ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– У меня есть доказательства, мадам…

– Доказательства! Невозможно!

– Допустим, предположения, но мое убеждение почти незыблемо…

Так как Валентина, онемевшая от ужаса, умолкла, не способная отвечать, Жюв продолжал:

– Ну, мадам, давайте рассуждать! Ваш дядя Фавье был, не правда ли, неимоверно богат, и две недели тому назад вы учли возможность стать законной наследницей, так как являетесь его единственной родственницей?..

– Но, мсье, это не основание!

– Да, мадам, это основание! Смерть вашего дяди должна была вас обогатить. Итак, признайте, что это уже серьезное основание. Но есть и посерьезнее! Я мог бы понять, что вы с нетерпением ожидали кончины вашего родственника, но еще лучше я понимаю, что именно вас заставило поторопить ее, совершив убийство!.. Вы слушаете меня, мадам?

– Мне кажется, что я вижу чудовищный, кошмарный сон!

– Увы, мадам, это не сон! Есть еще кое-что во всем этом, говорил я себе, и вот почему. Я убежден, мадам, – ваш дядя Фавье жил бы еще, если бы вы не узнали, как это узнал я сам вчера во время расследования, что у него возникло намерение изменить свое завещание, оставив большую часть, а, возможно, даже и все имущество в пользу своей любовницы, некой Шоншон, с которой он недавно познакомился… Вы теперь понимаете, мадам, я думаю, ход моих мыслей и почему они пришли в голову? Вы и ваш муж сказали себе…

– Это бесчестно, мсье! – закричала Валентина.

– Вы сказали себе, – продолжал Жюв, даже не повышая голоса, – что надо как можно скорее устранить вашего дядю, пока он не изменил свои завещательные распоряжения! Надо было, чтобы он скорее умер! Вы его убили! О! Все было хорошо подстроено…

Жюв сделал паузу, затем продолжил, пристально глядя на Валентину де Леско:

– Впрочем, мадам, я должен признаться, что уже давно наблюдаю за вами. Хотите узнать, почему вы привлекли мое внимание?

– Говорите, мсье…

– Так вот. Прежде всего, история с вашим кулоном была ловко придумана, так как, естественно, кражи никогда не было.

– Никогда не было? – повторила Валентина, как эхо. – Но вы сами, господин Жюв, вы были…

– Я, мадам, – прервал ее полицейский тоном, не допускающим возражения, – я просто был оставлен вами в дураках! Вы заставили меня принять опиум, вот и все! Впрочем, Жап никогда не существовал! Жап… это вымысел! Ваш вымысел! И если вы хотите знать все, что я думаю, я вам скажу, что Жап – это всего лишь вымышленный персонаж, предназначенный замаскировать личность Фантомаса… вашего повелителя!

Валентина де Леско была в этот момент настолько бледна, настолько растеряна, что она едва могла отрицательно покачать головой.

Жюв машинально пододвинул ей кресло.

– Я уверен в том, что я утверждаю, – сказал он, – так же как, с другой стороны, я уверен, что кучера Коллардона убили по приказу Фантомаса. Это был, безусловно, обременительный сообщник…

Жюв, сказав это, умолк, пристально глядя на баронессу. Она смотрела на него безумными глазами, не понимая его слов. Наконец несчастная спросила:

– Значит, вы меня арестуете?

В ответ на этот вопрос у Жюва появилось какое-то подобие улыбки:

– Боже мой, конечно, нет! Пока еще я вас не арестую…

И так как взгляд Валентины становился все безумнее, как будто горькие мысли неотступно тревожили ее мозг, Жюв продолжил:

– Я не арестую вас, потому что сегодня я не мог увидеться с судебным следователем и получить приказ об аресте! Впрочем, по правде говоря, я считаю, что у меня нет достаточно формальных доказательств вашего преступления. Нет, мадам, я вас не арестую, и вы можете уйти и возвратиться к себе… но…

И Жюв особенно настаивал на этих словах:

– Но я прошу вас быть в моем распоряжении! А также я прошу вас передать мою просьбу господину де Леско зайти ко мне в любое время, начиная с завтрашнего утра. Если случайно я узнаю, что вы намереваетесь уехать, разумеется, я немедленно приму меры, чтобы вам в этом помешать. Следовательно, ваш интерес заключается в том, чтобы спокойно оставаться у себя, вы меня понимаете, мадам?

