ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Понимаю ваше негодование, – улыбнулся инспектор. – Вы, наверное, специально одолели эту ужасную лестницу, чтобы сообщить мне ее точную длину?

– Нет, конечно, – смутился Леон. – Я по поручению господина Авара.

– Вот как?

– Да, шеф. Вы в курсе сен-жерменского дела?

– В общих чертах. Я производил арест Макса де Вернэ. Ну, и читал статью Фандора.

– Да-да, они все знали покойного под разными именами. Но это еще не все. Самое прискорбное – для следствия, конечно, что у всех оказалось надежное алиби. Жоржетту Симоно уже пришлось отпустить, и скоро, видимо, ее муж и любовник также окажутся на свободе.

– Закон есть закон, – пробормотал Жюв.

– Конечно, – согласился его помощник. – Хотя господин Авар считает, что наблюдение со всех троих снимать рано.

– И правильно считает, – кивнул инспектор. – Пока рано.

– Ну вот, господин Авар и решил поручить это наблюдение вам.

Жюв хмыкнул:

– Похоже, я в префектуре за стажера, который с наслаждением торчит в холодных подъездах, выслеживая мелких жуликов.

Леон потупился:

– Понимаете… Похоже, это ваш приятель так вам удружил.

– Вот как? Кто же?

– Журналист Фандор. Я слышал, как он предложил начальнику поручить это дело вам.

– Вот уж спасибо! – проворчал детектив. – Он-то чего лезет?

– Он сказал, что вам это будет интересно. Видимо, считает, что вы раскопаете что-то такое, до чего полицейские не додумались.

Жюв хмыкнул:

– Этот мальчишка, видите ли, лучше меня знает, что мне интересно, а что нет!

Однако он действительно заинтересовался. Фандор далеко не глуп и ничего не делает, не подумав. Может, это и впрямь необычное дело. Другое дело, что он мог потрудиться прийти сам! Жюв вспомнил, что после того монмартрского дела, когда его ранили, он почти не видел своего друга. Неужели зазнался?

Впрочем, Жюв не собирался делиться своими мыслями с Леоном.

– Ладно, – сказал он. – Пожалуй, это действительно будет небезынтересно. Только вот беда – доктор велел мне лежать в постели.

Леон растерянно захлопал глазами:

– Вот оно что! Я не знал…

Вдруг лицо его осветилось:

– Это не помеха. Вы попросите начальника, чтобы он подержал их в тюрьме до тех пор, пока вы не выздоровеете!

– Леон, вы великолепны! – расхохотался Жюв. – Вы когда-нибудь сидели в тюрьме?

– Конечно, нет.

– А вот я сидел. Да-да, не удивляйтесь. Меня приняли за Фантомаса. И поверьте мне на слово, за решеткой не слишком весело. Поэтому я не столь кровожаден, как вы. Вовсе не хочу, чтобы из-за меня невинный человек провел в тюрьме хотя бы лишнюю минуту.

– Так уж и невинный…

– Пока их вина не доказана, они невиновны! – отрезал Жюв. – И нечего гноить их за решеткой. К тому же, мне пришла в голову неплохая мысль. Можно попробовать совместить пребывание наших друзей на свободе с охраной моего драгоценного здоровья.

Леон широко улыбнулся:

– Я так и знал, шеф, что вы что-нибудь придумаете! Так что же пришло вам в голову?

– Вот что. Пусть Авар возьмет с Симоно и де Вернэ не только подписку о невыезде, но и обяжет их жить в той квартире, которую им предоставят. У меня есть такая на примете. И представьте себе, прямо на этой же лестничной площадке. И она, безусловно, поприличнее, чем камеры тюрьмы Санте. Я буду присматривать за ними. Ну, а когда им захочется прогуляться, я сниму телефонную трубку и дам вам знать. Придется вам гулять вместе с ними.

– А что это за квартира рядом с вашей? Кому она принадлежит?

– Мне. Я недавно купил ее.

– Вот здорово! – восхитился Леон. – Шеф, вы что, провидец?

– В некотором роде, – скромно сказал Жюв.

Леон встал:

– Пойду, сообщу господину Авару. Уверен, что он будет в восторге!

Консьержка дома на улице Тардье раскраснелась от гнева, споря со старым слугой инспектора.

