ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаман. Ключи от дома
Состояние – Питер
Я скунс
Девочки-мотыльки
Полночное солнце
Падение
Не плачь
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Безумнее всяких фанфиков
A
A

Авар сделал знак Мишелю:

– Уведите его и пригласите Симоно.

Перепуганного толстяка никак было не заставить подойти к трупу.

– Ради всего святого! – умолял он. – Я с детства боюсь мертвецов! Я не выдержу! Пусть он спал с моей женой, Бог с ним, но почему я должен теперь смотреть на него!

– Прекратите истерику! – резко прервал его комиссар. – Вы ведь мужчина, черт побери! Возьмите себя в руки и подойдите сюда.

Глаза Симоно наполнились слезами.

– А вдруг я потеряю сознание? – прошептал он. – Господа, у меня слабое сердце!

Комиссар заиграл желваками.

– Если вы немедленно не подойдете, я сделаю его еще слабее, – угрюмо пообещал он.

Угроза подействовала. Всхлипывая, толстяк на подгибающихся ногах подошел к столу. Наконец он бросил взгляд на труп, и на лице его отразилось изумление. Он поднял глаза на комиссара:

– Кто… Кто это?

Полицейский возмущенно фыркнул:

– Вот об этом мы и хотели вас спросить! Вы знаете этого человека?

– Конечно, знаю! Всего четыре дня назад мы пили с ним абсент. Но его зовут не Рене Бодри!

– А как же?

– Артур, – уверенно сказал Симоно.

Авар шумно вздохнул:

– Вы уверены?

– Абсолютно. Его все знают в «Кафе негоциантов», что на бульваре Батиньоль. Спросите у хозяина или у любого из завсегдатаев! Все вам скажут, что это Артур. Он чуть ли не каждый вечер сидел за угловым столиком с абсентом и манильской сигарой. И я, бывало, составлял ему компанию. Это Артур, уверяю вас! А никакого Бодри я в глаза не видел.

Авар раздраженно махнул рукой:

– Уведите его!

Симоно увели. Авар, нахмурив брови, расхаживал по комнате.

– Чертовщина, – бормотал он. – Просто двуликий Янус какой-то!

Дверь приоткрылась.

– Кого там несет? – грубо бросил Авар, но тут же смягчился.

На пороге стоял Фандор.

– Вы закончили? – вежливо спросил он. – Я хотел бы взглянуть на труп.

– Входите, – вздохнул Авар. – Тут с этим трупом черт-те что творится. Все его знают, и все под разными именами. Не удивлюсь, если вы заявите, что это ваш главный редактор.

Журналист ухмыльнулся, подошел к столу и спокойно взглянул на тело. За время работы репортером он повидал столько мертвецов, что давно перестал испытывать какие-либо эмоции. Однако на этот раз глаза его широко раскрылись от удивления. Фандор медленно поднял глаза и улыбнулся.

– Что это вы развеселились? – проворчал Авар. – Вам что-то кажется забавным?

– Пожалуй… – протянул журналист.

Авар вышел из себя:

– Да в чем дело, черт возьми? Не тяните резину, молодой человек!

– Дело в том, – проговорил репортер, – что я тоже знаю этого человека.

– Ну, и кто это? Рене Бодри?

– Нет.

– Так кто же он, ради всего святого? Жюль, помощник Минима?

– Нет.

– Любитель абсента Артур? Из «Кафе негоциантов»?

– Не знаю такого. Видите ли, репортерская работа, конечно, приносит некоторый доход, но это кафе мне не по карману, и поэтому…

Авар скрипнул зубами:

– Прекратите паясничать, или я вас арестую!

Фандор слегка поклонился:

– Почту за честь, мсье. Быть арестованным лично вами!

Полицейский невольно улыбнулся:

– Ладно-ладно! Действительно, много чести… Ну, выкладывайте, кто это?

Журналист поднял правую руку ладонью вперед и торжественно заговорил:

– Я, Жером Фандор, в здравом уме и твердой памяти, заявляю, что был знаком с убитым. Его зовут Анри, профессия – букмекер. На Монмартре его знают все, кто интересуется бегами и вообще заключает пари. Помимо своего основного занятия, покойный, как я слышал, подрабатывал сутенерством.

Начальник Службы безопасности мрачно уселся и принялся загибать пальцы:

– Рене Бодри – раз. Жюль, посредник ростовщика – два. Артур, богатый бездельник с бульвара Батиньоль – три. И теперь, извольте видеть, Анри, букмекер с Монмартра. Итого – четыре. Не слишком ли много для одного человека, а?

