ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буревестники
Перстень Ивана Грозного
Мопсы и предубеждение
Тень ночи
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Завтрак в облаках
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Содержание  
A
A

Когда озабоченная девушка вышла из конторы, князь вместе со своим спутником Джеймсом Гаррисоном последовал за нею.

Англичанину очень не нравилось поведение князя, он терпеть не мог уличной толкотни и считал глупым волочиться за женщиной, когда ожидало столько важных дел.

Гаррисон, желая попасть в Англию во что бы то ни стало, решил оставить их и попытаться фрахтовать судно для себя одного. На переполненной набережной он потерял Владимира. Отбросив сомнения, англичанин решительно направился в «Палас-отель» и, расположившись на большой веранде гостиницы, стал внимательно читать последние известия в газетах.

Через полчаса появился князь Владимир.

– Так вот вы где, вероломный, – сказал он.

– Это я должен обвинять вас, – ответил англичанин. – Я ведь вернулся сюда прямиком.

Владимир улыбался с важным видом:

– Ну да… Я последовал за красивой девушкой, которую мы только что встретили, и даже поговорил с ней.

Гаррисон был мало расположен к выслушиванию сердечных излияний, но из вежливости он произнес:

– И что?

– А то, что сегодня вечером нам скучать не придется. Она, возможно, будет ужинать вместе с нами! Я сообщил ей, что у нас заказан столик в «Л'Эстюржеоне», осталось полчаса.

При всей своей флегматичности Гаррисон имел один недостаток – он был на редкость большой гурман. Много поездив по свету, он прекрасно знал, насколько славится этот знаменитый ресторан Антверпена, где во все времена года подают самые изысканные рыбные блюда и кушанья из дичи.

Перспектива поужинать в «Л'Эстюржеоне» казалась ему заманчивой.

Он поднялся из плетеного кресла, в котором небрежно растянулся, и заявил:

– Пора идти одевать смокинг, мой милый, и я буду в вашем распоряжении.

Владимир также поднялся в свой номер, чтобы наскоро привести себя в порядок.

Сколько же правды содержалось в утверждении Владимира о предстоящем свидании с красавицей?

Ровным счетом ни капельки!

Она не только ничего не обещала князю гессе-веймарскому, но даже не разговаривала с ним на улице.

Выбравшись из конторы корабельной компании, девушка с трудом протискивалась сквозь толпу на набережной. Она шла в гостиницу «Брабант», где снимала комнату. Попав в толкучку, она внезапно ощутила, что исчезла ее ручная сумочка. Она закричала, несколько человек остановилось возле нее. Она стала им громко жаловаться о пропаже.

Подошел полисмен и бросил:

– Ах, барышня, сейчас только и слышно, что о кражах. В этой суматохе, знаете ли, прямо рай для преступников.

Потом, вынув записную книжку, сказал:

– Оставьте, пожалуйста, свои данные, чтобы я знал, куда вернуть вещи, если они случайно найдутся.

Девушка заколебалась, густо покраснела и молвила:

– Вы можете принести вещи в гостиницу «Брабант».

Полисмен уточнил:

– И на имя кого?

После некоторого замешательства девушка сказала:

– Меня зовут Элен, так что просто на имя мисс Элен.

Она тут же смешалась с толпой и направилась к своей гостинице.

Элен, мисс Элен!

Никто на свете не угадал бы, что эта девушка, застрявшая из-за забастовки в Антверпене, была дочерью знаменитого Фантомаса!

Из-за несчастного стечения обстоятельств невеста Жерома Фандора оказалась в Бельгии, хотя страстно рвалась в Натал. Она была глубоко опечалена тем, что корабль «Президент Крюгер», который должен был направиться в Южную Африку, застрял в тихих водах Шельды.

Прошло уже три недели с того кровавого дня на вилле в городе Виль-д'Аврэ, где Элен встретилась со своим страшным отцом и где вынуждена была расстаться с журналистом Жеромом Фандором, прикрывшим ее бегство и, тем самым, невольно облегчившим побег самого Гения зла.

С тех пор девушка вела беспокойную и тревожную жизнь. Произошли новые события, которые помогли ей продвинуться вперед в раскрытии тайны своего происхождения. Она была настолько взволнована и потрясена, что ее не интересовало сейчас ничего кроме этого.

