ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Осмелев, молодая девушка спросила:

– Мсье, не могли бы вы мне объяснить, где я нахожусь и кто вы?

Ее собеседник незаметно улыбнулся.

– Глядя на вас, мадемуазель, – заметил он не без некоторой иронии, – переодетую в форму моих работников конюшни, я подумал, что вы, вероятно, принадлежите к моему персоналу… или, по крайней мере, так сказать, в курсе дела…

– Мсье, – пробормотала Элен, – прошу извинить меня, но я оказалась в этой одежде совершенно случайно. Видите ли… я – несчастная…

Он прервал девушку коротким жестом:

– Вы – наездница наивысшего класса, гениальная наездница. И этого достаточно директору цирка Барзюма, который перед вами!

– Барзюм! – воскликнула Элен, уставившись расширившимися от изумления глазами на всемирно известного импресарио.

Таким образом, благодаря неожиданному стечению обстоятельств и целой цепочке потрясающих совпадений, Элен оказалась в специальном цирковом поезде, разъезжающем по всему свету. Она попала в одну из самых знаменитых трупп мира, почитаемую в любом уголке земли.

И кто бы мог вообразить – именно от Барзюма девушка услыхала комплименты в свой адрес!

Внезапно Элен побледнела. Каким будет результат этой беседы? Ну хорошо, допустим, на какое-то время она спасена от тюрьмы в этом поезде, несущемся в неизвестном направлении. Но ведь она даже не знает, где находится в данную минуту! Во Франции, в Германии или в другом каком месте… А что, если… в Бельгии?

И что произойдет в будущем? Как поступит Барзюм, когда установит ее личность и узнает всю историю?

Элен с тревогой ожидала продолжения разговора. Однако последующая фраза директора ее несколько успокоила:

– Я понимаю, мадемуазель, в обстоятельствах вашего появления здесь, разумеется, есть нечто загадочное. Но это неважно, я не желаю об этом ничего знать. Предлагаю вам следующее: начиная с этого разговора, точнее, с завтрашней репетиции, вы становитесь частью моей труппы. Если, конечно, первый опыт пройдет успешно, в чем я не сомневаюсь. Назначаю вам зарплату три тысячи долларов в месяц. Мы подписываем контракт на год… Ну вот, вроде и все. Единственное, что потребуется от вас, – это прилежание, а также корректное обращение с окружающими. Вы будете здесь в среде актеров. Это честные и достойные люди!..

– Мсье, – возмутилась Элен. Ее лицо покраснело при мысли о возможных предположениях Барзюма, – я достаточно себя уважаю и не позволю кому бы то ни было…

– Я вам верю, мадемуазель, – закончил он, – многолетний опыт работы с людьми позволяет мне судить о них с первого взгляда. Я не знаю, кто вы, и меня не интересуют причины, заставившие вас искать у нас убежище. Вы тут в полной безопасности. Итак, по рукам?

У Элен не было выбора. Она не могла отказаться, даже если б захотела. Это решение великолепно сбивало со следа бельгийскую полицию.

Элен не колебалась:

– Я готова подписать договор, мсье, – проговорила она решительно.

– Хорошо, – сказал Барзюм.

Затем, написав несколько строк крупным размашистым почерком, протянул лист бумаги Элен.

– Подпишите, пожалуйста, – предложил он.

Девушка замялась…

Увы! Разве могла она открыть свое подлинное имя, поставив подпись под этим документом?

Элен спросила:

– Как бы вы сами предпочитали меня называть?

Мгновение подумав и, кажется, поняв, если не все, то, по крайней мере, почти все, Барзюм ответил:

– Подпишитесь именем одного из наиболее славных предков. Поставьте имя знаменитой наездницы… Могадор.

Глава 12

МАДЕМУАЗЕЛЬ МОГАДОР, НАЕЗДНИЦА ВЫСШЕГО КЛАССА

Жребий был брошен, Элен стала участницей персональной высшей школы.

Решение, вынесенное накануне вечером в ходе беседы между девушкой и импресарио, было подтверждено утром следующего дня чем-то вроде экзамена, устроенного дочери Фантомаса хозяином манежа под неусыпным оком самого Барзюма.