Растерявшаяся Валентина утвердительно кивнула головой. Жюв продолжал дальше:

– Итак, возвращайтесь в свой дом и ждите, пока я вас не оповещу о своих намерениях! Мне хотелось бы вас предупредить, что для вас наступило время быть очень внимательной. Добавлю, что я желал бы ошибиться, и искренне надеюсь, что вы окажетесь невиновной!.. Вы можете удалиться, мадам!..

Тогда Валентина поднялась, совершенно автоматически…

У нее не нашлось ни слова в ответ; у нее не было сил даже протестовать!

– До свидания, мадам! – повторял Жюв, открывая Валентине дверь.

У молодой женщины вырвался нечленораздельный хрип:

– Я не убийца! Я не преступница!

Как только за Валентиной закрылась дверь, Жюв испустил усталый вздох! Он вытер лоб, усеянный капельками пота, бросил на свою постель огромный револьвер, который не был заряжен, затем обратился к себе с монологом:

– Бедняжка! Это чудовищно жестоко, то, что я только что сделал… но у меня не было выбора. К тому же, благодарение Богу! Теперь я почти убежден, что она не принимала участия в смерти своего дяди… который не был ее дядей… Надо сказать, я противоречил самому себе… Черт возьми! Я хорошо знаю, что кулон был украден! Я хорошо знаю, что Жап и Фантомас не имеют никакого отношения к Гаду!.. И что Коллардон заплатил своей жизнью за соучастие, которое оказалось обременительным!

На мгновение Жюв замолчал, затем продолжил:

– Ах! Если бы только я мог заставить заплакать эту милейшую баронессу де Леско… или направить на нее шланг для поливки… или заставить ее быстро пройтись… неважно, какое средство применить, лишь бы снять ее грим…

Внезапно Жюв пожал плечами.

– Баста! – сказал он. – Не сделать яичницы, не разбив яиц! Правда, все это не объясняет явление Жапа… по крайней мере… В любом случае, не будем терять времени…

Жюв произнес действительно странные слова…

Его поведение было тоже удивительным… Он моментально оделся и сбежал по лестнице. Жюв вышел на улицу приблизительно через три минуты после Валентины.

Как только он оказался на тротуаре, он осмотрелся по сторонам и прыгнул в фиакр.

Глава 20

НЕПРЕДВИДЕННЫЙ ТАЙНИК

В то время как Жюв после визита Валентины де Леско произносил странные слова и, казалось, начал кое о чем догадываться относительно интригующих, ужасных событий, которые его живо интересовали на протяжении нескольких месяцев, что стало с Фандором?

Журналист, с раздражением поклонившись славному малому, сторожу Ботанического сада, удалился большими шагами, показывая всем своим видом, что он отказывается преследовать таинственного Зизи, который таким ловким и непонятным образом ускользнул от него в тот момент, когда он чистосердечно верил, что мальчишка полностью находился в его власти.

Однако действительно ли отказался Жером Фандор выполнить миссию, возложенную на него Жювом? Отказался ли он задержать Зизи? Чтобы так думать, надо было плохо его знать!

Жером Фандор был не настолько наивным, чтобы так легко бросить начатое преследование и так быстро признать себя побежденным!

– Что за черт! – ворчал он, удаляясь и стараясь не поворачивать головы. – Этот проклятый грум, ведь не исчез же он в небе! Не мог же его мимоходом подхватить летчик! Он вошел в сад, значит, должен быть еще там!..

Однако Фандор закончил свое рассуждение фразой, выражающей сомнение.

– Он еще там, – прошептал он, – конечно, если оттуда не ушел!..

Чем больше репортер об этом думал, тем больше убеждался, что Зизи не должен был выйти из Ботанического сада.

Грум все время шагал впереди. Фандор упустил его из вида лишь на секунду, когда переходил через ров с медведями, и трудно было допустить, что мальчишка мог убежать незамеченным. Но что могло с ним произойти?

– Все очень просто, – повторял репортер, останавливаясь позади заросли деревьев, чтобы поразмыслить, – налево перед Зизи было закрытое здание, справа – ров с медведями… позади шел я, а впереди сторож, который закрывал проход… Оставалось уйти под землю!

56
{"b":"1288","o":1}