ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Девушка собрала свою пышную рыжую шевелюру и, аккуратно уложив, прикрыла широкой фуражкой.

– Трудно сказать, – рассуждала она, – то ли это солдатский мундир, то ли нечто вроде ливреи…

Но все же она была довольна, что переоделась таким образом, теперь будет куда легче проскочить незамеченной и удрать. Элен больше не опасалась встретить жандармов или полицейских, которые вряд ли обратят на нее внимание.

Даже если побег из антверпенской тюрьмы обнаружен, полицейские, брошенные по ее следам, разумеется, имеют приказ разыскивать женщину, но никак не мужчину. Элен, вновь обретая мужество, покинула багажный вагон и начала осторожно продвигаться по коридорам пустого поезда.

Пустого? Похоже, что да.

Пробежав его два раза из конца в конец, Элен абсолютно уверилась, что все пассажиры оставили поезд. Может, это конец пути? И состав помещен на запасные рельсы для разъединения?..

На мгновение Элен задумалась: «А не сон ли все это? Или галлюцинации уставшего воображения… В особенности необычные видения предыдущей ночи… Встретила ли она в самом деле двух карликов, перепугавшихся ее и скрывшихся в неизвестном направлении? А потом здоровенного детину с сигарой в зубах, заполнившего собой все купе? И, наконец, странное „не пойми что“ в слуховом окошке с мохнатой головой собаки, но с лицом и взглядом человека?..»

Это все казалось настолько неправдоподобным, что Элен начала сомневаться вообще в реальности происходящего.

Но все-таки, где же она нынче находится? Если поезд, в который она поднялась накануне вечером, колесил всю ночь, а затем и весь день (пока она спала), стало быть, сейчас он уже далеко-далеко от Антверпена и наверняка давно покинул Бельгию. При этой мысли Элен радостно вздохнула, успокаиваясь все больше и больше. Разумеется, она себя чувствовала гораздо более надежно за пределами страны, где ей пришили жуткое обвинение в убийстве двух человек, которых она и знать-то не знала.

Первый раз за все время Элен задумалась об этих покойничках. Со времени ареста произошло столько всевозможных событий, что Элен просто не имела времени хладнокровно взвесить все и хорошенько разобраться, где тут собака зарыта. Ведь не случайно же все это: пропажа револьвера и сразу арест и обвинение в двойном преступлении.

Из всего случившегося Элен больше всего запомнилось лицо убитого, продемонстрированного ей полицией на набережной Антверпена. И особенно ее поразило то, что лицо это было ей немного знакомым.

Она видела этого человека за несколько часов до его смерти в сопровождении мужчины с умным, но несколько грозным выражением лица; последнего Элен тоже запомнила вполне неплохо. А еще в памяти остались имена «своих жертв», так как при допросах следователи неоднократно их повторяли.

Речь шла, утверждали следователи, о двух важных персонах: сэре Джеймсе Гаррисоне и князе Владимире Гессе-Веймарском. Итак, оба этих сеньора прикончены. Возможно, в то время, пока полиция устраивала очную ставку дочери Фантомаса с трупом Гаррисона, было обнаружено и тело Владимира, которого, по версии Службы безопасности, утопили в черных водах Шельды.

Элен пыталась разобраться в этой мешанине. Уверяла себя, что оказалась впутанной случайно, благодаря многочисленным совпадениям, но сомнения все же мучили ее. Несчастная спрашивала себя, не обошлось ли в этой необычной истории, из которой она выкарабкивалась ценой таких неимоверных усилий, без жестокого таинственного вмешательства рокового и ужасного Гения преступлений – ее дорогого папочки.

Элен резко отогнала подобные мысли.

Все, пора бежать. И как можно быстрей. Остаться здесь хоть на минуту дольше было бы самой большой глупостью.

Элен покинула поезд, спрыгнув с последней ступеньки лестницы на насыпь, и собралась пересечь линию железнодорожного полотна, мерцающего при лунном свете.

Неожиданно послышался глухой удар, потом один из составов, казавшихся безлюдным, припустил на полном ходу. Едва успела Элен это заметить, сделав несколько шагов, чтобы удалиться от поезда, как вдруг остановилась как вкопанная.

