ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькое счастье. Как жить, чтобы все было хорошо
Войти в «Поток»
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Бывший
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Диссонанс
Расколотые сны
#Selfmama. Лайфхаки для работающей мамы
A
A

Жюв видел вдали в ночном тумане светящийся ореол, образованный большими электрическими лампами, освещающими круглую площадь Звезды, и подумал: «Хорошо бы заказать другую коляску, иначе я не смогу слезть отсюда на Елисейских полях». И в этот момент вдруг с неслыханной быстротой развернулись фантастические события.

Сначала внутри фиакра раздался резкий, сухой, четкий выстрел…

Это был выстрел из револьвера.

В тот же момент из фиакра послышался крик ярости, боли и тоски одновременно:

– Ко мне! На помощь!

Затем раздался ужасный хрип… дверца кареты открылась… кто-то выпрыгнул из фиакра и стал убегать…

Жюв еще не справился с волнением, он еще едва представлял, что произошло, а фиакр уже пустился галопом…

Полицейский соскочил на дорогу…

Он закричал кучеру:

– Остановитесь! Ради Бога! Остановитесь…

И так как фиакр остановился, Жюв наклонился к дверце и застыл на мгновение, заметив рухнувшее на сиденье тело несчастного Фавье…

– Помилуйте! – воскликнул Жюв.

Он приказал кучеру:

– Оставайтесь здесь!

Инспектор пересек авеню Булонского леса и бросился преследовать убегавшую тень…

Но на бегу он принялся рассуждать:

– Боже мой! Тот, кого я преследую, может быть лишь бароном де Леско!.. Черт возьми! Они были двое в экипаже! Он и дядя Фавье! Значит, это барон де Леско убегает впереди меня… так как Фавье мертв…

Тень, к которой Жюв начал приближаться, должна была в этот момент пересечь большую открытую площадь, которая протянулась перед вокзалом железнодорожного пути на Дофин и барьером Булонского леса.

Беглец, несомненно, старался достигнуть соседних массивов, где можно было легко ускользнуть от преследований…

Итак, когда убийца пересекал площадь, Жюв смог в первый раз различить его силуэт, и тогда новое проклятие раздалось из его уст:

– Черт возьми! Никак, это женщина?..

Она была довольно толстой, вероятно, старой, она, очевидно, выбивалась из сил и бежала с трудом…

– Остановитесь! – вопил Жюв. – Или я стреляю!..

Он почти не надеялся, что беглянка сможет понять его приказания, и был удивлен, увидев, что ему подчинились…

Однако это не был подходящий для раздумий момент… Жюв приблизился бегом к таинственному созданию, которое только что совершило ужасное убийство несчастного Фавье…

И в это мгновение он вновь испытал безумное удивление!

Ведь он знал эту женщину, которая ожидала его, согнувшись пополам и с трудом переводя дыхание! Он ее узнал! Жюв выкрикнул ее имя:

– Гаду! Ведь это Гаду!

Он, конечно, не мог ошибиться…

Зизи описал Гаду Морису Юберу, который слово в слово передал описание мегеры Жюву. Это была, действительно, Гаду, к которой бросился инспектор.

– Именем закона! – начал Жюв. – Я вас арестую!..

Но крик боли прервал его фразу…

Жюв на самом деле испытывал ужасные мучения…

Женщина, которая его ожидала, внезапно выпрямилась. Она одним жестом бросила что-то в лицо Жюву… Затем с громким демоническим смехом снова пустилась бежать и исчезла в направлении Булонского леса…

Что касается несчастного полицейского, сил его хватило только на то, чтобы оставаться на месте, ругаясь, проклиная, извергая брань! Он только что был ослеплен горстью перца, брошенного в глаза!

Жюв страдал. Он тщательно вытер лицо и побежал на стоянку фиакров, которая находилась за углом бульвара Фландрэн, чтобы зачерпнуть там немного воды, промыть веки и вернуть себе способность ясно видеть…

Но, увы, уже было поздно. Любое преследование было бы напрасным…

– Черт побери! – выругался полицейский. – Что все это значит? Гаду, значит, была знакома с дядюшкой Фавье, так как он не удивился, когда увидел ее в фиакре?.. Однако мне кажется, что я слышал голос Жоффруа де Леско, обращающегося к миллионеру, когда тот поднялся в карету…

Но и на этот раз Жюв не погрузился в бесплодные размышления. Он торопился вымыть лицо свежей водой, затем снова вышел на авеню Булонского леса, где должен был стоять фиакр. Здесь Жюва снова ждал «сюрприз». Подходя к авеню, он увидел, что там никого не было, фиакр уехал…

– Значит, кучер был соучастником? – задал себе вопрос Жюв.

