ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В-четвертых, ты не сомневаешься в том, что твой отец убит Жапом, а не Фантомасом… Все правильно?

Зизи утвердительно кивнул головой, и Фандор, перечитав свои заметки, размышлял вслух:

– Боже мой! Боже мой! Кто мог бы распутать эту интригу?.. Кто мог бы из всего этого извлечь истину?.. Отгадать, где Элен?.. Отгадать, кто такой Жап?..

Затем Фандор изменил направление мыслей.

– Я должен сказать, – рассуждал он дальше, – что абсолютно уверен в том, что Жап должен быть Фантомасом… Действительно, Жап наказывает тех, кто причиняет зло Элен, он убил кучера Коллардона… Но, с другой стороны, кажется, что Жап не имеет ничего общего с Фантомасом… Методы, которыми действует Жап, не являются методами Фантомаса… Жап скорее воспринимается как странный сумасшедший, а не как бандит!.. И потом, если Жап – это Фантомас, зачем ему надо было ухаживать за Валентиной де Леско, что не нравилось барону Жоффруа?

Фандор обхватил лоб обеими руками. Задыхаясь от волнения, он пробормотал дрожащим голосом:

– Я схожу с ума! Я схожу с ума!..

И в то время как Зизи смотрел на него, не говоря ни слова и спрашивая себя, чем все это может закончиться, Жером Фандор начал внезапно прыгать по комнате, потирая руки, и казался почти радостным.

– О, да! – говорил он. – Напротив! Это очень просто! Я понимаю! Все очень ясно!..

Вскоре Жером Фандор от бешеной экзальтации перешел к абсолютному хладнокровию.

– Зизи, – приказал он, – надо, чтобы ты доверился мне!.. Я оставлю тебя здесь… совсем одного… жди меня… мне надо увидеть Жюва, я попрошу его простить тебя. Без всякого сомнения, я получу это прощение, и я тебе клянусь, что затем ты, Жюв и я, мы вместе сделаем хорошее дело!..

К сожалению, когда через три четверти часа Жером Фандор прибыл на улицу Тардье, он узнал, что полицейского дома не было…

Действительно, Жюв не возвращался с тех пор, как он вышел, устремляясь по следам Валентины де Леско.

Глава 21

ГАДУ И БАРОН

Крайне взволнованная, задыхающаяся, Валентина де Леско после того, как покинула полицейского Жюва, вернулась прямо к себе. Был первый час ночи, особняк на улице Спонтини стоял молчаливый, погруженный в мрак. Никакого шума не проникало за стены дома, и когда молодая женщина вступила в сад, а затем поднялась на первый этаж дома, она не заметила, чтобы в доме еще кто-то бодрствовал.

Валентина машинально закрыла дверь на засов и поднялась по лестнице, ведущей на первый этаж. Она не зажигала огня, с естественной уверенностью людей, которые могут ходить взад и вперед в привычной для них обстановке в полной темноте.

Валентина направлялась в свою комнату, но внезапно остановилась и поднесла руку к груди, как будто хотела унять биение сердца.

Она только что заметила слабую полоску света из-под двери соседней комнаты; свет проникал из комнаты ее мужа.

– Значит, он там? – спросила она себя.

И без колебаний, настолько импульсивной и нервной была молодая женщина в этот вечер, она отрывисто постучала в дверь.

– Войдите, – раздался голос.

Валентина повиновалась. Она часто мигала, ослепленная резким переходом из темноты на свет.

Барон находился в своем рабочем кабинете, где, впрочем, он никогда не работал. Он сидел на угловом диване и мирно курил сигарету.

Комната была залита светом. Барон де Леско, должно быть, только что вернулся домой, так как рядом с ним на диване лежали его пальто и шляпа.

Жоффруа де Леско очень удивился, увидев Валентину, входящую в этот поздний час в его кабинет.

– Как? – вскрикнул он в изумлении. – Вы только что возвращаетесь?.. Я полагал, что вы уже давно легли!..

– Я думала точно так же, – возразила Валентина, – я не подозревала, что вы выходили в этот вечер…

– Это упрек? – спросил барон де Леско. – Я только что вернулся из своего клуба, где провел вечер…

Валентина нахмурила брови.

