ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только одно его имя, которое прошептал Альбере, сковало взволнованную толпу.

Кто-то спросил:

– Что же сказал профессор Дьелеве?

Альбере ничего не ответил, но Бираж, который все время рыдал, пробормотал:

– Когда он увидел доктора Юбера, когда он его осмотрел, он отвернулся… и заплакал…

Глава 24

КОНЕЦ МЕЧТЫ

Валентина де Леско или, иначе говоря, Фирмена, проспав несколько часов глубоким сном в комнате, где ее устроил доктор Юбер, проснулась совсем расслабленная.

Прежде всего молодая женщина улыбнулась, испытывая сладостное волнение. Она вспомнила теплый прием, который оказал ее друг в тот момент, когда она, волнуясь, пришла к нему, отдавая себя в его руки, чтобы просить защиты и поддержки.

Он встретил ее сердечными словами, приласкал, прижал к сердцу, в то время как она изливала свои горести. Он заставил ее принять снотворное, которое дало ей возможность отдохнуть, и теперь Фирмена пробудилась, трогательно взволнованная при воспоминании о счастливых мгновениях, предшествовавших ее сну! Но разум вернул ее в прошлое, и ее сердце сразу же сжалось.

Итак, почему же она пришла в разгар ночи искать защиты у доктора Юбера?

В первый момент она не могла ничего вспомнить, но постепенно память к ней вернулась.

Фирмена вздрогнула. Действительно, если она пришла, если она покинула свой дом, то это произошло потому, что там развернулась драма, и особняк на улице Спонтини стал театром чрезвычайных событий.

О! Этот вечер! Фирмена вновь его пережила.

Сначала ее разговор с Жювом, угрозы полицейского, затем волнующая беседа с глазу на глаз с ее любовником Владимиром, потом внезапное вторжение полицейского… Преследование разоблаченного любовника Фирмены… сына Фантомаса, о новых преступлениях и злодеяниях которого молодая женщина узнала за несколько секунд до появления Жюва.

Фирмена, проснувшись с улыбкой, снова почувствовала себя охваченной оцепенением, так как хотела любой ценой забыть все, что произошло.

Молодая женщина посмотрела, слегка наклонив голову, на белую подушку, на комнату, в которой она находилась.

Это была маленькая элегантная комната, обставленная со вкусом. Фирмена машинально рассматривала детали обстановки, и вдруг ее взгляд стал неподвижным: на кресле, недалеко от нее, находилось нечто странное, что было трудно определить. Она посмотрела внимательно, ее губы прошептали:

– Боже мой! Возможно ли это!

Молодая женщина только сейчас заметила, что странный предмет, привлекший ее внимание, оказался букетом цветов. Эти цветы произвели на Фирмену странное впечатление, она не могла различить их цвет и вначале думала, что их единообразие объяснялось тем, что в полумраке они неясно видны. Впрочем, молодая женщина, охваченная страхом, отказывалась допустить то, что в мыслях уже существовало как непреложная правда.

Фирмена боялась увидеть вновь эти трагические и пугающие цветы, которые она уже неоднократно видела и получала в разных обстоятельствах.

Фирмена боялась черных цветов, черных цветов Жапа!

По мере того как она широко раскрывала глаза и ее взгляд становился сосредоточенным, молодая женщина все более и более убеждалась, что ее подозрения подтверждались.

На кресле лежали черные цветы!

Но Фирмена получила новое подтверждение своих опасений. Она посмотрела на ковер в комнате и увидела на полу несколько увядших роз и лепестки, разбросанные здесь и там, лепестки черных цветов, бутоны черных роз.

Инстинктивно Фирмена села на большой постели, ее руки машинально касались постельного белья, вдруг она испустила крик: ее ладонь нащупала что-то шелковистое, бархатистое и холодящее в то же время.

Это были лепестки и сердцевины роз, черных роз!

– Боже мой! Боже мой! – прошептала Фирмена, обеими руками сжимая лоб.

Она пыталась узнать: не сон ли все это? Нет, Фирмена не спала.

Она вскочила одним прыжком, встревоженная, взволнованная, и голосом, полным тревоги, позвала:

– Юбер!

