ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вечная женская красота! Особая способность простых парижанок, единственных женщин, которые за минуту могут целиком изменить свою внешность и оставаться красивыми как в наряде простой белошвейки, так и в шикарном туалете дамы из общества!

Жозефина сделала всего несколько шагов по большой площади, отделяющей бульвар Дидро от Лионского вокзала, когда к ней приблизился молодой человек в строгом костюме.

— Можно вас на два слова? Пожалуйста, не откажите в любезности…

— Но месье…

— Два слова, мадемуазель! Это очень важно.

Жозефина минуту колебалась.

— Хорошо, говорите, что у вас, — наконец сказала она, останавливаясь на краю тротуара.

— О, не здесь, вы не согласитесь выпить чего-нибудь?

— Как вам угодно!..

Парочка направилась к кафе, не заметив, как еще один прохожий вошел туда вслед за ними…

Жером прошел вглубь заведения и уселся напротив зеркала, через которое было удобно следить за двумя собеседниками.

— Так, — думал журналист, — что это еще за гусь? Может быть, его послал Лупар? Однако не похоже, чтобы она его знала! Ну-ка, ну-ка…

Жером Фандор поднялся, заплатил и вышел из кафе.

Торопливость журналиста была вполне объяснима. В то время, когда гарсон подносил два стакана с мадерой к столику, за которым сидели Жозефина и ее компаньон, молодая женщина вдруг резко встала и, недоуменно пожав плечами, не прощаясь, направилась из кафе к вокзалу…

Жером Фандор специально прошел перед террасой кафе, чтобы услышать, как официант перекидывался шуточками с покинутым девушкой посетителем:

— Что, неудобная дамочка, а?

— Действительно, неудобная! Она меня пробросила… Жаль, это был лакомый кусочек.

«Отлично, — подумал Фандор. — Жозефина согласилась выпить стаканчик вина с этим болваном, потому что приняла его за гонца от Лупара или кого-то другого. Выяснив истинные намерения этого донжуана, она сразу от него отделалась.»

Идя по следам девушки на расстоянии примерно метров пятидесяти, Жером Фандор время от времени прятался за вереницей тележек, нагруженных чемоданами, которые тянулись к платформе для отправления поездов с Лионского вокзала. Теперь он уже не сомневался, что скоро сможет присутствовать при занимательной встрече…

Жозефина, однако, казалось, не очень спешит. Несколько раз бросив взгляд на большие светящиеся вокзальные часы, она замедлила шаг.

Девушка рассмотрела иллюстрированные журналы, висевшие в киосках, затем не спеша дошла до будки служащего, который выдает билеты для прохода на платформу, и наконец присела на одну из скамеек, стоявших внизу лестницы, которая ведет в центр большого зала вокзала, к буфету.

Вслед за ней Жером Фандор также купил билет, чтобы выйти на платформу.

«Куда же мне приткнуться, чтобы хорошо видеть ее и оставаться в то же время незамеченным? А, идея! Надо подняться на лестницу! Я буду находиться над ней и, возможно, даже услышу разговор, если она с кем-нибудь будет вести беседу. Ни за что в жизни она не догадается поднять голову…»

Жером Фандор обогнал Жозефину, спрятавшись за тележку, доверху забитую чемоданами. Дойдя до лестницы, он поднялся по ней и облокотился на перила.

— Я жду знакомого, — бросил он официанту из буфета, который поспешил предложить ему пройти в зал.

И, чтобы не привлекать к себе внимания, заказал чашку кофе.

Прошло всего пять минут, как Жером Фандор занял место на своем наблюдательном посту, когда какой-то тип с жалкой внешностью подошел к девушке, которая при его появлении встала и завязала с ним живой разговор.

«Ну, конечно, — сказал про себя Фандор, — вот тот человек, которого она ждала. Он похож на тех малых, что бегают за тележками, чтобы предложить разгрузить чемоданы пассажирам. Так, понятно, это один из дружков Лупара, но почему Жозефина, если она шла на встречу к нему, так нарядилась?..»

Человек, за движениями которого Фандор следил, не спуская глаз, вынул из кармана засаленный блокнот. Полистав его, он вытащил бумажку и передал ее Жозефине, которая тут же спрятала ее в свою сумочку.

Что это означало? У оборванного бродяги в кармане лежат билеты на поезд первого класса? Ага, значит Жозефина отправляется в путешествие! Куда же она едет? Почему этот тип передал ей только один билет?

