ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После приступа кашля Малыш пожал плечами и с философским видом заметил:

– Она побьет меня, только и всего…

– Конечно, побьет, – воспринял это Зизи как вполне обычное дело. – А твой отец?

– Он ничего не заметит…

– А если бы заметил, задал бы новую взбучку?

– Вполне возможно.

Зизи сплюнул:

– Точно такая же семейка, как и моя. А чем занимается твой отец в перерывах между едой?

Малыш поднял голову.

– Знаешь, мой отец не совсем мой и моя мама не совсем моя. Обо мне заботится совет попечителей. Я безродный. У меня есть только мои хозяева. Они содержат манеж.

– Манеж? – переспросил Зизи. – Манеж для лошадей? Настоящих лошадей?

– Нет, – возразил Малыш, – манеж для деревянных лошадей, карусель…

Зизи заметил неодобрительно:

– Нечего мне голову морочить… Никакой карусели на улице Шампьонне нет!

Малыш в свою очередь сплюнул, чтобы выглядеть настоящим мужчиной:

– Я морочу тебе голову? – переспросил он. – Ты мне не веришь? Не веришь даже тому, что у нас живет красивая девушка и что отец стережет ее, чтобы она не убежала?

Услышав об этом, Зизи просто сгорал от любопытства.

– Подружка у тебя? Возможно ли это? Ты слишком продувной бестия для твоего возраста! А твоя семья, как мне кажется, занимается торговлей и спекуляцией барахла?

Зизи подумал, что уже пора отправляться в «Голубой каштан», где он рассчитывал найти Гаду и получить от нее долгожданную монету в сто су. Поскольку улица Шампьонне расположена не так далеко от прохода в Сен-Уэн, то стоило пойти вместе с Малышом.

Итак, мальчуганы отправились в путь.

По дороге Зизи расспрашивал Малыша. Пока еще он и сам не знал, пригодятся ли ему вообще эти сведения, но, тем не менее, ему нравилось с ним болтать.

Значит, у них действительно находилась какая-то молодая девушка, за которой его отец постоянно следил. Как же она попала к ним?..

На этот вопрос Малыш не мог ответить.

– Я не знаю, – доверчиво сообщил он. – Но она красивая девушка. Как-то вечером Бедо появился у нас. «Слушай, Тулуш, – сказал он моей матери, – посылка здесь. Оплачено вперед. Надо следить за тем, чтобы она не умерла и, главным образом, чтобы не сбежала».

Все сказанное было не совсем понятным, но Зизи дрожал от возбуждения, слушая Малыша.

– Ты сказал, что твою мать зовут Тулуш? А кто на самом деле твой хозяин Бедо?

Зная хорошо Иллюминатора и Горелку, он слышал также и о мамаше Тулуш, и о Бедо.

Было бы невозможным, родившись и проживая в Бельвиле, свободно скитаясь целыми днями по улицам и бульварам, не слышать много раз о трагических личностях, которые в той или иной степени были связаны с бандой Фантомаса.

Тулуш, черт бы ее побрал! Зизи нисколько не сомневался, что она, как и Гаду, была отвратительной мегерой. Вроде бы, она была скупщицей краденого и могла, в случае необходимости, не остановиться и перед преступлением.

Бедо же был сомнительной личностью, жестоким убийцей. Обладая холодной преднамеренной жестокостью, он, как предполагали, мог пролить кровь ради забавы и, как считали, ради удовольствия.

– Да, братец мой, – заключил Зизи, – твоя семейка не для светских приемов! Однако отведи меня к твоей подружке, которая живет у вас. Теперь, когда мы друзья…

Два часа спустя Зизи вошел в «Голубой каштан». Здание почти не изменилось с того, весьма отдаленного времени, когда банда Фантомаса устроила там свою штаб-квартиру.

Как всегда, этот кабачок, расположенный в нескольких шагах от кладбища, посещали люди весьма сомнительной репутации: проститутки, сутенеры, хулиганы и даже воры.

Войдя в кабачок, Зизи с удовольствием вдохнул аромат картофеля во фритюре.

– Черт возьми! – произнес он. – Как вкусно здесь пахнет! Можно просто обалдеть от удивления, почему бы мертвецам, находящимся по соседству, не прийти сюда и не заказать по две порции!

Между тем грум, засунув руки в карманы, следил за входом в беседки, украшающие сад.

«Где же моя кумушка?» – думал он.

