ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Успокойтесь, Валентина!..

– Потом появился Жюв. В тот момент, когда Жоффруа, или Владимир, делал признания, Жюв бросился на него… а я убежала, ушла из дома…

– Успокойтесь! – повторил Морис Юбер.

Он заставил ее допить стакан воды, который ранее приготовил для нее…

Потом, оставив без ответа ее ужасный рассказ, он поднялся и пошел притушить свет. Он возвратился к молодой женщине и опустился на колени рядом с диваном, на котором она лежала. Вскоре глаза Фирмены начали закрываться…

Тяжелая сонливость окутала молодую женщину.

Она хотела еще что-то сказать, но мысли путались. Валентина откинулась назад, как будто ею овладело внезапное опьянение, ее грациозная головка поникла на подушки дивана.

Вскоре ее дыхание стало равномерным, она уснула…

Тогда Морис Юбер поднялся…

Он посмотрел на свою приятельницу, решив, что правильно сделал, добавив к напитку снотворное, потом очень бледный, со слабой дрожью он подошел к своему бюро и сел за него.

– Увы! – вздохнул Морис Юбер, подлинно опечаленный. – Это должно было случиться!.. Несчастная бедняжка, после того страха, который она переживала в последнее время… Ее рассудок должен был помрачиться!.. Ах! Болезнь Жапа!.. Найдется ли ученый, который прояснит ее этиологию, раскроет тайну ее происхождения… и ужас ее конца? Эта женщина имела уравновешенный характер, а теперь она – безумная, да, безумная, которая находится в плену фантасмагорических галлюцинаций!..

В этот момент Морис Юбер не сомневался в том, что Валентина действительно сошла с ума. Лишь острым кризисом болезни Жапа он мог объяснить волнующий рассказ, только что услышанный от нее.

Однако временами он вздрагивал от какой-то смутной тревоги. Несмотря на то, что он был знатоком в своей области науки и полностью полагался на поставленный им диагноз, мало-помалу он начинал сомневаться, не ошибся ли он? Может быть, стоит проверить сказанное Валентиной?

Он размышлял далее…

Если Валентина была у него, значит, барон де Леско не должен находиться в Париже. Если молодая женщина в минуту кризиса убежала из особняка на улице Спонтини, как настоящая сомнамбула, и просила убежища у него, следовательно, она была в одиночестве, никто не мог ее защитить, проявить заботу, удержать…

Исходя из этого, должен ли он пойти в маленький особняк, поднять тревогу, сообщить слугам, что баронесса у него?

Но надо ли было таким образом компрометировать ту, которая укрылась в его доме?

Несмотря на поспешность, с которой ему хотелось прояснить тайну, доктор пришел к выводу, что он должен прежде всего проявить терпение, ждать…

Не двигаясь, размышляя, он провел ночь, наблюдая за своей приятельницей, которая спокойно спала под действием снотворного…

Ночь тянулась медленно. Рассвет заявил о себе красноватым отблеском. Затем наступило бледное раннее утро, сменившееся ярким дневным светом…

В семь часов Валентина еще спала.

Однако Морис Юбер услышал, как начали приходить его слуги. Он вышел на цыпочках из своего кабинета и предупредил старого камердинера, который давно служил у него, что в его кабинете отдыхала «одна дама», она больна, и будить ее не следует…

Сделав это распоряжение, Морис Юбер вышел из дома, вскочил в коляску и приказал отвезти себя на улицу Спонтини…

Доктор нашел особняк в полном спокойствии. Слуги занимались хозяйством, окна были открыты, садовник тщательно подчищал скребком аллею, ведущую к подъезду…

Морис Юбер вошел в калитку, подбежал к подъезду, спросил у камердинера:

– Господин де Леско у себя? Мне надо срочно с ним поговорить!

Слуга вежливо ответил:

– Сожалею, мсье… но его нет дома… и мадам тоже…

Морис Юбер ожидал такого ответа. Однако он слегка побледнел и нервно спросил:

– Вы, несомненно, знаете, где он? Наверное, он в отъезде?

