ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно в дверь постучали.

– Войдите, – бросила Элен.

На пороге появился слуга. На лице его не выразилось ни малейшего удивления при виде девушки.

«Однако слуги в этом доме хорошо воспитаны!» – подумал Фандор.

Слуга протянул хозяйке поднос, на котором лежали две визитные карточки. Элен мельком взглянула на них и спросила:

– Эти господа ждут мадам?

Лакей почтительно поклонился:

– Господа ждут в большой гостиной.

Жоржетта побледнела, увидев карточки:

– Как… оба? Не может быть! И что же, они пришли вместе?

Слуга кивнул.

Жоржетта снова взглянула на визитки.

– Воистину, Господь отвернулся от меня! – прошептала она. – Сначала эта женщина, а теперь…

И она прочитала вслух:

– Поль Симоно. Макс де Вернэ. Силы небесные! Мой муж и мой любовник…

Кое-как приведя себя в порядок, Жоржетта спустилась вниз. Элен и Фандор наконец-то остались наедине. Журналист принялся сбивчиво извиняться за свою грубость на ипподроме, но девушка приложила палец к его губам и улыбнулась:

– Я уже давно вас простила. И потом, мне тоже надо извиниться за то, что водила вас за нос. Но вы меня понимаете, не так ли?

Фандор пожал плечами:

– Я знаю, что вы почему-то решили изображать из себя старого жуира. Но зачем вам это понадобилось, понять не могу.

– А разве Жоржетта Симоно вас не интересовала? – с вызовом спросила Элен. – В таком случае вы просто никудышный сыщик. А что, если она знала убийцу Рене Бодри? А вдруг среди ее любовников был сам Фантомас? Масса подозрений!

– И они подтвердились?

– Нет. Я ошиблась.

Журналист прошелся по комнате:

– Но к чему весь этот маскарад? Зачем было наряжаться Флориссаном?

– Во-первых, я усыпила подозрения Жоржетты. Глупышка считает вполне естественным, что пожилой господин ни с того ни с сего дарит ей особняк. А во-вторых… Не забывайте, мой друг, что Фантомас прекрасно знает, кто я такая. И я боюсь его. Очень боюсь!

Фандор привлек девушку к себе.

– Не надо бояться, – шепнул он нежно. – Ведь я с вами!

– Поэтому я боюсь не только за себя, но и за вас тоже, – вздохнула Элен. – Господи, как бы я хотела, чтобы мы вдруг оказались далеко-далеко отсюда! Мы могли бы жить так счастливо…

Журналист обнял любимую:

– Мужайтесь, дорогая. Теперь поздно отступать. Мы должны добиться успеха. Владимир благодаря нам уже оказался за решеткой. И теперь надо, чтобы его отец занял достойное место по соседству.

Девушка слабо улыбнулась. Фандор обвел взглядом комнату. В голову ему пришла новая мысль.

– Но, дорогая, – проговорил он. – Будучи Флориссаном, вы неплохо устроили вашу протеже. Откуда у вас такие средства?

Элен приложила палец к губам.

– Скоро узнаете, мой друг. Всему свое время. И я уверена, что вы будете благословлять этого человека. Для достижения справедливой цели, ради борьбы со злом он не жалеет денег. И он не меньше, чем мы, хочет, чтобы Фантомас был пойман.

– Но кто же это?

Элен покачала головой:

– Не сейчас. Пока это секрет. Не будьте таким любопытным!

Глава 26

ЖЮВ И ФАНДОР

Жюв и Фандор обедали вместе. Маленькую гостиную в доме на улице Тардье ярко освещали лучи осеннего солнца. Небо было ярко-голубым. Из окон виднелись многочисленные лестницы Монмартрского холма, по которым передвигался народ. В воскресный погожий день горожанам не сиделось дома. Принарядившись, они высыпали на улицу.

Денек действительно выдался на славу. Казалось, время пошло вспять, и в столицу снова вернулось лето. Жюв закрыл ставни с витражами. Комната погрузилась в таинственный полумрак. Отблески цветных стекол, преломляясь в хрустале бокалов, падали на белоснежную скатерть яркими мазками, делая ее похожей на палитру художника.

Инспектор повернулся к гостю:

– Так ты будешь омлет?

Журналист мотнул головой:

– Нет.

– Тебе не нравится, как я стряпаю?

– Что вы! Просто я не голоден.

