ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вольный князь
Lifestyle. Секреты Бобби Браун
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Призрак Канта
Конфедерат. Ветер с Юга
Любовь по-драконьи
История матери
Метод инспектора Авраама
Округ Форд (сборник)
A
A

– Поглядим сначала на представление, – ответил его приятель.

В павильоне собралось всего несколько зевак. Кроме льва, публике демонстрировался попугай, которому, как утверждала табличка, было две сотни лет от роду, и пятиногий теленок. Теленок стоял далеко в тени, и сосчитать его ноги не представлялось возможным. С тем же успехом их могло быть шесть.

Дрессировщик, однако, не спешил начинать представление. Оставив немногих зрителей созерцать полудохлых животных, он снова вышел на помост и понес ахинею про тигров и белых медведей.

Горелка присел напротив льва и пристально уставился ему в глаза. Зверь никак не реагировал. Горелка повернулся к приятелю.

– Как тебе нравится? – обиженно произнес он. – Смотрит на меня, как на стенку! И морда какая злобная! Вроде уж на ладан дышит, а все равно нас всех ненавидит. У-у, тварь!

Адель пожала плечами:

– Только ему и забот, что тобой любоваться! Ты посмотри, в каком он состоянии. Может, он вообще уже ослеп.

– Да, – признал Иллюминатор, – вид у него не слишком веселый. Похоже, кормят его тут черт-те каким дерьмом. Если вообще кормят…

Приятели все больше убеждались, что в теперешнем состоянии льва вряд ли можно считать свирепым диким животным. Горелка, чертыхнувшись, вытащил нож и ткнул льва в бок. Тот нехотя поджал лапу, вытянулся на полу и устало зевнул.

– Каналья! – проворчал Горелка. – С таким спокойствием ему впору быть попом.

– Да, какой-то он слишком спокойный, – кивнул Иллюминатор. – Словно уже не жилец.

Его друг вздохнул:

– Видать, он нам не подходит. Зря только выбросили по два су. Хозяин-то, может, и продаст его по дешевке, да только на кой он нам такой… Даже на ногах не держится!

– Раз уж мы заплатили деньги, может, посмотрим на представление? – вмешалась Адель. – Вдруг все же что интересное…

Ее кавалеры равнодушно согласились.

Вскоре дрессировщик вернулся. Ему удалось затащить еще двух солдат, и то потому, что он взял с них лишь по одному су, как с военных. Скинув халат, профессор Марио придал своему лицу устрашающее выражение и вошел в клетку.

Для начала он выстрелил из револьвера холостым патроном. Лев, казалось, впал в летаргию. Тогда дрессировщик несколько раз вытянул его хлыстом. Бедное животное приоткрыло пасть, и у него вырвалось жалобное рычание, больше похожее на плач новорожденного. Профессор удовлетворенно улыбнулся.

– Господа и дамы, – произнес он. – Султан благодарит вас за то внимание, которое вы ему оказываете.

После этого он снова принялся с упорством, достойным лучшего применения, лупить льва хлыстом. Повинуясь единому порыву, публика двинулась к выходу. На улице Горелка пробурчал:

– Адель была права – чертов дрессировщик нас провел. За наши два су надо было ему самому так всыпать. И лев-то – кожа да кости. А мы еще собирались покупать этого доходягу.

Иллюминатор кивнул:

– Да, хозяин бы нас взашей выгнал, если бы мы его купили…

Горелка быстро огляделся по сторонам и толкнул товарища локтем в бок.

– Думай, что говоришь! – прошипел он. – Хочешь, чтобы вся ярмарка узнала о наших планах?!

Адель прислушалась.

– Эй, о чем это вы там толкуете? Кажется, решили заняться разведением львов?

– А ты не лезь в чужие дела! – грубо оборвал ее Горелка. – И не вздумай болтать! Если ты спишь с нами, то это не значит, что можно забывать свое место! Это не твоего ума дело.

– Да Бог с тобой! – испугалась женщина. – Чего ты так раскипятился? И вовсе мне не интересно, о чем вы там толкуете…

Вскоре троица дошла до загона с пони. Адель взяла кавалеров под руки и льстиво заглянула им в глаза:

– Мальчики, посмотрите, какие лошадки! Мне так хочется покататься…

Горелка, чтобы загладить впечатление от своей недавней вспышки, галантно протянул ей кошелек.

