа.

– Барон в лесу?

– У нас здесь назначено свидание с ним.

«Правильно», – подумал Зизи, скрестив руки на груди с безгрешным видом, внутренне ликуя при мысли, что он причиняет много хлопот своей хозяйке, злоупотребляя ее доверием, но все-таки он не настолько простодушен, чтобы позволить себя одурачить.

Морис Юбер, приблизившись к коляске, стоял, опираясь на трость, и, казалось, приготовился к продолжительной беседе с молодой женщиной. Он спросил:

– Вы не сойдете с коляски, чтобы немного пройтись?

«Как бы не так!» – хотелось крикнуть груму.

Он уже приготовился открыть дверцу, но Валентина покачала отрицательно головой.

– Нет, это невозможно из-за пони! – сказала она. – Когда я вот так держу его, – это послушное животное, но, в сущности, он очень пуглив. Только одна я могу править им.

«Одна… но вместе с другими», – опротестовал мысленно Зизи.

Между тем Валентина де Леско и Морис Юбер продолжали поддерживать разговор.

Молодая женщина, казалось, и не торопилась уходить, доктор Юбер тоже никуда более не спешил.

– Вы не собираетесь нас навестить в один из вечеров? – спросила Валентина. – Вы знаете новость?

– Какую новость?

В тот самый момент, когда Валентина хотела ответить, всадник в лице барона де Леско остановил свою лошадь и слишком проворно для своего возраста спрыгнул на землю рядом с коляской.

– Очень рад видеть вас, Юбер, – сказал он. – Но, Бог мой, так удивительно встретить вас в лесу утром. Вы уже успели прогуляться пешком?

Любопытно было в этот момент наблюдать за лицом Зизи…

«Вот это да! – подумал грум. – Вот так ревнивец! Очень хорошо! Черт возьми! Как они его, должно быть, проклинают!.. Однако она сказала правду, что собирается встретиться с мужем».

Валентина действительно сказала правду. Барон не выразил никакого удивления, встретив свою жену здесь. После того как он сердечно пожал руку доктору, он склонился перед Валентиной и галантно поцеловал кончики ее пальцев:

– Вы очаровательны, моя дорогая, и я благодарен вам за то, что вы приехали забрать меня с собой!..

Юбер отвечал барону де Леско в такой же насмешливо-шутливой манере:

– Ну, разумеется, я здесь! Время от времени, барон, я не пренебрегаю тем, что совершаю прогулку пешком, и я вознагражден за это, так как имел удовольствие встретить вас здесь. Вы как раз прибыли в тот момент, когда мадам де Леско собиралась сообщить мне новость…

– И даже большую новость, – продолжала Валентина. – Мой дядя Фавье, мой единственный родственник, весьма своеобразный, но славный человек, только что сообщил мне вчера депешой, что собирается провести некоторое время во Франции. Это сообщение – большое событие для нас, и вы, наверное, знаете, Юбер, что мой дядя имеет огромное поместье в Америке и только изредка может вырваться оттуда.

Конь барона де Леско начал проявлять нетерпение. Это было красивое животное, нервное и горячее, которое с трудом можно было удержать на месте.

– Вы позволите? – извинился барон. – Я только поднимусь вверх до мостика, чтобы вернуть на конюшню мою верховую лошадь, и затем присоединюсь к вам.

Он прыгнул в седло, пришпорил коня…

«Вот так дела! – подумал Зизи. – Он скромный, но глупый этот „законный“ супруг! Не успеешь и оглянуться, как эти голубки устроят себе свидание…»

По мере того как барон удалялся, Морис Юбер, имевший ранее насупленный вид, становился все более жизнерадостным. Посмотрев внимательно на Валентину, он сказал:

– Вы восхитительно прекрасны, вы превосходно выглядите. Но я не буду добавлять «в это утро», ибо, действительно, вы хорошеете с каждым днем!

Валентина пожала плечами и, как бы не обращая внимания на комплимент, спросила его:

– А вы все продолжаете заниматься? Вы не изменили тему вашей работы в больнице?

При слове «больница» Юбер снова наморщил лоб.

– Конечно, – вздохнул молодой человек. – Я все время несу это бремя, притом достаточно тяжелое. Но я хотел бы вам задать один вопрос…

– Какой же? Вопрос, связанный с клиникой?

– Почти.

Юбер колебался, так что у Зизи было время для рассуждения.

«Вот как они говорят о любви! – думал грум. – И ничего удивительного! Черт возьми! Какие глупые эти богатые люди!»

Юбер, однако, снова возобновил разговор:

– Представьте себе, мадам, что вчера вечером ко мне поступил один несчастный, слепой, может быть, даже сумасшедший, в общем, я о нем ничего не знаю. И этот странный человек, жертва несчастного случая на набережной, имел в петлице странные цветы… черные розы.

Валентина тотчас переспросила:

– Черные розы?

На что намекал доктор Юбер?

Почему он сообщил ей о черных розах, тогда как она сама несколько дней тому назад совершенно неожиданно получила букет из черных роз?

– Ну так что же, – спросила Валентина немного раздраженно, – что вы хотели бы узнать?

– Позвольте мне закончить, – спокойно ответил доктор Юбер. – Естественно, услышав об этих странных черных розах, которые мне так и не пришлось увидеть, я вспомнил, как совсем недавно вы упрекали меня в том, что именно я послал вам столь странный букет…

– И тогда?

– И тогда я специально занялся раненым. Любопытная вещь, было почти невозможно заставить говорить этого человека, вытянуть из него хотя бы что-нибудь понятное. Он произносил только одно ничего не значащее слово, которого я не понимал. Он повторял все время: «Жап»… «Жап».

Валентина очень удивилась. Зизи же, не пропускавший ни одного слова из разговора, был просто ошарашен.

– «Жап», – продолжал доктор Юбер, – так мало значит, что мне пришла в голову мысль, вдруг совершенно случайно вы знаете кого-нибудь с таким именем. Допустим, продавца цветов… Разумеется, совершенно случайно… Слово «Жап» произносил человек, носящий в петлице пиджака черные розы, точно такие же редкие цветы, которые вы получили совсем недавно… И поэтому…

– Вы безумец, – возмутилась она. – Я ничего не поняла из того, что вы мне здесь рассказали!

Молодая женщина выглядела встревоженной, это сразу бросалось в глаза. Ее голос дрожал, когда она обратилась к только что вернувшемуся барону де Леско:

– Вы пропадали так долго, мой дорогой, я даже подумала, что вы уже уехали.

– Ничего не поделаешь, мой друг, но я попросил накрыть чем-нибудь в моем присутствии мою бедную лошадь, она очень разгорячилась.

Еще несколько минут трое друзей поддерживали разговор, затем после сердечного обращения барона де Леско к доктору с просьбой прийти к ним отобедать в один из ближайших вечеров, они разошлись. Супруги покинули молодого человека, уехав в карете.

Оставшись один, доктор Юбер продолжал свою прогулку в глубокой задумчивости. Он шагал, опустив голову и приподняв трость, ударяя ею по совершенно безобидным грудам булыжника.

29
{"b":"1288","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Потерянная Библия
Голос рода
Царство мертвых
Цветы для Элджернона
Однажды в Америке
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Идеальный аргумент. 1500 способов победить в споре с помощью универсальных фраз-энкодов
Понаехавшая
Двойной удар по невинности