ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, это целая история… С вашего позволения, с тех пор, как я лишился места, я испытываю нужду… шатаюсь везде и ночую там, где могу… Видите здесь связь?

– Приблизительно, – заметил Фандор, – а дальше?

– А дальше было так. Я познакомился с добрым малым, который приставлен к медведям… И вот!.. Представьте, мсье Фандор, что в один несчастный день он нечаянно отравил одного из своих подопечных, добавив ему в корм крысиный яд. Конечно, малый сдрейфил, так как его могли выставить за порог! «Не расстраивайтесь, – сказал я ему, – сдерите шкуру с вашего медведя, оставьте ее в клетке, а я постараюсь его заменить».

– И ты его заменяешь? – спросил Фандор.

– Точно! – пояснил Зизи. – Когда мне нечего делать, я остаюсь весь день в шкуре, рычу, когда подходят военные и няни с детьми, начинаю крутиться, когда подходят влюбленные. Ночью я шляюсь или нахожусь в шкуре медведя…

В этот момент Зизи артистично скинул оболочку, которая несколько дней служила ему надежным убежищем.

– Сегодня с этим покончено, – сказал он, – так как злой рок на вашей стороне: вы разгадали трюк… Я ухожу! Да, кстати, почему вы гнались за мной по улице?

Зизи стал гораздо более спокойным после разговора с Жеромом Фандором.

Его живой ум, его пробудившаяся сообразительность позволили моментально отгадать, что журналист был не очень настроен против него…

– Прежде всего, – предположил Зизи, – наверное, хорошо, что это не имеет отношения к истории с кошельком, которую мне навяжут потом, но в таком случае, честное слово, я не знаю, к чему можно было бы прицепиться?..

Однако, к сожалению, Фандор также ничего не мог ему сказать.

Журналист догадывался, что Жюв не мог разыскивать Зизи только из-за знаменитой истории с кошельком, которая не заслуживала слишком большого внимания, но, с другой стороны, он не знал, что именно Жюв хотел выведать от Зизи.

Фандор попытался ловко уйти от ответа.

– Ты спрашиваешь, почему я тебя преследовал, – начал он, – мне кажется, мой весельчак, что ты должен об этом сам догадаться.

Таким образом, вопрос, который поставил грум, в итоге к нему же и вернулся.

Зизи его не понял. Он также попытался хитрить.

– Может быть, – начал он, – это имеет отношение к моей бывшей хозяйке?

«Посмотрим, посмотрим! – подумал Фандор в этот момент. – Неужели Зизи знает что-то еще?»

Журналист принял вид полнейшего добродушия. Впрочем, он и не был по-настоящему рассержен, славный Фандор. Ему хотелось сыграть добрую шутку с Жювом, допросив с пристрастием грума до того, как полицейский заставит его говорить!

Фандор ответил:

– По правде сказать, это вполне возможно! В любом случае здесь не место, чтобы разговаривать, давай вначале выйдем из рва, ты знаешь дорогу, я полагаю?

– Разумеется, – подтвердил Зизи.

Он провел Фандора к одному из углов рва, где в стену были вбиты железные скобы.

– Здесь и надо подниматься, – объяснил Зизи, – идите за мной!

Но Фандор понял его по-своему.

– Извини, – заметил журналист, – так как я отстаю от тебя в беге, первым пойду я!

Через десять минут Зизи и Фандор, поднявшиеся из рва, покинули Ботанический сад через маленькую потайную дверцу, щеколду которой Зизи умел открывать. Журналист держал грума за руку и принял меры предосторожности, чтобы его пленник не ускользнул, однако, он его не принуждал никоим образом.

Впрочем, Зизи, приняв решение, казалось, хотел поступать разумно.

В нескольких словах он изложил Фандору, что его самая большая мечта осуществилась, так как теперь он имеет удовольствие беседовать с журналистом…

– Честное слово, – сказал Зизи, – с того времени, как я читаю во всех газетах ваши приключения с Жювом, мне очень хотелось с вами познакомиться! Черт подери, лучше бы, конечно, чтобы знакомство произошло по-иному. Но, в конце концов, надо довольствоваться тем, что оно произошло!..

При этих словах Фандор усмехнулся. Его интересовало совсем другое. Он перевел разговор в нужное направление.

– Итак, мой дорогой Зизи, – начал журналист, – значит, ты не знаешь, почему я тебя выслеживал?