– Да, мсье Жюв прекрасный жилец, – говорила она, – но, ей-Богу, иногда ему в голову приходят странные фантазии. Надо же додуматься – поселить в нашем доме троих преступников, а вокруг расставить полицейских ищеек! У меня прямо аппетит пропал. Того и гляди, здесь кого-нибудь укокошат!

Слуга улыбнулся. Он столько повидал за время службы у своего хозяина, что удивить его было практически невозможно.

– Полно, мадам, – мягко сказал он. – Вы, напротив, должны быть довольны. Если люди, которых поселил тут мсье Жюв, и в самом деле преступники, то как раз под присмотром моего хозяина им не удастся совершить ничего противозаконного. Это гарантия полной безопасности! Вы самая счастливая консьержка в мире – вместе с вами дом охраняет еще и полиция!

Женщина задумалась.

– Гм, может, вы и правы, – произнесла она наконец. – Однако мне все же больше по душе иметь дело с честными гражданами, а не со всякими там Симоно, де Вернэ и прочими негодяями.

Итак, обманутый муж и удачливый любовник поневоле оказались под одной крышей. Ни один из них, конечно, не испытывал восторга от подобного соседства, но это все-таки было лучше, чем тюрьма. Поэтому оба, не раздумывая, согласились на условия мсье Авара и прибыли на улицу Тардье.

– Вы у меня в гостях, господа, – приветствовал их Жюв, – но прошу чувствовать себя, как дома. Сигареты на столе, вино в баре. На стол вам будет накрывать мой слуга – уверяю вас, он делает это не хуже любого официанта. Я иногда буду забегать вас проведать.

– И как долго мы здесь пробудем? – робко спросил Поль Симоно.

– О, я уверен, что не успею вам надоесть, – ответил инспектор. – Как только найдут убийцу, вас тотчас же отпустят домой.

Симоно сник. Перспектива поимки преступника в ближайшие дни представлялась ему весьма сомнительной. Макс тоже кисло усмехнулся. Где это видано, чтобы полиция раскрыла мало-мальски серьезное преступление! Скорее рак на горе свистнет…

Однако делать было нечего. Попрощавшись с Жювом, соперники разошлись по разным комнатам, бросая друг на друга злобные взгляды.

На следующий день Поль Симоно, одеваясь, разговаривал сам с собой:

– Конечно, одному безумно скучно. Хоть бы с кем-нибудь перекинуться словечком… Но не могу же я болтать с парнем, наставившем мне рога!

Макс де Вернэ, в свою очередь, рассуждал, заканчивая туалет:

– Я, конечно, не отличаюсь болтливостью, но это одиночество просто невыносимо! Хоть бы с этим толстяком потрепаться… Но он наверняка просто пошлет меня к черту.

Соперники вынуждены были встретиться за завтраком. Они появились в столовой одновременно, и ни один не захотел уйти. Стараясь не встречаться взглядами, они сели за стол и мрачно уставились каждый в свою тарелку.

Симоно, попробовав кофе, нашел его горьковатым. Сахарница стояла возле Макса, и толстяку было до нее не дотянуться.

«Не бегать же все время вокруг стола! – подумал он. – Придется попросить, чтоб передал. В конце концов, это меня ни к чему не обязывает».

Как можно небрежнее Симоно произнес:

– Будьте любезны, мсье, подайте мне сахар.

Макс поднял голову:

– Пожалуйста.

Он выполнил просьбу. Затем поднес чашку к губам и сморщился:

– Ух, горячо!

– Совершенно с вами согласен, – машинально ответил Симоно.

Так первый шаг к общению был сделан. Невольные соседи по-прежнему бросали друг на друга подозрительные взгляды, но каждый по первой просьбе передавал масло, хлеб и тому подобное.

– Неплохой кофе, – пробормотал Макс.

Поль Симоно вспомнил об ароматном напитке, который подавала ему по утрам Жоржетта, и насупился.

– Не сомневаюсь, что чай, которым вы соблазняли мою жену, был не хуже, – буркнул он.

Молодой человек чуть было не ляпнул, что соблазняет женщин несколько иначе, чем опаивает их чаем, но вовремя прикусил язык.

«Не стоит связываться, – решил он. – А то и пяти минут не пройдет, как этот тип швырнет в меня кофейником, и мне не останется ничего другого, как защищаться сковородкой и звать на помощь».

14
{"b":"1290","o":1}