ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он схватил свою жену за руку и сильно встряхнул ее.

– Фирмена, – приказал он, – хватит об этом! Может быть, я обманул вас, но ведь и вы не безупречны!

– Не хотите ли уточнить?

Валентина де Леско откинулась назад, смерила своего мужа взглядом с головы до ног…

– Это легко сделать! – продолжал сын Фантомаса. – Из любви к вам, моей любовнице, я обещал стать честным человеком, ладно! Но также было решено, я полагаю, что вы будете верны мне, но… у вас появился любовник!

– Это неправда! – закричала молодая женщина. – Юбер…

– Речь идет не о Юбере! – оборвал мнимый барон. – Юбер только флирт, я говорю о Жапе!

– Но Жап не является моим любовником!

– Я об этом ничего не знаю!

Сын Фантомаса медленно отчеканил следующее:

– Я знаю, что вы были у него, что там вы потеряли свой кулон, я знаю…

Он собирался произнести настоящую обвинительную речь, но Фирмена, которая так долго скрывалась под именем Валентины де Леско, не оставила ему на это времени.

Ловкая, как все женщины в подобных случаях, она прервала его упреки новым приступом гнева.

– Если я пошла на свидание с Жапом на улицу Жирардон, – кричала она, – так только потому, Владимир, что поняла: вы меня больше не любите! Только потому, что я устала от нашего ложного существования, потому, что чувствовала потребность по-настоящему любить!..

Она еще продолжала говорить, выкрикивать безумные угрозы, но Владимир прекратил ее излияния.

– О, оставим это! – сказал он язвительно. – В данный момент надо выяснить другое. Наш разговор начался с тех подозрений, которые, по вашим словам, возникли у полицейского Жюва. Так вот, если вы хотите знать, эти подозрения меня не касаются. В противном случае я смогу доказать свою невиновность. Мне достаточно привлечь лишь один-единственный аргумент, но он является самым категоричным. Жюв сам установил, что преступник, убивший Фавье, это не мужчина, а женщина, старуха, загадочная личность, которая откликается на имя Гаду и которая спаслась бегством, выскочив из коляски через несколько мгновений после выстрела из револьвера. Лишь одно это, как мне кажется, будет достаточным, чтобы установить мою невиновность!

Наступила полная тишина, во время которой любовники смотрели друг на друга глазами, сверкающими от ненависти.

Затем внезапно Фирмена, казалось, решила сыграть ва-банк.

– А кто докажет, – поинтересовалась она, – что эта женщина не вы? Так как я знаю, что вы – сын Фантомаса, так как я видела, что вы могли перевоплотиться в князя Владимира, виконта де Плерматэна, рабочего Мориса, барона де Леско, я считаю, что вы вполне способны при помощи грима создать такой персонаж, как Гаду!..

В этот момент Фирмену сотрясала дрожь, она смотрела на своего любовника широко раскрытыми глазами…

Сын Фантомаса противопоставил ее нервозности невозмутимое ироничное спокойствие.

На необычное обвинение своей любовницы он отвечал, сжав зубы, шипящим голосом:

– Фирмена, вы сошли с ума…

Но она не успокаивалась.

– Сошла с ума? – кричала она, бросаясь на собеседника, которого отныне рассматривала как противника, кидая на него взгляды, полные ужаса. – Это легко сказать, однако, требуются доказательства… Особенно вам нужно опровергнуть мое обвинение.

– Фирмена, – снова прервал ее мнимый барон, – выслушайте меня внимательно. Если когда-нибудь, когда-нибудь в жизни, вы выдвинете подобное обвинение, да что я говорю, если вы когда-нибудь выскажете эту ужасную клевету неважно перед кем, клянусь, что я вас запру.

Молодая женщина, охваченная невыразимой тревогой, заломила руки.

– Меня запереть? – негодовала она. – Вот и все ваши аргументы, вот ваша единственная защита. Это все, что вы хотите сказать?.. О, я знаю силу этой угрозы и ужасающую власть, которую вам дает закон… Впрочем, все, – продолжала она, раскинув руки и озираясь вокруг, как будто хотела изгнать из своего окружения фантасмагорические видения, – кажется, все объединилось против меня, начиная с некоторого момента…

Несчастная пробормотала:

– Черные цветы… черные цветы… Жап, болезнь Жапа, видения… тревога и, наконец, смерть, которая бродит вокруг меня… пояс из необъяснимых тайн, который беспрестанно сжимается, который меня сдавливает, кажется, хочет меня задушить, схватить меня за горло… Ах!