Пока яркие огни освещали шумную ярмарку, в Зоологическом саду к одиннадцати часам воцарились полная тишина и темнота. Накормив животных, охранники заперли массивные решетки и удалились.

Чтобы бродить ночью в одиночестве по Зоологическому саду, потребовалось бы немалое мужество. Где-то рыкают львы, в воде плещутся крокодилы, шумно вздыхает бегемот… Кажется, что звери вышли из своих клеток и вот-вот на дорожке покажется тень льва, готовящегося к прыжку.

Но бояться нечего. Запоры зоосада крепки и надежны, и даже если бы самому слону вздумалось прогуляться ночью, из этого ничего бы не вышло. К тому же животное, долгое время находящееся в клетке, приобретает все качества добропорядочного буржуа. Регулярно получая пищу, находясь в тепле и чистоте, оно забывает о щемящем чувстве голода и наслаждении охотой. Смиряются желудки, смиряются и звери…

И вот нынче вечером по темным дорожкам крадучись продвигались двое мужчин. Судя по осторожности, с которой они шли, это не были припозднившиеся охранники. В руках мужчины сжимали револьверы, и весь вид их был крайне подозрителен.

Если бы здесь оказались инспектор Жюв или его помощники Леон и Мишель! Они бы сразу узнали, по крайней мере, одного из них. Сам Сторож, знаменитый бандит и убийца, находился сейчас среди клеток с дикими животными, ни одно из которых не могло бы сравниться с ним в жестокости. На совести огромного верзилы было столько пробитых черепов и загубленных жизней, что он давно потерял им счет.

И вот теперь этот душегуб пробирался по дорожкам зоосада.

– Главное в жизни, парень, это напор и наглость, – поучал он шепотом своего спутника. – Например, эти олухи думают, что если они заперли своих медведей и крокодилов за толстые решетки, то никто не отважится навестить их ночью. А мы вот с тобой наглецы, и нам все нипочем…

Ночным искателям приключений не занимать было ни наглости, ни ловкости. Чтобы перебраться через ограду, не привлекая внимания, они решили сделать это в открытую, по принципу «легче всего спрятать вещь на самом видном месте». Запасшись кистями, ведром краски и лестницей, они принялись красить решетку в зеленый цвет, затем не спеша перебрались внутрь, поводили еще для виду кистями и, никем не замеченные, скрылись за деревьями. Дождавшись, когда уйдет последний охранник, злоумышленники направились к загону с хищниками.

Сторожа сопровождал молодой человек с яйцевидной головой и вздернутым носом. Его маленькие глазки напоминали буравчики. Странной формы голова сидела на длинной тонкой шее, возвышавшейся над узкими худыми плечами.

Прозвище этого бандита было Яблочко. Настоящего имени его не знал никто, и никому толком не было известно, откуда он прибыл. Впрочем, никого это особенно и не волновало. Бузотер часто видел его на ипподроме, где он зарабатывал тем, что подносил богатым посетителям сумки и зонтики. Несмотря на это, в общем-то, унизительное для вора занятие, молва приписывала Яблочку немало громких дел.

Сейчас он бесшумно следовал за своим напарником по узкому проходу между клетками, наполненному тяжелым запахом животных. Со всех сторон раздавалось шумное дыхание хищников, изредка доносилось приглушенное рычание.

– Кажется, мы на месте, – прошептал Сторож. – Теперь надо хорошенько оглядеться. Присмотримся, и в нужный момент патрон будет иметь то, что он желает…

Яблочко потянул носом.

– Ну и вонища, – заметил он. – Нужно сказать, что у нашего хозяина иногда бывают довольно странные идеи. Ей-Богу, когда он сцапал меня в Отей со своим кошельком, я с охотой согласился работать на него. Но уж никак не думал, что по его милости мне придется лазать по этому зверинцу!

Сторож хмыкнул:

– Теперь у тебя уже нет выхода, дружок. Коготок увяз, всей птичке конец. Понес же тебя черт лезть в карман к Фантомасу! Теперь в твоих интересах быть ему верным другом. Кому это не удается, тот долго не живет.

Бандит вздохнул и закончил:

– Да, ты уж мне поверь. Я заплатил немалую цену, прежде чем в этом убедился…

Некоторое время сообщники двигались молча. Вскоре Сторож снова повеселел.

22
{"b":"1290","o":1}