Последний был весьма воодушевлен знанием дела и даже мастерством, с которым его новая воспитанница выполняла конные упражнения. Когда девушка закончила, он сказал ей:

– Это только начало. Через некоторое время вы хорошенько узнаете всю подноготную цирка и будете выполнять фигуры высшего пилотажа.

Потом он наклонился и прошептал на ухо:

– Я вам удвою зарплату.

Элен, все еще не до конца пришедшая в себя после вереницы головокружительных событий, произошедших за такое короткое время, грустно улыбнулась последней реплике Барзюма.

Ведь на самом деле для нее не так уж и важно богатство, которым пытался заманить ее великий импресарио. Все, чего добивалась Элен, – это полностью отвести от себя подозрения бельгийской полиции, которая никогда в жизни не догадается разыскивать ее в труппе циркачей, разъезжающих по всему свету. Потому-то и приняла она приглашение на работу.

Кроме того, молодая девушка предвидела в той роли, которую собиралась играть, возможность немного изменить внешность, скрыв наиболее характерные черты с помощью грима.

Утро было загружено целиком. Барзюм отвел девушку к цирковому портному. Тот с ловкостью человека, привыкшего к подобной работе, подобрал ей в самые короткие сроки платье для верховой езды – черного цвета, превосходно облегавшее ее стройное грациозное тело.

Было одиннадцать утра. Элен освободилась и решила просто побродить, приглядываясь к жизни артистов и служащих цирка.

Обедать ее пригласили в вагон-ресторан, где собралось большинство актеров труппы. Среди них были известные звезды.

Поначалу Элен немного стеснялась и краснела, но очень скоро почувствовала себя абсолютно в своей тарелке, поскольку люди, окружавшие ее, были доброжелательны, даже сердечны, и совершенно просты в общении.

Если бы наша героиня была писательницей, она, несомненно, нашла бы в этой среде любопытнейший материал для наблюдений.

Цирк Барзюма состоял из самой разношерстной публики со всех концов Земли.

Тут находились акробаты, гимнасты, фокусники – уроженцы Венгрии или Богемии, русские атлеты, английские клоуны, латиноамериканские наездники, китайские жонглеры, японские эквилибристы.

И вдобавок несколько человек, обиженных природой, зарабатывающих на хлеб своим уродством или увечьем.

Напротив Элен сидел кадр, в общем-то, ничем особо не выделявшийся. Он был молчалив и прожорлив. Девушка полюбопытствовала насчет его профессии. Ей ответили:

– Это человек-каучук. Взгляните на его дряблую кожу. Этот парень может оттягивать щеку на полметра.

Соседями Элен были два карлика, взгромоздившиеся на высокие табуретки, та самая крошечная чета, которую девушка встретила в первую ночь в поезде. Оба неутомимо болтали друг с другом, но такими слабенькими тихими голосками, что едва ли кто-либо мог их расслышать.

Потом Элен обратила внимание на сидящего за другим концом стола мощного атлета с загорелым лицом и жестким взглядом. Ей шепнули, что этого крепыша зовут Жерар, и он является укротителем хищников.

Девушка смотрела на него с огромным интересом. Ей, правда, не сказали, что он родом из колонии Кап; но это заставило бы ее призадуматься о собственном происхождении, о далекой стране, где протекли ее первые годы вскоре после войны за Трансвааль.

Девушке было хорошо среди этих приветливых, дружелюбных и деликатных актеров. Никто ни разу даже не помыслил спросить о том, как она здесь очутилась. Хотя, надо полагать, ее неожиданное появление вчера вечером в одежде конюха могло выглядеть более чем странно. Да еще это укрощение непокорной лошади… Однако ни один из них не пытался узнать, кто она на самом деле. Мсье Барзюм, представляя ее труппе, сообщил:

– Прошу познакомиться – мадемуазель Могадор. Отныне она будет замещать покинувшую нас мисс Донну Беллу.

И никто даже не поморщился, услыхав, что незнакомка носит имя знаменитой наездницы, являющейся, возможно, ее прабабкой.

Могадор… Элен стала понемногу привыкать отзываться на это имя.

Когда ее отвели в небольшое, но уютное купе, к ней через некоторое время пришел секретарь Барзюма мсье Чарли и принес несколько вещей, в которых она могла нуждаться: коробочку с гримом, хлысты, шпоры, а служанка принесла для молодой наездницы белье.

26
{"b":"1289","o":1}