ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какого дьявола она появляется на улице Лало? – разговаривал журналист сам с собой. – Что связывает Элен с Флориссаном? Она никогда мне о нем не говорила!

Фандор огляделся по сторонам. Он решил объясниться с Флориссаном сегодня же. Однако пока ожидание было тщетным.

– Ах, Элен! – снова заговорил молодой человек. – Неужели этот бандит сумел тебя околдовать? Ведь ты такая гордая, такая независимая!

Вздохнув, он снова принялся ходить взад-вперед.

Между тем трибуны начали заполняться. День выдался ясным, и публики должно было собраться немало. Тут и там яркими пятнами выделялись роскошные туалеты дам. Фандор старался не удаляться от входа в весовую. Приближаться к паддоку он опасался – кто-нибудь из работников мог легко узнать «жокея Скотта».

Внезапно молодой человек остановился, всматриваясь. Со своего наблюдательного поста он увидел изящный экипаж, из которого вышла пара. Первой шла Жоржетта Симоно, за ней – Флориссан д'Оржель. Одет он был с изысканной небрежностью. Голову его украшал цилиндр, на плечах красовалась накидка, подбитая черным шелком. Это делало его похожим одновременно на аристократа и преуспевающего художника.

Фандор двинулся навстречу. Проходя мимо Жоржетты, он едва заметно поклонился и, поравнявшись с ее спутником, будто нечаянно оступился и толкнул его плечом. Флориссан д'Оржель удивленно посмотрел на него. Вместо того, чтобы извиниться, Фандор буркнул:

– Могли бы быть повнимательнее, мсье! Ваш возраст еще не позволяет толкать прохожих.

Несколько голов повернулись в их сторону. Флориссан д'Оржель не стал унижаться до перепалки. Окинув журналиста долгим взглядом, он молча последовал за своей спутницей. Жоржетта покраснела. Она, конечно, желала, чтобы Фандор объяснился с ее другом, но не предполагала, что молодой человек будет вызывать его на разговор в столь грубой и неприятной манере. Не желая, чтобы конфликт разрастался, она взяла Флориссана под руку и шепнула:

– Идемте отсюда!

Но от Фандора не так легко было отвязаться. Он положил руку на плечо старика и проговорил угрожающе:

– Мсье! Я оказал вам честь, заговорив с вами после того, как вы меня толкнули! И, тем не менее, я не слышу не только извинений, но и вообще ответа! Соблаговолите прервать молчание!

Голос журналиста звучал еще громче, чем раньше. Несколько человек остановились, прислушиваясь к назревающей ссоре. Флориссан д'Оржель пристально посмотрел в глаза молодому человеку. Потом неожиданно улыбнулся. Прошло несколько секунд. Глаза журналиста метали молнии.

– Дело дрянь, – заметил кто-то из зевак. – Сейчас обменяются визитками.

– Может, и до тумаков дойдет! – ответил сосед. – Давно не видел, как благородные дерутся.

Пауза затянулась. Наконец Флориссан проговорил с непонятной интонацией:

– Вы знаете, что сами виноваты. Поэтому извольте обращаться со мной повежливее, Жером Фандор.

Журналист оторопел, как будто увидел привидение. Старик приблизил свое лицо к самым его глазам и произнес так, чтобы все слышали:

– Хотите выяснять отношения – воля ваша. Только избавьте меня от удовольствия выступать на потеху здешней публике. Вы прекрасно знаете, где и когда меня можно найти.

Вся заносчивость Фандора разом улетучилась. Он опустил глаза и мучительно покраснел. Флориссан чуть заметно подмигнул и удалился. Фандор остался стоять, уставившись в землю. В толпе раздались презрительные замечания:

– Ишь, стоит, как нашкодивший школьник! Нечего тогда было и петушиться!

– У него кишка тонка! Эти журналисты все выскочки, а как доходит до дела, так они вечно пасуют. Хлипкий народ!

Фандор не отвечал. Казалось, он даже не слышал. Толпа понемногу разошлась. Медленно, как сомнамбула, журналист двинулся вперед.

– Где эти женщины? – пробормотал он.

Глава 25

ФЛОРИССАН д'ОРЖЕЛЬ

Было уже шесть вечера. Более четырех часов ожидал Фандор в гостиной особняка на улице Лало возвращения хозяев. После стычки с Флориссаном он безуспешно пытался разыскать их на ипподроме и, не найдя, примчался сюда. Слуги уверяли, что мадам и мсье непременно вернутся к ужину. Однако время шло, а они все не появлялись.