Он вздохнул:

– Блестящие перспективы. Лет через десять мы выясним, кто же этот субъект на самом деле, а там, глядишь, и убийцу поймаем!

Глава 7

ЗАЩИТА ЖОРЖЕТТЫ

– Ну, как мои дела, доктор?

– Ваши дела, мсье Жюв… Скажите, вы хотите поправиться?

– Что за вопрос! Конечно!

– Тогда необходим полный покой.

– Что же, вовсе не двигаться?

– Ну, это излишне, но, повторяю – полный покой. Иначе вы не поправитесь. Все очень просто.

– Просто… – повторил Жюв. – Конечно, у вас всегда все просто…

– Ну уж прямо! Далеко не всегда. Однако с вами случай ясный. Помилуйте – сначала вы получаете такую рану, затем принимаете ледяную ванну в Сене, а потом удивляетесь, что у вас что-то неладно со здоровьем. Да какой же организм способен все это выдержать! Нет, если вы хотите, чтобы вас беспокоил только насморк, придется менять профессию.

Доктор помолчал и добавил:

– Ко всему прочему, у меня есть серьезные опасения, что у вас трещина в ребре. Поэтому – постельный режим и хороший уход.

Жюв с досадой поморщился:

– Постельный режим! Вы хотите, чтобы я лежал в кровати, в то время как людей режут на улицах? Работа, увы, не стоит на месте.

Увидев выражение лица доктора, полицейский поднял руку:

– Ладно, ладно, молчу. Постараюсь сделать все, что в моих силах.

– Вот так-то лучше. Настоятельно рекомендую вам отнестись к моим словам со всей серьезностью. Ведь, насколько мне известно, у вас сейчас нет никаких крупных дел?

– Ну, это как сказать…

– Но ваш приятель Фантомас, по крайней мере, не дает о себе знать?

Жюв мрачно усмехнулся:

– Если бы мой, как вы выразились, «приятель» прислал мне весточку, я бы не обращался к врачам. Встреча с ним для меня лучшее лекарство.

Он вздохнул:

– К сожалению, Фантомас не единственный преступник в этой несчастной стране. Что ни день, так какая-нибудь новая гадость.

Доктор понимающе кивнул:

– Слышал, слышал. Загадочный повешенный в Сен-Жерменском лесу?

– Загадочный, иначе не скажешь. В бумажнике у него нашли документы на имя Рене Бодри. А на опознании трое людей назвали его совершенно разными именами. Вы, наверное, читали статью Жерома Фандора в последнем номере «Столицы». Этого парня знали как Жюля в модных ресторанах, на бульваре Батиньоль его называли Артуром, а на Монмартре он был известен как Анри. А инспектор Жюв распутывай!

Доктор положил руку на плечо своего пациента:

– Но ведь инспектор Жюв не единственный детектив в Париже, не правда ли? И у него, конечно, есть помощники?

– Конечно.

– Так предоставьте им бегать по всем этим местам и расспрашивать свидетелей. А сами ложитесь в постель и займитесь обработкой информации. Думайте, сопоставляйте факты. Работать головой вам вовсе не противопоказано.

Жюв отвесил шутливый поклон:

– Примите мою искреннюю благодарность.

– Принимаю, – улыбнулся врач в ответ. – Следуйте моим рекомендациям и увидите – вы поймаете преступника быстрее, чем обычно.

Доктор встал:

– Ну, до свидания. Я загляну завтра.

Детектив проводил гостя до дверей и вернулся в кабинет.

– Полный покой, постельный режим… – проворчал он. – Уж если что и способно сделать из меня инвалида, то это не пуля и нож, а именно бездеятельность. Но… В одном он прав. Слава Богу, хоть Фантомас пока не дает о себе знать.

Он вздохнул:

– Эх, не к ночи будь помянут! Не дает, да в любой день может дать!

В этот момент в дверь позвонили. Вскоре старый слуга ввел в кабинет запыхавшегося мужчину. Это был инспектор Леон.

– Мое почтение, шеф! – улыбнулся он и с трудом перевел дух. – Каждый раз удивляюсь, как вы умудрились поселиться на такой верхотуре. Ваш шестой этаж, наверное, самый высокий в мире.

– А в лифты вы не верите? – улыбнулся Жюв.

– Верю. В те, которые работают. А ваш всегда ломается как раз в честь моего прихода. Вот и одолеваю лестницу на своих двоих, а после того, как вскарабкаешься на Монмартрский холм, это ой как нелегко! Знаете, сколько ступенек в вашей чертовой лестнице? Сто двадцать три. И каждая высотой двадцать шесть сантиметров. Ужас какой-то!

13
{"b":"1290","o":1}