ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он сказал им:

– Виконт де Плерматэн, рабочий Морис, князь Владимир – одно и то же лицо, как вы знаете. Но вы не знаете того, что этот человек, которого вы хотели бы арестовать, – мой сын… Владимир – сын Фантомаса!

Затем шар, увлекаемый потоком воздуха, поднялся в небо и поплыл среди туч!

Подхваченный, как соломинка, ураганом и бурей он с головокружительной скоростью пронесся над крышами города Булонь, затем завис над морем, неспокойным и серым, насыщенным морскими туманами.

Жюв и Фандор были тесно прижаты друг к другу, как бы замурованы в этой сетке, завязанной над их головами; они не могли сделать ни одного движения. Достаточно было оглядеться, чтобы оценить свое положение. Сетка, в которой они находились, была привязана к нижней части гондолы толстой веревкой длиной в два – три метра.

Если бы эта веревка лопнула или оторвалась, тогда они полетели бы в бездну. С другой стороны, они отдавали себе отчет, что если сетка, с находящимися в ней пленниками, останется прикрепленной к воздушному шару, их положение не будет лучшим, поскольку аэростат, увлекаемый бурей, может затеряться в открытом море.

Напрасно они пытались добраться до гондолы, чтобы иметь возможность – последняя надежда! – втянуть веревку в отверстие сетки… Неудача подстерегала их.

Шар, сотрясаемый порывами ветра, то поднимался на большую высоту, то вдруг стремительно падал вниз. После двух или трех попыток Жюв и Фандор, по-прежнему находящиеся в своей сетке, столкнулись с поверхностью моря, касаясь гребня волны, создаваемого яростным водоворотом. Затем шар подпрыгнул, снова поднялся в небо, чтобы вновь опуститься вниз, исчерпав свои силы в борьбе против ненавистной стихии.

– Жюв, мы погибли! – произнес Фандор.

– Я тоже так считаю, – ответил полицейский.

Несмотря на создавшееся угрожающее положение, двое мужчин продолжали обмениваться мнениями по поводу того, что особенно их волновало. Казалось, к надвигавшейся смерти они относились совершенно равнодушно.

– Вы слышали? – спросил Фандор. – Фантомас сказал нам, что Владимир его сын!

Инспектор кивнул головой, в то время как своими нервными руками он старался ухватиться за звенья сетки, чтобы принять более удобное положение.

– Вот уже несколько месяцев, – сказал он, – личность Владимира казалась мне подозрительной, я предполагал, что его происхождение какое-то таинственное, но не мог даже подумать, что отцом этого преступника является Гений зла.

Внезапно Фандор закричал.

– Что случилось? – спросил Жюв встревоженным голосом. Он подумал, что, быть может, Фандор ударился, или произошли какие-либо события, которые приблизили их к драматичной развязке.

Но Фандор не выглядел страдальцем, наоборот, он смеялся, потому что ему удалось спастись от сильной волны, которая могла их раздавить.

– Я подумал, – сказал он голосом, трепещущим от переполнявших его чувств, – что если Владимир – сын Фантомаса, то возможно, что Элен не дочь этого злодея.

Элен!

При этом имени глаза журналиста вдруг наполнились слезами.

– Боже, – прошептал он, – я ее уже никогда не увижу! Это конец.

И несчастный постарался выпрямиться. В течение долгих минут он предпринимал страшные усилия, чтобы вынести страдания, которые испытывал: чрезмерная усталость сковывала его тело, угрожая перерасти в паралич.

Но Жюв, держась одной рукой за сетку, другой прикоснулся к его плечу.

– Сохраняй мужество, Фандор, – крикнул он. – Еще не все потеряно.

Полицейский в течение одной секунды оценил ситуацию.

Он отдавал себе отчет, что если воздушный шар опустится на уровень волны, то ветер унесет его в сторону открытого моря. Но он также отметил, что если шар поднимется на высоту пятьдесят или шестьдесят метров от земли, то попутным ветром его отнесет по направлению к земле.

Если же аэростат сможет продержаться на такой высоте, то они имеют шанс возвратиться на землю. Тогда можно надеяться на спасение.

Для того, чтобы воздушный шар смог продержаться, следовало уменьшить его нагрузку.

В нескольких словах Жюв объяснил Фандору ситуацию.