Мужчина, разговаривавший с Жозефиной, указал пальцем на поезд, куда уже заходили пассажиры.

«Марсельский поезд? Черт возьми! Значит, Лупар уезжает из Парижа? Нет, я все же выясню это…»

Жером Фандор окликнул служащего вокзала:

— Посыльный!

— Да, месье…

— Срочно купите мне билет первого класса до Марселя. Вот деньги… Принесите мне его ко входу на платформу, где я вас буду ждать… Понятно? Да, есть здесь телеграф поблизости?

— На платформе прибытия поездов, месье.

— Хорошо, я дам вам текст телеграммы, которую вы потом отправите. Давайте! Возвращайтесь быстрее!

Собеседник Жозефины удалился, а молодая женщина, накупив в киоске иллюстрированных журналов, вышла на платформу, рядом с которой стоял марсельский скорый…

«У меня в запасе десять минут», — размышлял Фандор, ожидая, когда девушка поднимется в купе и займет там свое место.

Прислонив блокнот к стенке вагона, он в спешке нацарапал текст телеграммы:

«Префектура полиции, комната 44, Жюву. Встретил Жозефину, проследил за ней. Уезжает марсельским поездом в первом классе. Не знаю, где она выходит. Взял билет, иду за ней, телеграфирую вам, как только будут новости. Привет. Фандор.»

Глава XIII

Ограбление по-американски

— Билеты, пожалуйста?

Контролер взял в руки кусочек картона, который протягивал ему Фандор:

— Простите, месье, тут ошибка!

— Разве этот поезд не идет в Марсель?

— Поезд-то идет туда, но не последний вагон, в котором вы находитесь, так как он следует в направлении Понтарлье и в Дижоне будет отцеплен.

Фандор не знал, что ответить на это замечание, так как это его мало волновало, главное для него было то, что он может продолжать следить за Жозефиной, которая устроилась в соседнем купе.

Контролер, неверно истолковав молчание пассажира, любезно предложил ему:

— Вам лучше пересесть в другой вагон сейчас, чем беспокоить себя в дороге.

— Да чего уж там, — сказал Фандор, — я перейду в другой вагон потом, когда мы будем в пути.

— Вы не сможете этого сделать, месье. Разумеется, все вагоны, начиная с головы поезда, сообщаются между собой, но этот вагон отделен от остальных багажным вагоном.

— Ну, в таком случае, — буркнул Фандор, — я пересяду позже. Я могу ехать до Дижона, вы сказали?

— Совершенно верно, до Дижона.

«Может быть, Жозефина также ошиблась вагоном? Перейдет ли она во время поездки в другой вагон или же она намеренно села в вагон, который отцепят в Дижоне от марсельского скорого и который продолжит свой путь к швейцарской границе?»

Как раз в этот момент контролер проверял билеты в купе, где сидела Жозефина.

Фандор подвинулся поближе к двери, чтобы подслушать, о чем говорят в соседнем купе, но захватил лишь конец разговора, в котором участвовали наша путешественница, сопровождавшее ее лицо и служащий Компании железных дорог…

Последний, выходя из купе, пообещал:

— Хорошо, месье, мадам, вас никто не побеспокоит.

«Либо Жозефина выйдет в Дижоне, либо она поедет до Понтарлье, а там, возможно, и в Швейцарию, кто знает?»

— Будем надеяться, что это будет мне стоить всего-навсего доплату за проезд! — послышался мужской голос из купе.

Незнакомец, который путешествовал с девицей легкого поведения, принявшей на себя вид дамы из общества, был довольно толстым господином, вульгарного вида, но, судя по одежде, вполне зажиточным. Это был мужчина в годах, чье жизнерадостное лицо окаймляла коротко подстриженная бородка, которая придавала ему неожиданный вид морского волка или торговца каштанами. Кроме того, сосед Жозефины был кривой на один глаз. Одежда на нем была дорогая, хотя нельзя было сказать, что одевается он со вкусом. По всему было видно, что он представлял собой тот тип людей, которые, не имея положения в обществе или имени, смогли нажить себе состояние за последние несколько лет. Своим видом влюбленного он походил на женатого буржуа, который вырвался из семьи, чтобы совершить маленькое путешествие с любовницей, и который опасается быть разоблаченным.

22
{"b":"1291","o":1}