И он горько пожалел, что не запомнил номер фиакра…

В два часа после полуночи, спустя сорок пять минут после трагических событий, Жюв позвонил в дверь особняка на улице Спонтини.

Он нашел дом обезумевшим, Валентину – на пределе отчаяния…

Трое городских полицейских только что доставили молодой женщине носилки с телом дяди Фавье!

В свою очередь Жюв в первый раз начал терять голову.

– Ну и дела! Где нашли труп? – спросил он.

– На Елисейских Полях, господин инспектор…

– А почему вы его доставили сюда?

– В его кармане имелась визитная карточка с именем барона де Леско.

– Но где же сам барон де Леско?

Ответила Валентина:

– Я не знаю! Я схожу с ума от волнения! Муж уехал вместе с дядей, пока он еще не вернулся…

Все это было настолько ошеломляющим, что Жюв серьезно спрашивал себя, не оказался ли он жертвой трагического кошмара, когда в дверь позвонили…

Жюв сам побежал открывать.

– Кто? Кто там? – спросил он запыхавшимся голосом.

Он увидел мундиры полицейских.

Стражи порядка поддерживали под руки человека, которому они помогали идти и которого Жюв узнал сразу же:

– Барон де Леско! – закричал он. – Вы! Вы! Но что же случилось?

Бригадир, находившийся позади полицейских, подошел, схватил Жюва за руку и силой оттеснил его назад!

– Ни слова, – сказал он, – тсс!.. Не утомляйте этого несчастного!

– Но, черт подери, объясните мне…

– Вот в двух словах. – Бригадир сделал паузу, откашлялся, чтобы прочистить горло, и с важным видом приступил. – Представьте себе, что мои полицейские нашли этого бедняжку на берегу Сены. Он жестикулировал, как безумный, и выкрикивал странный призыв: Жап! Жап!

– И тогда? – взволнованно спросил Жюв, бледнея. – И тогда, что вы сделали?

– Черт возьми! Его обыскали, нашли его имя, адрес, и, естественно, видя, что этот господин из «благородных», я решил его доставить домой… Это сумасшедший, а?

Очевидно, бригадир принял Жюва за одного из обитателей дома. Жюв не старался, чтобы его сразу признали.

– Сумасшедший, – спросил он, – но почему?.. Что вас заставляет так думать?

– Почему он все время говорит «Жап»?.. И почему у него такое странное поведение?

Сначала Жюв ничего не ответил.

Инспектор размышлял, спрашивая себя, действительно ли барон де Леско охвачен безумием.

Но простое совпадение казалось странным.

Кто же сделал так, что этот несчастный обезумел именно в момент ужасной драмы, персонажем которой был его дядя!

Впрочем, совпадение ли это?

И поскольку здесь имелись элементы преступления, к которым примешивался Жап, не следовало ли скорее спросить, не потому ли, что барон де Леско оказался свидетелем убийства в фиакре, он стал сумасшедшим?

Итак, пока полицейский размышлял, бригадир внезапно узнал его.

– Однако, черт возьми! – сказал он. – Я не ошибаюсь! Вы… вы Жюв! Какого дьявола вы находитесь здесь в два часа ночи?

Услышав этот вопрос, Жюв удивился в свою очередь.

– Значит, вы не знаете, что здесь произошло? – спросил он.

– Нет… а что же?

– Только что совершено убийство! – объявил Жюв.

И в то время, как бригадир отступал, охваченный ужасом, Жюв поторопился добавить:

– Однако можно сказать, что самым таинственным здесь является не убийство… безумие, вызываемое Жапом, вот что тревожит!.. А! К делу! Абсолютно необходимо срочно предупредить семейного врача… доктора Мориса Юбера…

Спустя час поспешно вызванный врач прибыл на улицу Спонтини. Барон де Леско в этот момент спал, утомленный, подавленный, одолеваемый ужасными кошмарами, и время от времени шептал совсем тихо, почти беззвучно: «Жап! Жап!»

Жюв обратился к молодому врачу, который только что осмотрел больного.

50
{"b":"1288","o":1}