И мнимой баронессе де Леско показалось, что она начинает задыхаться…

Но вдруг к ней вернулось присутствие духа, и, сделав угрожающий жест, она продолжала дрожащим голосом, обращаясь к барону, который следил за ней беспокойным и взволнованным взглядом:

– Я готова подтвердить все, что сказала! Вы способны на все! Я полагаю, что Гаду – это вы!

Тогда Фирмена увидела, как ее любовник внезапно разразился смехом.

– Хватит! – спокойно сказал сын Фантомаса. – Надо признаться, я не буду более это отрицать! Вы раскрыли мой секрет. Впрочем, я этого ожидал и не сожалею, что вы будете в курсе всех событий… Я хочу сказать вам все, поскольку необходимо, чтобы отныне между нами было абсолютное полное согласие…

– Согласие? – пробормотала Фирмена.

– Молчите, – властно приказал бандит, – поговорим потом…

Затем он продолжал, приближаясь к молодой женщине:

– Я убил простака Фавье, это так… Старуха, совершившая это убийство, это я…

– Негодяй! – вскричала Фирмена.

Но сын Фантомаса ее снова прервал:

– Дело сделано, не будем больше о нем говорить! Смерть бесповоротна, оставим прошлое, заглянем в будущее!.. В ваших интересах, моя дорогая, не предавать огласке это происшествие, которое сделает вас в глазах света настолько же отвратительной, насколько смешной… Вы погубите меня, но не спасете и себя, я же хочу спасти вас, не погубив себя… Послушайте… будем жить в согласии, последуем совместному параллельному течению нашей жизни, что обеспечит безбедное существование вам, мне, даст свободу действий, позволит поступать так, как нам захочется. Да, я – сын Фантомаса, но то, что меня принимают за барона де Леско, вводит в заблуждение всех тех, кто ищет преступника, совершившего убийство вашего дяди… Так сохраним наши маски. Никто не догадается, что Гаду – это я…

До сих пор Фирмена сдерживалась, но теперь она восстала против подлого сообщничества, которое ей предлагал этот страшный изверг.

Превратить себя в соучастницу преступлений своего мнимого мужа?.. Не отомстить за смерть Фавье?..

Нет, никогда кроткая Фирмена Бенуа не согласится на это!

Глядя на своего любовника, который побуждал ее погрузиться вместе с собой в гнусный преступный мир, она испытывала непереносимый ужас и непреодолимое отвращение!

– Назад! – закричала она. – Отойдите… бегите… это все, что я могу вам сказать!

Она закрыла глаза и простерла руки.

Мнимый барон де Леско не успел ответить Фирмене, как вдруг он вскочил и устремился к окну, выкрикивая проклятия!

Затем с удивительным проворством он вскочил на подоконник и выпрыгнул через окно, разбив вдребезги оконное стекло.

Тотчас же кто-то устремился следом за ним.

Кто-то, кто ничего не видел из того, что происходило в комнате, но внезапно возник за портьерой и, оставаясь там незамеченным, выслушал весь разговор.

Этот человек пересек комнату с быстротой молнии, затем исчез в окне вслед за бароном де Леско.

Фирмена, несмотря на волнение и ужас, который она только что пережила, узнала его сразу же, и, лежа распростертая на полу, еле переводя дух, она шептала это простое имя:

– Жюв, это был Жюв!

Глава 22

УЖАС

В этот трагический момент в душе Фирмены царили ужас и непонимание.

То, что несчастная молодая женщина узнала, было настолько неслыханно и ошеломляюще, что она начала сомневаться в истинности признания, которое вырвала у своего любовника, сына Фантомаса, перевоплощавшегося в Гаду. Впрочем, для раздумий у нее не было времени.

Задыхаясь, приложив руки к груди, чтобы унять сильное биение сердца, она бросилась к окну, через которое выпрыгнули мнимый барон и полицейский.

61
{"b":"1288","o":1}