Вскоре он услышал ее голос:

– Наконец-то пришел, паршивец несчастный. Я жду тебя уже битых два часа! Если ты думаешь, что тебе это просто так сойдет!..

– Сойдет, сойдет, Гаду, – спокойно ответил Зизи, который, услышав крики своей необычной знакомой, проскользнул в одну из беседок.

– Откуда ты пришел? – спросила старуха.

Зизи рассмеялся.

– С чердака, – объяснил он.

Гаду нахмурила брови.

– Я не прошу тебя хитрить, – начала она. – Просто ответь мне, почему ты пришел так поздно?

Зизи любезно улыбнулся.

– С вашего позволения, мадам, я только что совершил прогулку на лошади, и у меня разыгрался аппетит. Что, если бы вы мне предложили две порции жареного картофеля?

Удар кулака пошатнул стол, за который уселся Зизи.

– Откуда ты пришел? – повторила Гаду.

Но Зизи не был настроен разговаривать…

– Так вот. Две порции хорошо поджаренного картофеля! – скомандовал он. – И хорошо посолить.

И только тогда, когда простоволосая женщина в красных ботинках без каблуков, в фартуке в виде грязной тряпки принесла ему две порции жареного картофеля, Зизи согласился отвечать:

– Значит, вы хотите знать, матушка Гаду, откуда я пришел? Да… какие необычные вещи я узнал.

Зизи рассказал о своей встрече с Малышом.

– И притом, матушка Гаду, все, что рассказал этот мальчуган, правда. Представьте себе, он привел меня к себе… Это не обычная тюрьма! Он живет, как и сказал, на одной половине чердачного помещения бывшего депо омнибусов на улице Шампьонне. Теперь, когда лошадей больше нет, чердак вроде бы покинут. Но именно там я нашел деревянных лошадей. Вы меня понимаете?

В этот момент он вздрогнул…

Зизи показалось, что несколько минут Гаду особенно внимательно прислушивается к его словам.

Она побледнела, ее губы дрожали.

– Говори же, говори, – приказывала мегера. – Что же ты увидел там на чердаке?

Зизи продолжал:

– Мы поднялись туда по лестнице, Малыш впереди, я – за ним. И какая удача! Тулуш и Бедо там не было… Наверное, они пошли за тряпками. Что касается молодой девушки, которую они держат тайком, то я ее все-таки видел мельком. Она очень, очень красива. И Малыш не знает, кто она…

– Как же она выглядит? – прервала его Гаду дрожащим голосом.

Зизи подробно описал ее:

– Она высокая, белокурая, с большими глазами. Она очень нежная, но, однако, кажется даже очень решительной.

– Как она одета?

– Смешно… В какое-то мещанское тряпье.

– Где же она живет?

– На чердаке. Ее там запирают, и она не может пошевелить ни рукой, ни ногой.

– Ты разговаривал с ней?

– Разумеется, нет! – запротестовал Зизи. – Еще не хватало мне вмешиваться в эти дела! Бедная девушка, она живет даже не на чердаке, а в маленькой комнатке. Малышу также запрещено с ней разговаривать. Он мне ее показал через дырку между досками. Вроде бы, Тулуш и Бедо знают все о ней. Они и передают ей еду.

Заканчивая рассказ, Зизи вдруг наклонился к Гаду и спросил ее:

– А зачем вам все это нужно знать? Может быть, лучше вам рассказать, как обстоят дела на улице Спонтини?

Но Гаду только пожала плечами:

– Как там обстоят дела? Да плевать я хотела на эти дела!..

И в то время, как Зизи остолбенел, не понимая, что же происходит, Гаду вынула из своего кармана две монеты по сто су и бросила ему. Он сразу же положил их в карман.

– Ну, а теперь проваливай отсюда! – сказала старуха. – И не говори о нашем разговоре никому! Да, через два дня в девять часов вечера приходи сюда же.

– Если я смогу! – запротестовал Зизи.

Гаду огрела его взглядом:

– Нужно, чтобы ты смог, и ты сможешь! К тому же, если ты придешь, то получишь много, много денег.

Когда полчаса спустя Зизи, удивленный всем, что с ним произошло во второй половине дня, спешил вернуться в Париж, чтобы добраться до улицы Спонтини, Гаду в «Голубом каштане» чокалась рюмкой с новым компаньоном – Горелкой.

32
{"b":"1288","o":1}