– Я не собираюсь делать вам замечание, – проговорила она, – но позвольте мне высказать свое удивление, что через двое суток, после похорон моего дяди… нашего дяди, вы возобновляете светскую жизнь, которую привыкли вести…

Барон де Леско еле заметно покраснел и почти неуловимо пожал плечами.

– Ничего плохого я не сделал, – прошептал он, – для мужчины пойти в клуб, это не значит выйти, и, кроме того, сделал бы я это или нет, несчастный не воскреснет…

Валентина нервным и резким жестом сняла шляпу и манто. Она бросила все на диван и осталась стоять перед мужем, невообразимо красивая, затянутая в узкое платье, которое смело обрисовывало ее хорошо сложенную фигуру.

Странная вещь, но глубокий траур очень шел этой брюнетке с матовым цветом лица, с черным, как агат, глазами, которые беспрестанно искрились сверкающим блеском.

Однако Валентина де Леско была очень бледна и чрезвычайно взволнованна разговором, который только что у нее произошел с полицейским Жювом.

Барон де Леско заметил ее состояние и обеспокоился о ее здоровье.

– Вы себя плохо чувствуете? – спросил он.

– Дело не в этом, – сухо заметила Валентина, которая, стараясь изменить направление разговора, приблизилась к мужу. Она стояла перед сидящим на диване мужем, скрестив руки на груди. Озабоченным голосом она спросила:

– Жоффруа, что вы думаете о смерти моего дяди?

Барон де Леско не мог не отметить, что ее интонация была трагической и таинственной.

– Что я думаю? – переспросил он. – Ничего…

Затем после некоторого колебания он добавил:

– Разумеется, это большое несчастье, ужасное происшествие, но увы! Мы за это не отвечаем, и то, что записано в книгу судеб, должно исполниться…

– Нет ли у вас какого-нибудь предположения, – продолжала Валентина, – какого-нибудь подозрения о таинственной и трагической причине смерти моего дяди?

– Нет, – резко ответил барон де Леско, – вы знаете, что я сам стал объектом очень страшной агрессии…

Валентина его прервала:

– Если у вас нет мнения относительно смерти моего дяди, то у других людей имеются кое-какие подозрения и даже весьма обоснованные убеждения!

Барон де Леско с удивлением посмотрел на жену:

– Что вы говорите, Валентина? Уточните…

Молодую женщину охватывало все большее волнение; она чувствовала, что чудовищно и одновременно затруднительно будет ей все высказать. Однако, решение принято, надо было говорить, и она начала.

Краткими, отрывистыми и торопливыми фразами, которые в то же время были четкими и категоричными, Валентина рассказала мужу о своей беседе с Жювом и о мотивах, которые он ей изложил.

Барон де Леско казался скептически настроенным, но все-таки взволнованным. Если ранее, будучи невозмутимо спокоен, он едва выкуривал одну сигарету, то теперь он курил одну за другой.

Он нервничал, но старался скрыть это от Валентины.

– Всего-навсего теория полицейского, – проворчал он, – на которую не стоит обращать внимания…

Растерянная и озадаченная, Валентина спросила мужа:

– Вы пойдете завтра на встречу с Жювом?

Барон ответил уклончиво:

– Возможно, пока не знаю…

Потом он опустил глаза, умолк, и Валентина смотрела на него тоже в молчании с напряженным лицом.

Разумеется, обвинение, выдвинутое против нее инспектором, казалось таким же отвратительным, как и абсурдным.

Она знала, что невиновна и что ее невозможно подозревать ни на каком основании, даже как заинтересованную сторону в убийстве ее дяди. Но по мере того, как она рассматривала своего мужа и обратила внимание на его поведение, не только взволнованное, но также нерешительное, смущенное, ей пришла на ум мысль, которую она хотела вначале прогнать, полагая, что смешно на этом останавливаться.

Однако эта мысль упорно утверждалась в ее уме, росла и становилась преобладающей, отодвигая все остальное.

«Боже мой! – подумала Валентина. – Возможно ли, чтобы виновник преступления, чтобы убийца дядюшки Фавье пребывал в моем самом близком окружении?»

59
{"b":"1288","o":1}