ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фея Бориса Ларисовна
Путь к характеру
Перекресток Старого профессора
Вата, или Не все так однозначно
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Любая мечта сбывается
Тайны Торнвуда
Воскресное утро. Решающий выбор
Шаг над пропастью
A
A

Нет, вряд ли таким способом удастся чего-нибудь добиться. Посещать ипподром никому не запрещено. Даже если поймать кого-нибудь из бандитов на краже или мошенничестве, это ни к чему не приведет. Любой из них охотно признает, что обокрал Лувр, лишь бы его не заподозрили в связи с Фантомасом. Мало шансов выжить останется у того, кто предаст «Хозяина»…

Где искать Фантомаса, непонятно. Единственное, в чем друзья пришли к общему выводу, было убеждение, что Фантомас слишком высокого о себе мнения, чтобы скрываться под видом ремесленника или бродяги. Наверняка он выбрал себе что-то получше.

Жюв склонялся к тому, что искать надо среди владельцев лошадей, лучше всего – среди членов жокей-клуба. Несколько недель он присматривался к ним, и наконец подозрение пало на графа Мобана. Тут очень кстати пришлась помощь Мэксона, который по не вполне понятным причинам принял живое участие в расследовании. С помощью его кошелька Жюву удалось доставить графу несколько весьма неприятных минут. Полицейский надеялся, что постоянное крушение планов заставит Мобана показать свое истинное лицо.

Однако, положа руку на сердце, Жюв вынужден был признаться сам себе, что никаких обвинений графу он предъявить не мог. Если пристально следить за поступками любого человека, можно обнаружить массу подозрительного и двусмысленного. Но это вовсе не повод тащить его в участок!

Да, Мобан владел несколькими лошадьми и держал их в конюшнях Бриджа. Да, он ставил на них немалые деньги в надежде сорвать куш. Ну и что? Любой приходит на ипподром именно для этого! Правда, не вполне понятно, на какие средства живет граф Мобан. И что с того? Половина аристократов живет неизвестно на что! И так привыкли, что не испытывают неудобств.

В общем, все доводы инспектора были плодом интуиции и богатого воображения. Сознавая это, Жюв старался ничего не утверждать.

Что же касается Фандора, то он имел собственное мнение. Вот почему, выйдя сегодня утром из дома, он направился к особняку на улице Лало, подаренному Флориссаном своей любовнице. Журналист позвонил и вручил свою визитку. Слуга провел его в гостиную, доложил хозяйке и, вернувшись, сообщил, что госпожа скоро примет гостя.

Фандор кивнул и уселся в кресло. Ему, собственно, не о чем было разговаривать с Жоржеттой. Рассеянно оглядываясь по сторонам, молодой человек раздумывал, чем бы оправдать свой визит. И, как это часто с ним случалось, решил положиться на Фортуну. Глядишь, в ходе разговора повод как-нибудь сам собой найдется. Главное – завоевать доверие хозяйки. И попробовать добиться, чтобы она познакомила его со своим загадочным любовником, о котором много говорили в Париже, но никто не мог сказать ничего определенного.

Фандор видел Флориссана д'Оржель несколько раз и с тех пор не мог отделаться от ощущения, что где-то встречал этого человека. Подозрение перешло в уверенность пару дней назад. В тот день он столкнулся с Жоржеттой на ипподроме.

– А кто эта девушка, с которой вы только что разговаривали? – спросила Жоржетта с любопытством. – Она так похожа на моего друга, что вполне могла бы сойти за его дочь!

Фандора словно окатили ледяной водой. Девушка, с которой он только что расстался, была… Элен. Теперь он понял, почему лицо Флориссана показалось ему знакомым. Может, это и в самом деле отец его возлюбленной? Может, на этот раз Фантомас решил действовать без маски?

Поразмыслив, молодой человек решил что-то предпринять. Вот почему он сидел сейчас в гостиной на первом этаже особняка на улице Лало.

Минут через двадцать в коридоре послышались легкие шаги. Дверь открылась, и на пороге появилась Жоржетта Симоно. На ней было простое домашнее платье, выгодно подчеркивавшее пышные формы. Густые волосы обрамляли бледное лицо.

«Хороша, ничего не скажешь, – подумал Фандор. – Очень соблазнительна. Скоро ей будут завидовать все дамы полусвета».

Женщина протянула ему руку.

– Рада вас видеть, мсье! – заговорила она. – Спасибо за визит. Может, вы решили ответить на вопрос, который я задала вам на скачках?