Наконец терпение журналиста было вознаграждено. На улице раздалось урчание мотора. Автомобиль остановился у дверей особняка, и вскоре в холле раздались голоса Жоржетты и Флориссана. Через секунду Жоржетта появилась в гостиной.

– Это вы… – начала она, но журналист вскочил и перебил ее.

– Где… – он запнулся и с трудом выговорил. – Где Флориссан д'Оржель?

Жоржетта пожала плечами:

– Поднялся наверх. Боюсь, что вам не удастся с ним увидеться. Он никого не пускает в свои апартаменты, даже меня.

Фандор упрямо наклонил голову:

– И все-таки мне необходимо его увидеть.

– Нет-нет! Он рассердится! – испугалась Жоржетта.

Она очень боялась разгневать своего покровителя, обеспечившего ей такое приятное существование. Фандора подобные соображения не волновали. Он решительно поднялся по ступенькам и постучал в дверь. Ответа не последовало. Молодой человек заговорил, окончательно повергнув Жоржетту в смятение:

– Элен, прошу вас! Мне необходимо с вами поговорить! Я хочу извиниться!

Жоржетта, взбежав по лестнице, схватила журналиста за рукав:

– Что вы делаете? Кого вы зовете? Что это еще за Элен?

В этот момент из-за двери донесся спокойный голос:

– Минутку, друг мой. Я сейчас переоденусь и выйду к вам.

Фандор прислонился к косяку. Бедная Жоржетта окончательно растерялась.

– Что происходит? – бормотала она. – С кем вы разговариваете? Это не Флориссан!

Журналист усмехнулся:

– Ошибаетесь, мадам!

В этот момент дверь открылась, и на пороге появилась женская фигурка. Фандор шагнул вперед и сжал ее в объятиях.

– Опять… – пролепетала Жоржетта. – Опять эта девушка!

Перед ней действительно стояла Элен. Мягко отстранив Фандора, она сказала:

– Входите. Сейчас я вам все расскажу.

Впервые с тех пор, как она поселилась в особняке на улице Лало, Жоржетта оказалась в апартаментах второго этажа. К своему огромному удивлению она увидела множество женской одежды вперемешку с мужской. Среди платьев и корсажей валялась знаменитая накидка Флориссана, подбитая черным шелком. Элен провела Жоржетту в туалетную комнату и показала седой парик и белоснежную накладную бороду. На столике было расставлено столько различных флаконов, что комнатка стала похожа на театральную гримерную. Жоржетта оглянулась вокруг и побледнела.

– Что это все значит? – спросила она. – Где Флориссан? Он поднялся к себе! И как вы сюда попали, мадемуазель?

Элен взяла Жоржетту за руку.

– Бога ради, простите меня, – сказала она виновато. – Я вас обманывала. Понимаете, Флориссан действительно здесь. Перед вами. Узнаете?

Жоржетта вгляделась в лицо девушки. У нее перехватило дыхание:

– Вы?!

– Да, я, – мягко ответила Элен. – А вот мой парик и борода.

– Но… – пробормотала пораженная женщина. – Но зачем все это?

Элен опустила глаза.

– Простите меня, – повторила она. – Поверьте, у меня были на то причины.

Жоржетта задрожала:

– Но… Но вы обманули меня! Это бесчестно! Это подло!

На глазах ее выступили слезы:

– Ради этого человека я оставила моего несчастного мужа… Я думала, это любовь… А он оказался просто переодетой женщиной! Как это жестоко! Так посмеяться надо мной!

Жоржетта рухнула в кресло и разразилась рыданиями. Элен с жалостью склонилась над ней.

– Уверяю вас, все не так уж скверно! – ласково произнесла она. – Скажите, вы ведь считали Флориссана своим покровителем?

– Считала! – прохныкала женщина. – А теперь… Что со мной будет?

Она снова зарыдала:

– Господи! Об этой истории узнает весь Париж! Меня засмеют!

Элен повернулась к Фандору.

– Пусть поплачет, – шепнула она. – Сейчас с ней бесполезно разговаривать.

Фандор с нежностью смотрел на возлюбленную. Подумать только, он чуть не отождествил ее с самим Гением преступления! И устроил безобразную сцену на ипподроме, приняв ее за мужчину! Но ей-то зачем понадобилось изображать Бог весть что?!

55
{"b":"1290","o":1}