В ответ на это грум начал снова увиливать.

– Гм! – воскликнул он. – Я же вам сказал! Может быть, это связано с мадам де Леско, моей бывшей хозяйкой… а, может быть, с Жапом?..

– С Жапом? – переспросил Фандор, вздрогнув. – Разве ты знаешь Жапа?

Зизи понял, что он затронул, не зная того, тему разговора, которая должна очень интересовать Фандора…

– Я его знаю, не будучи с ним знакомым! – объяснил он. – Между тем я знаю, что он ухаживает за Валентиной де Леско и что это досаждает барону Жоффруа!

Зизи на мгновение умолк, избегая более пространных подробностей… Но Фандор спросил:

– Откуда ты это знаешь, черт побери!

Эта наивность заставила Зизи хохотать до упаду.

– Мсье Фандор, – сказал грум, – временами вы бываете ужасно добропорядочны и чересчур недогадливы! Ведь вы хорошо знаете, что я был слугой у де Леско?

– Да, – подтвердил Фандор, – ну и что?

– Да то, черт возьми, что я подслушивал под дверями!..

На это было нечего возразить, и Фандор воздержался от нотаций, которые здесь были неуместны.

Впрочем, у Фандора появилось предчувствие, что Зизи, если бы захотел, мог ему поведать много интересного, пролить свет на тайны.

Сейчас было не время проявлять себя брюзгой!

– Малыш, – сказал журналист, который по-прежнему держал Зизи за руку на всякий случай, – ты кажешься менее глупым, чем большинство интеллигентных людей!.. Возможно, мы могли бы договориться?.. Я должен отвести тебя к Жюву, но если ты мне расскажешь кое-что интересное, а также все, что ты знаешь о Жапе и даже о Гаду, старушке, которая убила Фавье, я тебе обещаю, что Жюв тебя не арестует…

Предложение было соблазнительным настолько, что Зизи сразу почувствовал себя глубоко взволнованным.

«Чем я рискую, – подумал грум, – если скажу все, что знаю? Ничем! И так как я хочу отомстить Гаду за себя, разве мне не подвертывается прекрасная возможность это сделать?»

Зизи внезапно решился:

– Вы даете мне честное слово, что у меня не будет неприятностей?

– Конечно, даю, – подтвердил Фандор.

– Тогда мы поладим… только улица – не место для болтовни… Может быть, мы зайдем в бистро?

– Нет, – возразил Фандор, – сделаем лучше… я отведу тебя ко мне…

Уже через час Жером Фандор и Зизи стали лучшими друзьями на свете.

Фраза за фразой, слово за словом, журналист полностью расспросил грума, получил полный рассказ его приключений.

С этого момента Жером Фандор чувствовал себя сумасшедшим от радости и от беспокойства одновременно…

– Однако сомнений нет, – сказал он, – сомнений нет! Молодая девушка, которую Гаду заставила украсть… Ведь это Элен, моя дорогая Элен! Моя невеста!

И так как Зизи утвердительно качал головой, Жером Фандор, которому, казалось, не сиделось на месте, вытащил из своего бюро большой белый лист бумаги.

– Зизи, – начал он, – я даю тебе слово, что Жюв тебя не тронет… Прежде всего, я тебя не выдам ему… Затем, так как ты еще не вернул кошелек, который украл у Валентины де Леско, надо вернуть его… Об этом не беспокойся… Но взамен помоги мне сделать все, что в твоих силах, возможно, мою жизнь и мое счастье ты держишь в своих руках…

И вооружась карандашом, Фандор продолжал:

– Посмотрим, что нового ты сказал мне сегодня?

Четко, ясно Жером Фандор отмечал прежде всего основные детали, которые он только что услышал из уст Зизи.

– Во-первых, – сказал он, – ты установил, что Жап ухаживал за Валентиной де Леско и что это ужасно досаждало барону Жоффруа… Во-вторых, ты утверждаешь, что Гаду заставила похитить Элен, которая содержалась пленницей в «Деревянных конях»… По твоим словам, Элен была похищена твоим отцом, кучером Коллардоном, но ты не знаешь, куда ее доставили…

В-третьих, ты утверждаешь, что Фантомас, обнаружив похищение дочери, очень рассердился… Значит, приказы Гаду отдавал не Фантомас…

58
{"b":"1288","o":1}