После трехнедельных скитаний по Франции и Бельгии она купила в Брюсселе билет на «Президента Крюгера».

Девушка остановилась в гостинице «Брабант» в самом конце набережной. Снаружи гостиница казалась скромной и непритязательной, но вид этот был обманчивый. Большой дом был переполнен путниками, которые ожидали, как и Элен, возможности отправиться дальше, кто куда.

Элен, вернувшись к себе в семь часов вечера, заказала в номер скромный ужин, продолжая размышлять о своем будущем.

Она была просто в отчаянии из-за того, что корабль не мог выйти из Антверпенского порта. Но она не осмеливалась и предупреждать Фандора, так как боялась, что ее письмо перехватит французская полиция, которая вряд ли прекратила охоту за ней. Она сама понимала, что причиной тому было ее двусмысленное присутствие на той вилле во время кровавой бойни.

Элен настолько погрузилась в свои размышления, что она едва дотронулась до еды, которую ей принесли на подносе в номер. Она совершенно забыла о потерянной сумочке, ее мало заботила пропажа мелочей и дамского револьвера.

В девять часов вечера Элен, которой совсем не хотелось спать, услышала доносившиеся с набережной крики продавцов экстренного выпуска газет. Улицы города к тому времени почти опустели, забастовщики, бузившие целый день, отправились по домам отдохнуть.

Девушка решила выйти подышать воздухом, и она невольно направилась к причалу, где стоял на приколе «Президент Крюгер». Против всякой логики ее питала надежда, что забастовка вот-вот кончится, и пароход сразу выйдет в море.

Элен оказалась вскоре у пакгаузов, где после полуденного шума и гама царила теперь полная тишина.

* * *

– Ну что, мой друг, – произнес Джеймс Гаррисон ироничным тоном, допивая бокал искристого шампанского. – Я полагаю, что сия молодая особа уже не навестит нас сегодня вечером?

Князь Владимир поднял свой бокал и чокнулся со своим спутником.

– Очевидно, – сказал он, – она немного задерживается, но это не имеет никакого значения. Если имеешь дело с женщинами, то торопливость ни к чему…

Джеймс Гаррисон улыбнулся.

– Конечно, конечно, – сказал он, – но ваша гостья все же не знает меры. Прошло уже два часа, как она должна была явиться сюда, а мы пируем здесь без нее… Стали бы еще ждать, пережарили бы угорь по-татарски.

– Это верно, – признал Владимир, – но вдруг она еще появится…

– Да нет уж, – молвил Гаррисон убежденно и добавил с улыбкой, – она нас… нас… Как это в таком случае говорится?

Владимир помог ему:

– Она обвела нас вокруг пальца. Но что поделаешь, ей же хуже. Будем пить и есть одни.

Молодые люди сидели в отдельном кабинете ресторана «Л'Эстюржеон».

На столе был прибор и для третьего человека. Владимира, казалось, мало беспокоило отсутствие дамы, которую он якобы пригласил. На самом деле он с ней вообще не говорил.

Но какую цель он преследовал, заведомо обманывая своего спутника?

Может, он придумал этот предлог, чтобы убедить Джеймса Гаррисона прийти ужинать с ним в ресторан «Л'Эстюржеон»?

А может быть, он надеялся в этом элегантном и многолюдном месте, где бывали самые разные люди, завязать знакомство с какой-нибудь дамой и приятно провести вечер?

Князь Владимир не посвящал спутника в свои планы, и каждый из них ужинал, по существу, в одиночестве.

Когда черед дошел до сигар, и они стали пускать кольца дыма в воздух, небрежно развалясь на диванах отдельного кабинета, князь Владимир сказал с самым серьезным видом, выдержав некоторую паузу:

– Мой дорогой Гаррисон, мне, вероятно, не надо вам напоминать суть нашего путешествия, начатого вчера. Я должен вам передать от имени своего правительства пять миллионов, которые при мне в виде банковских билетов.

Это предисловие немедленно напомнило Гаррисону смысл его миссии. Мечтательный вид англичанина тут же сменился флегматичным и серьезным.

– Это так, – подтвердил он, – вы передадите мне эту сумму, князь, как только мы вступим на английскую землю.

12
{"b":"1289","o":1}