ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
В самом сердце Сибири
Фатальное колесо. Третий не лишний
Время не знает жалости
Альвари
Выйди из зоны комфорта. Рабочая тетрадь
Стройность и легкость за 15 минут в день: красивые ноги, упругий живот, шикарная грудь
Шаг над пропастью
Истории жизни (сборник)
Тайна тринадцати апостолов
A
A

– Ты понимаешь? – спросила матушка Ландри.

Зизи перечитал открытку: «Жап совершил правосудие, не беспокойте никого».

Резким движением грум вернул маленькую открытку консьержке.

– Честное слово! – проговорил он. – Это дело мне кажется очень запутанным! Привет вашим голубям, матушка Ландри! Займусь-ка я тем, что навещу нотариуса…

И пользуясь растерянностью славной женщины, которая начала находить, что поведение Зизи странное, грум убежал…

По правде говоря, Зизи торопился покинуть дом, где совершилось преступление.

– Во всей этой истории, – сказал он себе, – одна половина событий не понятна, другая тревожит. Самое лучшее, что я могу сделать, это постараться быть в стороне!

Затем он поразмыслил вслух еще:

– Что это значит, к примеру: «Жап совершил правосудие»? Ну и дела! Разве Жап – это господин, который заинтересован в том, чтобы наказать моего отца за то плохое, что он сделал? Жап совершил правосудие… ладно! Но правосудие во имя чего?.. Его участие в убийстве простака Фавье или в похищении пленницы «Деревянных коней»?

– В конце концов, все равно, но мне хотелось бы, чтобы удар нанес не я. Теперь я умываю руки! В любом случае не я укокошил моего папашу, потому как Жап написал, что это сделал он…

Зизи остановился, чтобы лучше подумать.

– В результате, – заметил он, – в этой истории меня тоже наказали, так как, с одной стороны, я сильно впутан, а с другой, сильно раздосадован из-за бумаг, которые находятся в моем кармане!

Зизи снова пустился в путь. Через некоторое время он добавил:

– Правда, я тоже принимал участие в похищении молодой девушки… Может, по этой причине я попал в такой переплет?

Грум перебрал все идеи, приходившие в голову, а затем, казалось, внезапно принял наилучшее решение:

– Фантомас! Жюв и Фандор говорят, что это он убил моего отца! Честное слово, я хотел бы, чтобы было так! Но все же мне кажется, что это скорее Жап! Только вот, кто же это, Жап? А, тем хуже! Пусть сами полицейские и выходят из затруднительного положения… главное, что это не я!..

В этот момент Зизи входил в кафе.

Он заказал стаканчик, попросил все для письма и сунул в конверт акции, которые таким таинственным образом попали к нему.

– Дополним правосудие Жапа, – сказал себе Зизи, – устроив так, чтобы все это попало в те руки, которые имеют на это право.

На конверте вместо адреса он написал:

Господину Жюву, инспектору Сюртэ.

Глава 19

СЕРЬЕЗНОЕ ОБВИНЕНИЕ

– Что ты сказал, Фандор?..

– Да ничего я не сказал! Продолжайте, Жюв… потому что, если я буду вас все время прерывать, очевидно, нам не удастся проделать полезную работу. К тому же вы предупредили меня, что вы торопитесь.

– Действительно!..

Жюв стоял в кабинете Фандора и находился в самом безмятежном настроении. Его беседа с другом длилась едва ли несколько минут, однако, он успел сообщить, что пришел попросить его об «услуге», о «большой услуге», осталось лишь объяснить.

– Мой дорогой, – начал Жюв, – знаешь ли ты, что пустил меня по следу очень странного дела в тот день, когда зашел за мной, чтобы пойти в маленький особняк на улице Жирардон, где, по словам баронессы де Леско, была совершена кража?

– Я знаю это слишком хорошо! – ответил Фандор. – С этого момента дела идут все хуже и хуже. Друг за другом следуют самые необычайные происшествия, вы расследуете, я расследую, весь мир проводит расследование, и никто ничего не понимает…

– О! Ты слишком спешишь! – прервал Жюв с улыбкой. – Ты уверен, что никто не может отгадать, что кроется в этих загадках?

– Черт возьми! А что вы отгадали?

– И ничего, и много! Прежде всего, я знаю, что живет некая славная женщина Гаду, которая убила миллионера Фавье…

– Да, мой дорогой, это вы знаете, но дальше вы не продвинулись.

