ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он думал лишь о том, чтобы вернуться в свой дом, найти там Валентину, узнать новости и сообщить ей о своей радости, выразить огромное невообразимое удовлетворение тем, что репортер подтвердил, что баронесса де Леско не была жертвой галлюцинаций, наоборот, она рассказала доктору сущую правду.

Доктор Юбер механически сел в машину. Он уже сообщил водителю адрес, когда его взгляд упал на циферблат часов, находившихся на бульваре.

– Черт подери! – произнес он. – А больница? Я не могу позволить себе не пойти туда!

Ревностный служитель своего долга, доктор Морис Юбер сказал водителю:

– Отвезите меня в больницу.

Откинувшись на мягкое сиденье машины, Юбер думал о том, как он очень быстро распределит повседневную работу среди своих врачей, оставив лично для себя лишь самое необходимое. Разумеется, Юбер был страстно предан своей профессии, но в это утро медицинская наука занимала только вторую половину его сердца, и он охотно послал бы ко всем чертям и больницу, и больных.

Юбер выскочил из машины, быстро пересек двор больницы, поднялся на второй этаж.

– Смирно! Вот и патрон! – воскликнул радостный голос, когда Юбер приближался к дверям, ведущим в медицинское отделение, где находились его сотрудники. Он улыбнулся помимо своей воли, заметив Альбере, одного из своих самых молодых практикантов, юношу с большим будущим, к которому он был особенно расположен и которому особенно доверял.

– Вы всегда будете выглядеть на двенадцать лет, – сказал Юбер, пожимая ему руку.

Затем вместе с Альбере он вошел в маленький зал, расположенный перед общим залом отделения, который был традиционно предназначен для тяжелых больных, но в этот день он пустовал. Юбер спросил:

– Ничего особенного не произошло в эту ночь? Есть ли случаи, требующие моего специального вмешательства?

– Нет, – ответил Альбере громким голосом и в подтверждение, что ничего не требуется, позвал:

– Бираж!

Это был временно нанятый практикант, который подбежал и присоединился к Альбере и доктору Юберу. Трое мужчин беседовали какое-то время, а затем заведующий клиникой сказал Альбере:

– Я не буду читать в это утро лекцию студентам… вы замените меня.

– Черт возьми! – воскликнул Альбере. – Как досадно, они пришли специально, чтобы послушать вас, патрон; им сообщили, что вы сегодня сделаете сообщение по материалам конференции, которая пройдет вечером в Сорбонне.

Юбер посмотрел на него с растерянным видом.

– Конференция? Какая конференция? – спросил он.

– Ну и ну! – рассмеялся практикант, полагая, что шеф захотел пошутить. – Вы хорошо знаете, патрон, что решили сделать ваше знаменательное сообщение, посвященное новой болезни, вашему открытию, болезни Жапа, ее происхождению, причинам, признакам. Это вызывает большой интерес, в медицинских кругах только об этом и говорят…

Казалось, Юбер все вспомнил, но, улыбаясь, он отрицательно покачал головой:

– Я не буду проводить эту конференцию и не буду читать сегодня лекцию…

И он добавил, удивляя своих слушателей:

– Если бы вы знали, как мне теперь это все равно… и, впрочем, болезнь Жапа… болезнь Жапа…

– Патрон, – продолжал Альбере, – если вы не будете читать лекцию сегодня утром, по крайней мере, скажите это сами своим слушателям, так как услышать вас хотят не только студенты, но и дипломированные врачи, а среди них – специалисты по психическим расстройствам… Я полагаю, абсолютно необходимо, чтобы вы сами прошли в аудиторию и объяснили…

Юбер раздумывал мгновение, а потом решил:

– Вы правы, Альбере, действительно, будет лучше, если я поступлю именно так. И к тому же, разъяснения, которые я хочу сделать, настолько серьезны, настолько необычны, что кроме меня никому другому не поверили бы, даже если бы они были сделаны от моего имени!

Юбер принял решение и покинул маленький зал, где разговаривал с практикантами. Он поднялся этажом выше, чтобы войти в аудиторию, где собрались слушатели. Поднимаясь по лестнице, Юбер напевал модную мелодию и одновременно жестикулировал, что-то бормотал и смеялся почти во весь голос.