Внезапно вокруг нее появилось несколько катящихся по путям вагончиков, запряженных лошадьми, на шеях которых болтались веселые бубенцы. Эти «кареты» остановились поблизости от Элен, из них выскочило десятка три людей, тараторящих на разных языках. Они заспешили подняться в поезд, только что оставленный Элен. Тогда состав осветился, и девушка смогла получше различить некоторых из этих людей. Среди них были и мужчины, и женщины, одетые в длинные раскрашенные накидки, причесанные довольно экзотично, но, вместе с тем, изысканно.

Одна женщина держала восхитительную диадему, завернутую в фольгу, разукрашенную мелкими камешками.

Элен, застывшая на месте от удивления, находилась почти в самой гуще этой толпы, увеличивающейся с каждой минутой. Но, что самое поразительное, никто не обратил абсолютно никакого внимания на присутствие молодой девушки, переодетой в мужчину.

Но удивление Элен возросло еще больше: вдруг, возвышаясь над всеми, появился вчерашний амбал с бессменной сигарой в зубах. Вялой небрежной походкой он пробирался к поезду.

– О, да это же тот самый гигант, сказавший мне, что ближайшая остановка – Тирлемон. Блуждающий взгляд, жирные губы, одутловатое лицо. Это, без сомнения, он, – прошептала Элен.

Значит, это был не сон: и ночь в загадочном поезде, и пассажиры, покинувшие вагоны и теперь поспешно занимающие свои места.

Что же это означает? Кто эти люди? И чего ждать в дальнейшем? Элен начинало казаться, что она просто-напросто сумасшедшая.

Но тут она вышла из оцепенения. Кто-то ее дернул за руку, и Элен отпрыгнула в сторону. Человек, который это сделал, был маленький крепыш, семенящий мелкими шажками, чуть прихрамывая. Проходя мимо Элен, перед тем, как схватить ее за руку, он сказал по-английски:

– Э-э, старина, пошевеливайся! Чего зеваешь? Поздно уже, пора кончать бодягу! – и преспокойно продолжил свой путь.

Элен поняла: ее, вероятно, принимают за кого-то другого. Но каково же было ее удивление, когда она заметила, что собеседник одет точно так же, как она. Такого же покроя короткие штаны, темно-зеленый пиджак с красной нитью по бокам и медными пуговицами.

– Ах вот как! Так, значит, я оказалась в… в… – попыталась Элен сделать вывод, который, впрочем, уже напрашивался сам собой.

Сквозь шум она расслышала крик на английском:

– Принц де Голль убежал!

И заметила несколько мужчин и женщин, бегущих в беспорядке от сцепленных вагончиков к освещенному поезду, стоящему на запасном пути.

Тут же Элен поняла, кто такой этот Принц де Голль, услыхав стук подкованных копыт за спиной. Обернувшись, она увидела великолепную лошадь, несущуюся на полном скаку между стальных рельсов, бьющую по ним копытами, от чего во все стороны разлетались искры. Лошадь ржала, то и дело вставая на дыбы. Кучка мужчин пыталась перекрыть железную дорогу. Время от времени слышались проклятия по поводу поездов, мчащихся обычно на огромных скоростях.

Неожиданно для себя Элен рванулась вперед.

– Беги же! – завопил кто-то.

И она бросилась, не думая. В этот момент девушка была окружена десятком людей, одетых, как и она, в темно-зеленую униформу.

Вдруг раздался стон. Один из парней, подбежав к лошади, попытался схватить ее за гриву, но упал, сраженный ударом копыта в грудь.

То было потрясающее животное – совершенно черное, крепкое, с мускулистыми ногами; белая пена стекала с губ. Лошадь часто дышала, глаза сверкали, и Элен невольно восхитилась таким грандиозным, немного дьявольским зрелищем.

Что еще натворит эта вырвавшаяся на железную дорогу красавица, преследуемая разношерстной толпой, своенравная, непредсказуемая?..

У Элен не было времени долго размышлять. Пока часть бежавших обступила хрипящего раненого, остальные продолжили погоню, силясь окружить лошадь, чтобы попытаться успокоить. Но все напрасно! Зверь, спотыкаясь о шпалы, обдирая копыта, выглядел все более безумным.

24
{"b":"1289","o":1}