Слуга отрицательно покачал головой и ответил неопределенным и слегка удивленным тоном:

– Я не думаю, что мсье в отъезде… Я не знаю, где он! Мсье, должно быть, вышел поздно вместе с мадам, так как, когда я закончил службу, он ожидал мадам в курительной комнате…

Тогда Морис Юбер выдал себя…

Неспособный дальше сохранять спокойствие, он спросил прерывистым голосом:

– Не заметили ли вы здесь что-нибудь необычное? Что-нибудь странное? Говорите же! Отвечайте!

Камердинер растерянно посмотрел на него.

– Да, мсье! – признался он. – Вам что-нибудь известно, что здесь произошло? Сегодня утром я нашел окно в салоне открытым… стулья перевернуты… Наконец, садовник показал мне на куртинах следы ног… можно поклясться, что кто-то выпрыгнул из окна…

– Следы? – воскликнул Морис Юбер. – Где они? Покажите мне!

Он подбежал к садовнику, но тот извинился:

– Прошу прощения, мсье, но все уже приведено в порядок! Все подчищено!..

Больше Морис Юбер не расспрашивал. Оставив слуг в растерянности, он бросился к машине, испуганный тем, что узнал, и одновременно воодушевленный, потому что начал сомневаться в безумии Валентины.

Он назвал адрес:

– В Службу безопасности!

Такси, которое увезло доктора, не успело даже остановиться на набережной Орлож, как молодой человек выскочил из него и, перепрыгивая через четыре ступеньки, бросился в приемную.

– Господин Жюв? – выкрикнул он привратнику, который преградил ему путь. – Мне абсолютно необходимо его увидеть! Срочно! Сообщите ему мое имя: доктор Морис Юбер…

Но привратник жестом руки прервал доктора.

– Господин Жюв в это утро еще не приходил, – сказал он, – его нет ни здесь, ни у себя, так как я только что звонил ему по просьбе шефа, и никто не ответил…

На этот раз отчаяние отразилось на лице доктора…

Он надеялся встретить Жюва и наконец узнать подробности событий предыдущей ночи, но инспектора на службе не было.

К кому он должен обратиться? Кто даст ему совет? Кто сможет подтвердить слова Валентины и освободить его от тревоги за ее состояние?

Морис Юбер сначала медленно спустился, потом внезапно принялся бежать…

Он дал шоферу новый адрес:

– Улица Бержер, номера дома не знаю, я вас остановлю…

Надо было остановить машину перед домом Фандора.

Ему понадобилось немного времени, чтобы подняться до квартиры Фандора. Но секунды, которые отделяли звонок от появления журналиста, показались ему бесконечными.

– Мсье, – начал Юбер, вздрогнув…

Но он не докончил фразы. Узнав его сразу же, Фандор бросился к нему.

– Как дела? – спросил репортер. – Что вы мне скажете нового? Что вы знаете?..

– Я ничего не знаю! – ответил обезумевший Юбер. – Не видели ли вы Жюва?

Фандор вместо ответа начал потирать руки.

– Нет еще! – заявил он. – Но он занимается своим делом! Поэтому будем благоразумными! Вот все, что я знаю: сегодня утром я получил депешу от Жюва – он меня предупредил, что преследует барона де Леско, действующего совместно с Гаду. Он надеется его арестовать, что позволит нам немедленно напасть на след Жапа, который действительно существует, и должен быть… но не будем забегать вперед… А что знаете вы, доктор?

Морис Юбер, слушая Фандора, разразился нервным смехом.

Он взял репортера за руки, сдавил их в радостном пожатии и наконец сказал:

– Я знаю только одно: если вы получили эту депешу, значит, все, что мне сказала Валентина, правда… значит, она не сошла с ума, значит, Жап существует… а не является галлюцинацией…

Фандор подтвердил легким кивком головы:

– Да, Жап существует… и, возможно, воплощение его ужасно! Отвратительный монстр!..

Затем внезапно он прервал себя:

– Пока, доктор! Извините, но у меня нет больше времени! Ах, если бы вы знали! Если бы вы знали!..

И, выталкивая ошеломленного Мориса Юбера, Фандор добавил:

– Пока! Приходите к Жюву сегодня вечером к восьми часам… мы вам расскажем все.

Глава 23

СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА

Юбер только что покинул Фандора…

С того времени им владела лишь одна мысль, его взгляд инстинктивно обращался в сторону Пасси…

63
{"b":"1288","o":1}