Ее голос глухо прозвучал в тишине маленькой квартиры доктора.

Фирмена насторожилась: ответа не было.

Внезапно она покраснела, осознав, что находится полуодетая в комнате доктора, которого она только что позвала… Молодой человек мог появиться с минуты на минуту.

– Я сошла с ума! – решила Фирмена.

Ее плечи содрогались, и инстинктивно она огляделась вокруг в поисках какой-нибудь одежды.

Юбер подумал решительно обо всем: на одном из кресел Фирмена нашла подобие пеньюара, который, очевидно, был предназначен для нее.

Молодая женщина оделась.

Она испытала наслаждение, когда ее тело окуталось мягким и эластичным одеянием, подарившем ей приятное тепло.

Затем, обув на свои босые ноги сандалии, она двинулась вперед и дошла до конца комнаты. Приоткрытая дверь выходила в маленький коридор, куда машинально прошла Фирмена.

Странная вещь, коридор был усеян цветами, черными цветами, как будто они прокладывали дорогу, по которой следовало идти.

Все более и более взволнованная и охваченная крайним любопытством, Фирмена шла по цветам, стараясь наступать на лепестки роз. Она пересекла всю квартиру, понимая, что она пуста, что доктор Юбер, которого она позвала два – три раза, отсутствовал.

В конце коридора следы цветов прерывались перед дверью.

Фирмена остановилась, она хотела вернуться назад, но вдруг вздрогнула, ее сердце сильно забилось, она услышала что-то похожее на вздох, на очень нежный и очень отдаленный стон!

Она не в первый раз слышала этот вздох, этот стон!

Раньше подобная жалоба, а это было не что иное, как жалоба, неоднократно поражала ее слух.

И Фирмена внезапно подумала об этом таинственном и загадочном существе, об этом невидимом персонаже, который много раз давал ей знать, что увлечен ею, и на протяжении долгих недель с изысканной деликатностью таинственно заявлял о своем присутствии под видом невидимого и страстного влюбленного.

Дверь, перед которой находилась Фирмена, открылась сама собой, и молодая женщина увидела, что она ведет в подвал. В лицо ей ударил порыв холодного воздуха, и инстинктивно Фирмена отступила, она испугалась этого мрачного отверстия, которое зияло перед ней. Однако, отступив, она приблизилась к нему вновь, так как во второй раз услышала вздох, человеческий, глубокий, полный тоски и горечи, дрожащий, как отзвуки надежды.

Больше Фирмена не колебалась.

– Это Жап… Жап… – сказала она себе.

Помимо своей воли, непреодолимо, несмотря на тревогу и ужасный страх, которые она испытывала уже много недель, словно по таинственному повелению этого всегда невидимого, но присутствующего существа, несмотря на свое приключение на улице Жирардон, Фирменой в этот момент владела только одна мысль, одно безумное желание.

– Я хочу увидеть Жапа, – шептала она, – узнать, кто такой Жап!..

Вдруг молодой женщине показалось, что совсем рядом с ней невероятно нежный голос прошептал ее имя:

– Фирмена!

Как загипнотизированная, молодая женщина медленно спустилась на несколько ступенек и очутилась внизу маленькой лестницы, которая вела в подвал. Внезапно она вздрогнула.

Что-то или кто-то коснулся ее руки. Фирмена не сопротивлялась. Она почувствовала, что чья-то рука искала ее руку, и через некоторое время в ее дрожащие пальцы эта рука вложила букет цветов! В темноте Фирмена не могла их видеть, она почувствовала, что это должно быть одно из необычайных и почтительных проявлений Жапа.

Несомненно, он преподнес ей черные розы!

Фирмена шла вперед, ведомая таинственной рукой. Эта рука держала ее чересчур смело и слишком властно, другая рука обвивала ее талию, и она ощущала, как к ее гибкому телу нежно прикасалось другое тело.

Фирмена позволяла это, все более и более удивленная и сладостно взволнованная. Ей казалось, что на ее плечи накинуто манто, которое ее окутывало, облегало, и прикосновение этого одеяния было полно неги и изысканности.

66
{"b":"1288","o":1}