– Как посмотреть! Наконец, я знаю некого Зизи, который, если я не ошибаюсь, стащил кошелек на улице Спонтини, я тебе это уже объяснял…

– Прекрасно! Но какое это имеет отношение к болезни Жапа?

– Еще раз говорю, поживем – увидим…

Жюв отвечал тоном, выражающим такое сомнение, будто хотел этим формальным способом дать понять, что он подозревал многое, чем крайне озадачил Фандора.

Поразмыслив некоторое время, репортер спросил:

– Вне всякого сомнения, старина Жюв, вы что-то замышляете! Вам что-то пришло на ум! Могу я узнать?..

– Пока еще нет! – решил Жюв, непринужденно смеясь. Затем сказал, извиняясь:

– О! Я не скрываю от тебя тайну, Фандор, но то, к чему я пришел, настолько необычно, что я не хочу тебе об этом говорить, прежде чем не удостоверюсь сам!.. Кстати, ты читал газеты? Ты заметил, что все говорят о явлении Жапа в связи с убийством Коллардона, и никто не хочет верить, что здесь замешан Фантомас?

– Да, – ответил Фандор и прибавил убежденным тоном. – Болезнь Жапа, это какое-то странное безумие!..

– Или банда злодеев, чертовски хорошо организованная и занимающаяся наказанием опасных негодяев… так как, между нами, кучер Коллардон не представлял никакого интереса…

При этих словах Жюв остановился, а затем продолжил скороговоркой, как будто сожалел о своей чрезмерной болтливости:

– Но в настоящий момент речь идет не об этом!

– А о чем же? – возразил Фандор.

– О задержании, которое надо произвести и которое я доверяю тебе…

– Но я ведь не из Сюртэ!

– Это не имеет никакого значения! Вот приказ об аресте. Займись задержанием этого лица, приведи его ко мне, а я сам отведу его в участок…

– Ладно!

Такой образ действия, возможно, был не вполне законным, так как фактически Жюв не имел права поручить своему другу Фандору произвести задержание. Но в этот момент было не до формальностей.

Очевидно, Жюву требовалось освободиться ко второй половине этого дня. С другой стороны, надо было произвести задержание; наилучшим выходом казалось сделать это при помощи друга и таким образом сохранить свою свободу.

– Кого надо задержать? – спросил между тем Фандор.

– Увидишь в приказе об аресте! – смеясь ответил Жюв. – Это так называемый Зизи. Ты видишь, что операция не будет опасной?

– И где же прячется этот мальчишка?

– Я знаю от осведомителей, что его можно найти поблизости от площади Мобер между семью с половиной – восемью часами вечера. Оттуда он убегает в сторону Ботанического сада. Задержи его без скандала, ладно?

– Договорились!

– И сразу же веди его ко мне… Да, если меня не будет, подожди или приходи завтра… Возможно, я не потеряю время даром…

Фандор вновь отметил удовлетворенный вид Жюва, затем взял шляпу.

– Хорошо! Я немедленно иду выслеживать вашего сорванца! – объявил он. – Ну, а вам желаю удачи!

Мужчины вместе спустились по улице Риволи и расстались на Шатле.

– Вам в какую сторону? – спросил Фандор.

– Я возвращаюсь к себе!

– Значит, вы будете работать у себя?

– И да, и нет. Я ожидаю посетителей…

И с загадочной улыбкой, вновь появившейся на лице, Жюв решительно удалился, тогда как Фандор перешел мост через Сену и поднялся на бульвар Сен-Мишель, чтобы оттуда пройти на площадь Мобер и там подстеречь Зизи.

Впрочем, Фандор абсолютно не испытывал затруднений при мысли, что ему надо узнать бывшего слугу Валентины де Леско…

Заинтригованный таинственными событиями, связанными с Жапом, он проводил в течение первых дней официальное расследование, которое ему облегчил Жюв, и, наблюдая за особняком на улице Спонтини, ему много раз представлялся случай увидеть подростка. Фандор полагал, что задержание Зизи не вызывало и не могло вызвать никаких затруднений…

В любом случае Жюв снабдил его точными данными. В семь часов десять минут, когда Фандор, сидя за столиком соседнего трактира, с удовольствием потягивал кружку вкусного темного пива, юный грум появился на площади Мобер.

– Вот и моя дичь! – воскликнул журналист.

Он выполнял свой долг и, не торопясь, пересек мостовую, чтобы остановить Зизи и пригласить его с собой…

54
{"b":"1288","o":1}