ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Остановившись возле входа в длинную галерею, выстроенную из стекла, которая обрамляла на первом этаже правую часть здания и которая, беря начало позади часовни, тянулась вплоть до операционных хирургического отделения, Шалек посмотрел по сторонам.

Погруженный в тягостные раздумья, Шалек не сразу заметил инспектора Жюва, шагавшего вдалеке рядом с заведующим больницей. Присмотревшись получше, он увидел также плотную цепь полицейских, медленно продвигающихся по всей ширине корпуса больницы. Невольно, словно он хотел сохранить определенную дистанцию между собой и надвигающейся силой, доктор Шалек прошел вглубь галереи. Он уже собрался было пройти в хирургическое отделение, когда на его пути возник санитар.

— Господин доктор, — произнес он, — туда сейчас входить нельзя. Профессор Югар категорически запретил.

Не настаивая, Шалек подумал было возвратиться в галерею и сделал несколько шагов в этом направлении, но вдруг резко повернул назад. По стеклянному коридору продвигались Жюв и заведующий больницей в сопровождении служащего из администрации, ведя перед собой шесть-семь человек…

Шалек смешался с этой маленькой группой.

Старик с обмотанной рукой, у которого недавно вскрыли панариций, пошутил, шагая рядом с Шалеком:

— Может быть, они и меня захотят арестовать, поскольку, как говорят, у преступника ранены пальцы!

Жюв спокойно, но быстро пропускал людей, которых случай завел в этот коридор, для этого достаточно было, растопырив пальцы, показать ему свои руки.

Господин де Мофиль в ту же секунду, по знаку Жюва, выдавал заинтересованному лицу небольшой квадратик из плотной бумаги, на котором были отмечены его фамилия и род занятий и который позволял затем беспрепятственно проходить мимо карауливших у дверей полицейских.

— Есть здесь еще что-нибудь, что может нас заинтересовать? — задал вопрос Жюв.

— Нет, господин инспектор, — ответил заведующий больницей, — справа от этой комнаты, дверь которой закрыта на ключ, находится операционная, где профессор Югар и его ассистенты оперируют больную аппендицитом. В данный момент заходить в операционную нельзя, но если вы все же считаете это необходимым, мы можем заглянуть туда сразу, как только закончится операция.

— Благодарю вас, — сказал Жюв, — я уже видел эту операционную, и вообще в отделении профессора Югара мне ничего не показалось подозрительным. К тому же, по-моему, все люди профессора уже получили пропуска.

Господин де Мофиль, поклонившись, собирался повернуть назад, когда Жюв вновь окликнул его:

— А куда ведет эта дверь?

На лице господина де Мофиля мелькнула улыбка.

— Вы положительно хотите знать все, месье. Ну что ж, входите!

Толкнув дверь, заведующий посторонился, чтобы дать дорогу Жюву, который, сделав пару шагов, попал в узкий и темный коридор, весь пропитанный влагой.

Полицейский прошел еще немного вперед. Довольно короткий коридор выходил в широкую комнату, которую, правда, легче было назвать подвалом, так как здесь царил жуткий холод, а тусклый свет с трудом проникал через маленькие подвальные окошки, проделанные под самым потолком. Тишину этого мрачного места, где вся мебель состояла из одного большого, на все помещение, деревянного настила, нарушал лишь плеск воды, постоянно текущей из открытых кранов, встроенных в боковой стене.

Когда глаза Жюва привыкли к темноте, он увидел, что широкие и длинные белые формы, которые бросились ему в глаза сразу, как только он вошел в помещение, были не чем иным, как трупами, завернутыми в белый саван. Среди погребальных одежд виднелись лишь плечи и головы умерших, на которые беспрестанно тонкой ровной струей из кранов стекала ледяная вода.

Жюв обернулся к заведующему больницей.

— Это амфитеатр, — объяснил последний, — здесь мы храним тела, предназначенные для вскрытия. Вы собираетесь здесь долго пробыть?

— Из комнаты нет другого выхода, кроме двери, через которую мы зашли, господин заведующий?

