ЛитМир - Электронная Библиотека

Обман продолжался уже десять долгих недель. Компьютерные техники Вапауса были настоящими мастерами своего дела, и иногда мне казалось, что они способны окончательно задурить мозги любому компьютеру и с успехом ввести в банки данных любую, самую неправдоподобную информацию. Во всяком случае, к тому времени, как полковник Брэдхерст приступил к расследованию, мое прошлое представляло ряд убедительных фактов, близких к совершенству, но не идеальных — иначе это вызвало бы подозрение. Пробелы в информации были оставлены весьма искусно, и объяснить их не составляло труда. Толстяк Брэдхерст был чрезмерно подозрительным по долгу службы и по свойствам характера и доставил мне немало неприятных часов. Как голодный пес, готовый жевать сухую кость, лишь бы не пускаться на поиски свежего мяса, Брэдхерст подолгу расспрашивал меня, пытаясь поймать на мелких несовпадениях, но даже не попытался провести настоящее расследование, при котором вполне могла бы всплыть важная информация.

Эти десять недель я провел в постоянном напряжении, прислушиваясь, запоминая и переполняясь отвращением. Из обрывков разговоров, случайно брошенных слов, горьких вздохов и кратких замечаний финнов, похвальбы и насмешек солдат в голове у меня складывалась история падения Новой Финляндии.

Победа досталась гардианам не так легко, как они рассчитывали. Они планировали войти в систему на нескольких кораблях, провести обстрел мелких городов, разрушить лазерными орудиями крупные и снисходительно принять капитуляцию перепуганных жителей планеты. Корабли действительно вошли в систему, на три города были сброшены бомбы, лазеры сожгли дотла десяток зданий в Маннергейме и Новом Хельсинки.

Гардианам казалось, что победа уже у них в кармане.

Захватчики рассчитывали напасть на безоружного противника. Но финны хорошо помнили прошлое, когда долгие века им приходилось жить бок о бок с врагами, знать, что у самой границы ждут чужие войска. Им приходилось сражаться с русскими, немцами, шведами, датчанами и даже друг с другом — в мрачном средневековом прошлом, в XIII-XIV веках. Память не позволяла финнам довериться десяткам световых лет и безвоздушному пространству, отделяющим их от врагов.

Финны дождались прибытия оккупационных войск. Из первой волны прибывающих войск мало кто добрался до планеты и, даже высадившись, прожил на ней недолго. Но гардианы были слишком сильны и многочисленны, и войска все прибывали. Вскоре они захватили всю планету.

Зато в космосе корабли гардианов то и дело разлетались на куски. Финны подготовились к вторжению гораздо лучше, чем рассчитывали захватчики. Наконец гардианы прибегли к тактике террора: ядерные снаряды были взорваны в космосе, в нескольких километрах от Вапауса, грозя уничтожить спутник вместе с многочисленным гражданским населением. Со спутника велись битвы на орбите, но, когда он был вынужден капитулировать, исчезла последняя надежда планеты. Гардианы почти преуспели, не давая финнам сообщить о вторжении своим союзникам из Лиги. После прибытия гардианов ни одному кораблю с экипажем не удалось покинуть систему Новая Финляндия. Насколько мне было известно, тот курьер, который добрался до систем Лиги, оставался последним судном финнов.

Но то, что должно было занять десяток дней, неделю, растянулось на три месяца. Последнее восстание произошло за несколько дней до моего прибытия на Вапаус. «Легкие недоразумения» переросли в настоящую бойню — на земле, в воздухе и в космосе.

Однако финны выиграли время. Вапаус превратился в скопище тайных убежищ, скрытых туннелей, замаскированных складов оружия. Данные в отчетах и компьютерных банках были предусмотрительно уничтожены или фальсифицированы. На Камне был имитирован взрыв — убедительный спектакль, заставивший гардианов поверить, что бывший спутник превращен в источник радиации. Гардианы старались держаться подальше от Камня, а там по-прежнему велась работа в доках. Медленно, исподтишка финны готовили корабли к бою.