Последний тотчас все понял и спокойным голосом произнес:

– Из сказанного тобой, Жюв, я сделал вывод, что наш шар слишком нагружен и нас обоих ждет смертный час. Но если один из нас пожертвует собой, то другой должен спастись.

– Да, это мое мнение, – подтвердил Жюв.

Полицейский вдруг содрогнулся, и Фандор сразу же объявил:

– Мой дорогой Жюв, я говорю вам: прощайте!

И журналист, вынув из кармана перочинный ножик, хотел разрезать звенья сетки, чтобы выйти из нее и броситься в море.

– Что ты делаешь, Фандор? – закричал встревоженный Жюв.

Журналист нашел в себе силы, чтобы улыбнуться:

– Видите ли, Жюв, на журналистском языке это звучало бы следующим образом: «Я открыл дверь и сделал вам реверанс!»

Полицейский вцепился в руки Фандора и вырвал перочинный ножик.

– Ты не сделаешь этого, Фандор!

– Почему же, Жюв?

– Потому, – продолжил полицейский, – что это должен сделать я. Ты знаешь, что я отличный пловец, и, быть может, мне удастся выпутаться из беды.

Журналист иронично улыбался.

– Посмотрите-ка, – сказал он просто.

И указал глазами на море. Было отчетливо видно, что в таком море не только плавать, но даже продержаться некоторое время было бы невозможно.

– К тому же вы меня обижаете, Жюв. Я такой же хороший пловец, как и вы, – сказал Фандор.

Между тем полицейский продолжал.

– Послушай меня, малыш, – произнес он твердо, – нужно рассмотреть ситуацию спокойно и основательно. Совершенно очевидно, что тот из нас, кто бросится в воду, имеет тысячу шансов против одного не выйти оттуда живым. Но также очевидно, что тот, кто останется в этой сетке и будет утащен вместе с воздушным шаром по направлению к земле, имеет несколько больше шансов спастись.

– Разумеется, – ответил Фандор, – но я не могу понять, к чему вы клоните.

– К тому, – сказал Жюв, – что именно я должен спрыгнуть в море, а ты должен остаться.

– Почему же? – спросил Фандор, который теперь придерживал ладонь Жюва, как ранее Жюв остановил вовремя его руку, помешав перерезать сетку. – У вас нет причин, – продолжал он, – чтобы жертвовать собой. Моя жизнь по сравнению с вашей не представляет никакой ценности. И вы должны жить, Жюв, чтобы выполнить свой долг. Вы должны выследить Фантомаса, одержать верх над ним и сохранить себя живым, чтобы продолжать борьбу и довести ее до победного конца.

Но Жюв возразил:

– Я не согласен с тобой. Я считаю, что ты должен остаться в живых, Фандор, потому что ты любишь и любим. Элен рассчитывает на твою защиту, на твою любовь, ты не имеешь права умереть.

– Вы не имеете права покинуть меня, Жюв…

Мужчины смотрели друг на друга со слезами на глазах.

– Фандор, ты должен остаться, – настаивал Жюв.

– Не двигайтесь, Жюв, – объявил Фандор, – или я обгоню вас и выброшусь в море первым!..

Внезапно они вынуждены были прервать выдвижение своих доводов «за» и «против», так как воздушный шар, гонимый шквальным ветром, начал стремительно снижаться к морю, и сетка с находящимися в ней пленниками, погрузилась в середину волны. Они появились оттуда полузадохнувшиеся, насквозь промокшие, но с просветленными лицами.

– Жюв!

– Фандор!

Теперь они все поняли.

Ни за что на свете они не покинут друг друга, прекрасная борьба за первенство в благородстве показала, насколько их решения были неправомерны; теперь же они или оба погибнут, или спасутся вместе!

Итак! Эта гипотеза должна была осуществиться.

Воздушный шар, сотрясаемый бурей, все более оседал, а несчастные пленники, совсем окоченевшие от холода, становились все более равнодушными к противостоянию, к борьбе.

Кроме того, с каждой минутой увеличивалось расстояние, отделявшее их от твердой земли. В определенный момент у них создавалось впечатление, что вихревая буря приближала их к земле, но другой поток снова отдалял их от заветной цели. Они чувствовали себя заблудившимися, потерявшимися в разгулявшейся морской стихии!

4
{"b":"1288","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Орудие войны
Одиночество в Сети
Люди черного дракона
Путь Шамана. Поиск Создателя
Печальная история братьев Гроссбарт
Черная кость