— Нет, другого выхода не существует…

Жюв прошелся по мрачному помещению, наклонился над белыми формами, вытянутыми у его ног.

— Впечатляет ваш морг, что и говорить, — признался он.

— Вы просто к этому не привыкли.

— Во всяком случае, — ответил Жюв, — так как здесь спрятаться нельзя, поищем в другом месте.

В тот момент, когда Жюв выходил за господином де Мофилем из сумрака морга, он встретил своих людей, которые, согласно намеченному плану, должны были неизбежно соединиться с ним на первом этаже здания. Они также подходили с пустыми руками.

Жюв нервно закусил губу, расстроенный оборотом, который принимали события.

— Второй этаж, — начал он, обращаясь к своему помощнику Мишелю, — вы тоже обыскали?

— После того, как вы сами его осмотрели, господин инспектор, мы туда не заходили. Но никто за это время не мог без пропуска подняться наверх, так как на каждой лестнице мы оставили своих людей…

— Это я и хотел услышать, — ответил Жюв, — хорошо, соберите ваших людей за часовней и ждите моих приказаний.

Через некоторое время Жюв и господин де Мофиль сидели друг против друга в кабинете заведующего больницей.

— Ну что, господин инспектор!

— Что ж, остается сказать лишь одно: убийца, по всему видно, действительно выскользнул из наших рук…

— По-вашему, он смог уйти от облавы?

— Похоже на то. Может, случилось так, что ему удалось перелезть через стену во дворе больницы…

— Нет, уверяю вас, это невозможно, стены там слишком высокие. Что вы собираетесь предпринять?

Жюв достал часы.

— Я должен поставить в известность об этом происшествии господина Авара, а также позаботиться о том, чтобы сменили полицейских, которые дежурят здесь с самого утра…

— Но вы еще вернетесь?

— Обязательно!

— Что я должен делать в ваше отсутствие?

— Ничего, хотя, если вы еще раз проверите те или иные закоулки в корпусах больницы, то это не будет излишним.

Уже вдогонку Жюву господин де Мофиль закричал:

— Еще один вопрос… Вашу систему пропусков следует оставить в силе до вашего возвращения?

— Это просто необходимо, месье, — быстро ответил Жюв, — я обязательно должен знать, кто входит в больницу и кто из нее выходит. Однако служащим вашего учреждения, которых хорошо знают привратники, достаточно в момент ухода с работы оставить свою фамилию в специальном журнале, который затем вы передадите в мое распоряжение.

— Будет сделано, господин инспектор.

Глава IX

В морге

В больнице Ларибуазьер постепенно то тут, то там зажигалось освещение: смягченный матовым стеклом свет для больничных палат, яркий свет вдоль всех коридоров, ослепительный свет в кабинетах административной части, бледный мерцающий свет в кухнях, столовых и кабинетах дежурных врачей.

Из всей больницы не зажегся свет лишь в одной мрачной комнате, поскольку ее обитатели в этом уже не нуждались: это было место, где временно хранили незатребованные родственниками тела умерших в больнице.

Внезапно один из трупов зашевелился!

Жюв против Фантомаса - _3.png

Бросив взгляд на дверь, отделявшую амфитеатр от стеклянной галереи, и убедившись, что та действительно закрыта, «труп», дрожа и стуча зубами от холода, сбросил с себя саван, под которым он лежал и который насквозь промок от стекающей на него воды. Окоченев от холода, он принялся сгибать и разгибать руки, делать приседания и наклоны, будто человек, который после долгого и глубокого сна, опасного падения или какой-либо длительной болезни разминается, чтобы убедиться, что его тело не потеряло своей силы и пластичности.

Вдруг лжепокойник услышал вдалеке какой-то необычный шум, мигом схватил свое погребальное одеяние, нацепил его на себя и вновь замер в том же положении, лежа под струей ледяной воды.

Но это была ложная тревога. Во второй раз отбросив саван, «мертвец» начал энергично растирать плечи, грудь, поясницу, надеясь, что этот тщательный массаж поможет ему выйти из того закоченелого состояния, в котором находилось его тело.

15
{"b":"1291","o":1}