Даже потерпев поражение, многие финны не сдались. Гардианы считали, что целая треть населения Вапауса погибла в мятежах, резнях и репрессиях, последовавших за прибытием гарнизона захватчиков. Но это заблуждение побежденные использовали как свое преимущество. Более половины тех, кого считали погибшими, просто ушли в подполье, инсценировав свою смерть. Эти люди скрылись в тени, разрабатывая планы, готовясь к тому дню, когда смогут возобновить борьбу.

Впрочем, не все смерти были мнимыми. Из окна мне был виден страшный черный шрам на земле, где-то на полпути к закруглению внутренней стены этого перевернутого мира. Подслушав разговор в местной лавке, я узнал, что вся семья администратора спутника доктора Темпкина, за исключением сына, была вмиг уничтожена взрывом бомбы. Трупы жены и детей опознали, но от трупа самого Темпкина остались лишь спекшиеся угли.

Я часто размышлял, хватило бы мне смелости прийти к собственному дому, превращенному в пылающие руины, увидеть гибель всей семьи и все-таки найти в себе силы воспользоваться ситуацией и исчезнуть. Неужели предусмотрительность помогла бы мне найти мертвеца и бросить его в пламя — мне на замену? Темпкин казался весьма деликатным человеком. Знать бы, какие кошмары мучают его по ночам?

Захватчики не позволили кремировать останки семьи Темпкина, руины дома были окружены кольцом солдат день и ночь. Исходящая от руин вонь была запахом настоящего варварства.

Десять недель прошли в неведении. Я мысленно отметил лишь один день из них — тот день, когда по плану Джослин должна была вылететь на шлюпке «Звезды» (она расходовала меньше топлива, чем «Полосы») и установить принимающее устройство в нужном месте. Если Джослин удастся принять сигнал и она сможет передать устройство финнам, мы еще сможем победить.

Я соорудил устройство, размерами и формой не отличающееся от настоящего, и долго гадал, каким образом будет сделана подмена. Однажды вечером я оставил свою подделку со снятой задней панелью на столе. Войдя на следующее утро в лабораторию, я обнаружил настоящее устройство. Схватив отвертку, я быстро поставил на место заднюю панель. Индикатор был включен. Я не знал, удалось ли и в самом деле принять сигнал, не представлял себе, как Джослин передала устройство на Вапаус, как финны собрали его и пробрались, чтобы доставить его в строго охраняемую лабораторию.

Финны оказались знатоками своего дела — возможно, ловкость в подобных играх была у них в крови. Этого я не знал. Но, на мой взгляд, они действовали слишком таинственно.

Задолго до того, как я перевоплотился в Дэрроу, помощники Темпкина выбрали точный момент для выхода войск, который должен был сопровождаться общим восстанием. Теперь, с прибытием пятитысячного войска Лиги, и планета, и спутник были готовы взорваться массовым мятежом. Финнам предстояло заняться транспортом врага. Армия, лишенная средств передвижения, не способна воевать. Мне было важно придерживаться согласованного времени — именно исходя из него я объявил о готовности к эксперименту.

И вот теперь неуклюжие охранники грузили мое оборудование — среди него были и настоящие приборы, и просто ящики, набитые всяким радиохламом. Наконец все было уложено, и меня подняли в порт на пассажирском лифте. Для перевозки моей персоны была выделена финская баллистическая шлюпка, перекрашенная в цвета гардианов — красный и черный.

Войдя в шлюпку, я увидел, что привычный интерьер гражданского пассажирского судна исчез и заменен рядами скамей в военном стиле. Очевидно, шлюпку потрошили поспешно и небрежно — острые углы, кривые швы, царапины и торчащие болты были тому доказательством. Небрежность в подобных делах можно было считать характерной чертой гардианов — инженеров-разрушителей, работников-лентяев. Повсюду я замечал следы небрежной работы, недочеты, скрытые за сверкающими фасадами. Мои охранники носили мундиры из десятка разных тканей, не особенно прочных на вид. Обтрепанные штанины были распространены у младших чинов и даже у сержантов. Гардианы предпочитали пользоваться конфискованным у финнов оружием — мало кто из офицеров был вооружен чем-либо еще, кроме финского пистолета. Охранники у моего дома жаловались, что выданного им лазерного оружия едва хватает на неделю.

22
{"b":"1292","o":1}