Реакция Жюва была крайне неожиданной. Он резко вскочил, опрокинув стул, и принялся метаться по комнате, цедя сквозь зубы:

– Чертов болван! Он, видите ли, сыт!

Фандор с недоумением смотрел на своего друга. Тот сел и смущенно потупился:

– Извини, старина. Нервы ни к черту. Подумать только, двенадцать лет, двенадцать лет борьбы! И оказаться в таком положении…

Журналист взял его за руку:

– Что случилось, инспектор? Почему вы меня упрекаете?

Жюв отстранился.

– Что случилось… – повторил он. – Просто у меня лопнуло терпение!

– О чем вы?

Инспектор сжал кулак, и тонкий бокал хрустнул в его пальцах.

– Так больше не может продолжаться! Ладно – я. Рисковать жизнью – моя работа. Но я не могу смотреть, как ты ускоряешь себе дорогу на кладбище. И все из-за Элен!

Фандор нахмурился:

– Это не только ваша игра, инспектор. Мы тоже играем в нее, тут уж ничего не поделаешь.

– Эх, если бы это была игра!

Жюв замолчал. Прошло несколько минут, прежде чем он снова заговорил:

– Стыдно признаться, но порой мне кажется, что я схожу с ума…

Лоб его прорезали глубокие морщины.

– Каждую ночь я не могу сомкнуть глаз. Все думаю, думаю об одном и том же… И похоже, у тебя появляются те же симптомы.

– У меня? – удивился журналист.

– У тебя, у тебя. Будешь омлет?

– Я же сказал, что сыт.

– А когда ты ел в последний раз?

– Не помню… Вчера, кажется.

– То-то и оно! Вчера. А ведь ты молод и не должен бы жаловаться на отсутствие аппетита. Видно, ты тоже зациклился на одном, как и я…

Жюв шумно вздохнул.

– Мы оба чувствуем, что Фантомас где-то рядом, совсем близко. Но черт меня побери, если я знаю, что он задумал!

Он снова сжал кулаки.

– У этого чудовища слишком изощренная фантазия, чтобы мы могли предвидеть его поступки. Нам остается только ждать… А это невыносимо!

– Это точно, – невесело подтвердил Фандор. – Ожидание – страшная штука. Особенно, когда не знаешь, чего ждать.

Жюв кивнул:

– Совершенно верно. Кое-что нам, конечно, удалось. Что касается Бриджа-Владимира, то тут ты блестяще поработал. Однако этого, увы, мало. Одним преступником меньше, а мозг всей шайки на свободе. Честно говоря, я думал, что, поймав сына, мы быстро выйдем на отца. Но Владимир молчит, как рыба. Такое впечатление, что он получил указания от Фантомаса!

– Все может быть, – задумчиво проговорил журналист. – Меня это, по крайней мере, не удивило бы. Когда борешься с гигантским спрутом, бесполезно отсекать ему щупальца. Нужно поражать его в голову!

Они помолчали. Фандор машинально скатывал хлебные шарики.

– Да, кое-что нам удалось, – продолжал он после паузы. – Но и проколов было немало. Достаточно вспомнить, как мы подставили беднягу Мэксона. Теперь он вряд ли станет президентом жокей-клуба!

Снова воцарилось молчание. Друзья уныло смотрели в тарелки. О каком обеде могла идти речь! Невеселые мысли начисто лишили их аппетита Фандор встал и подошел к окну.

– Будь ты проклят, Фантомас! – прошептал он. – Неужели нам так и не удастся с тобой справиться?!

Пальцы его машинально выстукивали по стеклу барабанную дробь.

– Кто же это может быть? – повторял он в пространство.

Жюв усмехнулся и пожал плечами:

– Увы, дружище, не могу тебе ответить. Иначе я бы тут не рассиживался…

В голосе Жюва сквозила безнадежность. Ему лучше других было известно, что, имея дело с Фантомасом, можно получить удар с самой неожиданной стороны. За годы борьбы с Гением преступления не раз оказывалось, что негодяй скрывается под личиной достойнейшего члена общества, далекого от всяких подозрений. Наверняка и сейчас дело обстояло так же. Но кто?

В десятый раз инспектор перебирал в уме всех, кого ему довелось в последнее время увидеть на ипподроме. Но тщетно. Любой из завсегдатаев скачек теоретически мог оказаться Фантомасом, и никто из них не дал ни малейшего повода себя подозревать. Жюв поднял голову.

56
{"b":"1290","o":1}