Жоржетта лукаво прищурилась. Фандор вежливо улыбнулся. Вот как! Прошло уже несколько дней, а она еще не забыла своего вопроса. Интересно, почему ей так хочется узнать ответ?

– Право, мадам! – рассмеялся журналист. – Вы придаете значение вещам, о которых я давно уже забыл. Я едва знаком с этой особой!

– Вот как? – Жоржетта склонила голову набок. – А она очень красива!

– Не спорю. Но, мадам, вы ведь не ревнуете?

– Бог с вами!

Жоржетта прошлась по гостиной, помолчала и вдруг спросила очень серьезно:

– Все-таки, как ее зовут?

Фандор пожал плечами.

– Скажите мне ее имя! – повторила женщина.

– Я в затруднении, мадам, – уклончиво пробормотал журналист. – Право, на ипподроме я встречаю столько знакомых…

Жоржетта махнула рукой:

– Не притворяйтесь. Вы просто не хотите говорить. Я ведь знаю, что вы встречаетесь с ней не только на ипподроме!

Фандор поднял брови:

– Почему вы так решили?

– Просто я вас видела. Вы гуляли вечером на бульваре Сен-Жермен. И, глядя на вас, трудно было подумать, что вы едва знакомы!

Фандор смущенно потупился.

– Ну… Это еще ничего не значит… – выдавил он.

– Не пытайтесь обмануть женщину! – мягко сказала Жоржетта. – Я не слишком умна, но есть вещи, которые я чувствую сердцем. И, увидев вас с этой девушкой, я поняла, что вы ее любите.

Журналист молчал.

– Поэтому, – продолжала женщина, – хочу сказать вам – будьте осторожны.

– Но почему?

Жоржетта вздохнула:

– Если бы я знала… Мне кажется, с этой женщиной связана какая-то тайна. Она часто бывает в этом доме. И ведет себя странно. Иногда мне кажется, что она от кого-то прячется, а иногда – что за кем-то следит.

– Бывает здесь? – переспросил Фандор. – Она приходит к вашему любовнику?

Жоржетта криво усмехнулась:

– Любовнику… Ну, называйте его так. У нас совершенно платонические отношения, как ни трудно в это поверить. И это, согласитесь, тоже довольно странно. Впрочем, речь о другом. Да, она приходит к Флориссану д'Оржель. О чем они там беседуют, никому не известно. Мне слышать не приходилось. Я вообще никогда не видела их вдвоем.

Оба помолчали. Наконец Жоржетта повернула голову и спросила:

– Все это кажется вам нормальным? Вы можете дать какое-то объяснение?

– Пока никаких, – медленно ответил Фандор. – Я репортер, мадам, и привык придерживаться фактов. Сейчас их нет. Но я уверен, что скоро у меня появятся кое-какие соображения.

Несмотря на уверенный тон, Фандор почувствовал, что у него дрожат руки. Итак, Элен приходила в особняк, да еще явно против воли его хозяйки. Значит, у нее было на это право. Может, у нее роман с Флориссаном? Но, помилуйте, зачем тогда селить в этом доме женщину, которая недоумевает, почему ты с ней не спишь?

Нет, тут не то. К тому же, это странное сходство… Фандор чуть не схватился за голову. Нет, лишь бы не это! Ведь если он прав, значит, загадочные отлучки его возлюбленной объясняются тем, что она снова попала под влияние Гения преступления! Но если так… Если так, то еще ничего не потеряно! Да, Элен в беде, но и Фантомас наконец найден! И девушка будет спасена!

Фандор вздрогнул. Рука Жоржетты прикоснулась к его плечу:

– Мсье Фандор, вы меня слышите?

– Да, мадам.

– Могу я на вас положиться?

– Конечно.

Жоржетта помолчала.

– Дело вот в чем, – сказала она наконец. – Вы любите эту девушку. А я хочу сохранить моего… моего друга. Я предлагаю объединить усилия. Надо прекратить их встречи.

Фандор поднялся:

– Договорились, мадам. Вы хотите, чтобы я поговорил с мсье д'Оржель?

Жоржетта проводила его к двери:

– Не знаю. Как вам удобнее. Сегодня днем мы будем на ипподроме в Отей.

Уже добрых полчаса Фандор бродил между трибунами ипподрома. Вид у него был возбужденный. Временами он раздраженно разбрасывал тростью комья земли. Казалось, он с трудом сдерживается.

54
{"b":"1290","o":1}