Бираж тронул за руку своего коллегу Альбере:

– Ну как, мой дорогой, наш патрон сегодня в хорошем настроении?

Альбере подтвердил:

– Я никогда не видел его таким!..

Они пошли следом, удивленные, подтрунивая над поведением доктора Юбера, которое очень отличалось от его обычного поведения воспитанного врача.

В зале Юбера уже ожидали около 20 студентов и врачей.

Собравшиеся почтительно приветствовали его. При появлении заведующего разговоры сразу стихли, затем близкие к нему люди подошли, и Юбер, рассеянный, но улыбающийся, сердечно пожимал руки, которые тянулись к нему со всех сторон.

Образовался кружок, и Юбер начал без лишних слов.

– Дорогие друзья, – сказал он, – я хочу сообщить вам кое-что… Хорошенько держитесь, так как, вероятно, вы будете ошеломлены… Вы усердно посещаете мои занятия по изучению новой формы неврастении, которую назвали болезнью Жапа. Мы видим или лучше сказать «думали, что видим» больных, охваченных галлюцинаторным бредом, который проявляется по-разному, но происхождение и причина которого одинаковы. Отдельные, осмелюсь сказать, очень интересные наблюдения были сделаны в этой области мною и моими преданными сотрудниками. Я полагал, как это и было объявлено в газетах, провести этим вечером конференцию в Сорбонне, посвященную болезни Жапа; конференция не состоится…

Юбер на мгновение умолк…

Альбере посмотрел на Биража с удрученным видом. Он прошептал ему на ухо:

– Действительно, хорошенькие новости: объявить конференцию, потом внезапно отменить, и все это утром того дня, когда она должна состояться… Немножко бесцеремонно с его стороны… особенно, если учесть, что он совсем не огорчен… скорее, наоборот!

– Это так! – ответил Бираж, растерянно глядя на Юбера.

Заведующий клиникой поднял глаза к небу, его пылающий взгляд производил странное впечатление, он сам казался человеком, пребывающим в состоянии необычайного и сладостного сна.

Когда он замолчал, слушатели начали тихо перешептываться и с удивлением смотрели на него. Кто-то громким голосом спросил:

– Тогда в какой день вы проведете эту конференцию, доктор?

Глядя на своего собеседника, Юбер твердо ответил:

– Я не буду ее проводить по той причине, что я не люблю говорить о воображаемых вещах; теперь совершенно ясно, что болезнь Жапа не существует… и никогда не существовала!

Послышался дружный взрыв хохота, сдержанного и скептического. Присутствующие поняли, что заведующий клиникой захотел пошутить и эту шутку следует найти забавной, но некоторые удивились, что такой серьезный человек, как доктор Юбер, развлекается подобными выходками; мнения разделились.

Однако Юбер очень удивился недоверием аудитории; он обвел присутствующих взглядом.

– В этом нет ничего странного, – заявил он с юмором. – Я говорю вам, что болезнь Жапа не существует… у меня есть все основания это утверждать.

– Патрон, – прервал Альбере, который, принимая во внимание свои близкие отношения с заведующим клиникой, мог позволить себе замечание, – благодаря вашим работам и вашим исследованиям медицинский корпус более не задается вопросом, существует болезнь Жапа или нет, имеются хорошо установленные и точно охарактеризованные случаи, подтвержденные примерами из практики, которые указывают, что болезнь Жапа существует.

Юбер метнул на своего практиканта взгляд.

– Я вам говорю, – продолжал он сухим и авторитарным тоном, – что болезнь Жапа не существует!

Один из слушателей крикнул:

– Доктор Юбер, несомненно, проявляет упорство в это утро и хочет подшутить над нами!

Но заведующий клиникой не был расположен шутить.

– Что за наглец позволил себе говорить подобным образом? – спросил он, обводя толпу раздраженным взглядом.

«Наглец» был очень раздосадован тем, что его высказывание услышали. Тем не менее, он хотел извиниться за неосторожное замечание, но Юбер ему не позволил; сделавшись сразу очень серьезным, он продолжал:

64
{"b":"1288","o":1}