ЛитМир - Электронная Библиотека

— С этой машиной?

— Да, с этой чертовой машиной. — Джордж искоса взглянул на мое ошеломленное лицо, хлопнул меня по спине и поднялся. — Ложись спать. Завтра нам придется как следует поработать.

Назавтра пришлось не только работать, но и бороться с жутким похмельем — по крайней мере мне. Я слонялся по ангару, подавляя острое желание разобрать собственную голову на детали и посмотреть, что с ней стряслось.

Работа продолжалась.

И вот однажды оказалось, что долгожданный день наступит завтра. К тому времени я возился с внутренним оборудованием приемника уже полтора дня. Теперь пришло время положить конец обману. Устройство было собрано, все детали, привезенные с Вапауса, все впечатляюще подмигивающие лампы оказались на своих местах. Большая часть команды Джорджа вернулась к другим делам. Со мной остались лишь Генри и Джордж.

Закончив осмотр громоздкого сооружения, я направился к охранникам.

— Будьте любезны сообщить командующему базы, что мы готовы провести демонстрацию завтра, в восемь часов.

— Слушаюсь, сэр!

Момент был историческим: впервые за все время охранник назвал меня «сэром» и бросился выполнять приказ.

К этому времени завершилась подготовка сотни операций здесь, на планете, и на Вапаусе. Если повезет, то ко времени прибытия войск Лиги в рядах гардианов уже наступит смятение, вызванное внезапным и таинственным прекращением связи, взрывами двигателей, странными случаями пищевых отравлений, затянувшимися поставками припасов и пожарами.

Разведка гардианов уже заметила повышенную активность местного населения. Можно было предположить, что уже схвачены и допрошены те, кому известно больше, чем следовало бы. Конспирация — профессия, требующая многочисленных навыков, а здесь ею занимались любители. Несомненно, гардианы уже поняли: назревают какие-то события.

Сумел ли уже кто-нибудь установить связь между моим аппаратом и внезапной вспышкой сопротивления местных жителей, которые прежде казались такими покорными?

Ночью время словно застыло на месте. Я не мог избавиться от чувства одиночества и страха.

Охранники бдительно следили за мной, но позволили мне выйти за порог ангара и подышать свежим воздухом теплой и ясной осенней ночи.

Я засмотрелся в чистое небо, на привычные, но кажущиеся незнакомыми с чужой планеты звезды. Уже не в первый и даже не в сотый раз я думал о Джослин. Она ждала неизвестно где, и, только выжив, я мог вновь увидеться с ней. Одной этой причины было достаточно, чтобы продолжать борьбу Мысленно я вернулся к тем славным временам, пока курьер не принес пугающие известия, а потом еще дальше — к дням нашей учебы до исчезновения «Венеры». Как я очутился в этой дали? Как случилось, что именно мне выпала доля сломать ярмо, в котором гардианы держали этот мир?

Я осознал, что у меня никогда не было выбора, что я был обязан оказаться здесь. Мысленно возвращаясь в уютную кают-компанию «Джослин-Мари», я думал, что желание не ввязываться в чужую войну было бы вполне понятным… Нет. Война была моей — по праву долга, чести и гнева, и продолжать ее следовало хотя бы для того, чтобы отомстить за погибшую семью Темпкина.

И за Джослин. Она тоже оказалась втянутой в эту войну. Этот довод перевешивал все возражения. Если мы победим, она спасется.

В эту ночь в моих руках была судьба целой планеты, но я думал только о Джослин. Глядя на звезды, я думал о том, как безумно люблю ее.

Внезапно я заметил округлую фигуру в плаще, шагающую ко мне торопливой походкой. Вдалеке виднелся джип. Ночной гость вышел в полосу света, и я похолодел. Брэдхерст! Он шагал прямо ко мне, приоткрывая безгубый рот в улыбке василиска. Выдержав паузу, он произнес:

— Добрый вечер, командир Ларсон.

О Господи! Срочно изображаем хорошую мину при плохой игре. Не поддаемся на провокацию. Они меня раскусили! Я непонимающе взглянул на Брэдхерста.

— Простите, Брэдхерст? Это же я, Дэрроу. Вы меня с кем-то спутали. — Мое сердце колотилось так громко, что я опасался выдать себя этим грохотом.

— Нет, вас я ни с кем не спутал, командир.

Протянулась томительная и безмолвная минута. Брэдхерст не сводил с меня безжалостных, мертвых глаз, и все, что мне хотелось, — броситься бежать.

— Не понимаю, о чем вы говорите. Я Дэрроу.

— Ну конечно. Пойдемте со мной. — Он жестом отпустил охранника. — Похоже, охрана доверяет вам, если позволяет стоять за порогом.

— У нее нет причин не доверять мне. И потом, куда мне деваться?

— Вот именно. — Брэдхерст явно наслаждался — как кот, который играет с птичкой, зная, что она никуда не денется.

Сунув руку в карман, Брэдхерст вытащил пару тонких кожаных перчаток и стал неторопливо натягивать их на жирные пальцы.

— Представьте себя на моем месте. Благодаря мне человеку было оказано доверие — ему поручили возглавлять создание мощного нового оружия. Это оружие — чрезвычайно полезный и лакомый кусочек. Досье человека в полном порядке. Очень удобно, правда? Особенно потому, что этот человек возник словно из-под земли и непонятно, где он был раньше. — Брэдхерст улыбнулся, оскалив зубы. — Но вот в чем загвоздка: если что-нибудь случится, в этом могут обвинить меня. И потому я решил подстраховаться — не раз и не два. О, проверка велась самым тщательнейшим образом! Я просмотрел даже файл со списком сотрудников разведывательной службы Лиги Планет. И там мне попались любопытные сведения и отпечатки пальцев.

Даже в такой момент я не мог не удивиться тому, насколько свежей информацией располагали гардианы. Звание командира было присвоено мне всего несколько месяцев назад, а продвижение по службе младших офицеров флота нельзя счесть информацией, требующей пристального внимания. Каким образом эти ничтожные сведения достигли Столицы, а потом так быстро были переданы на Новую Финляндию?

— Не знаю, как вы сюда попали, Ларсон, но вы здесь. И эта машина здесь — не знаю, что это такое, только не устройство, которое вы нам обещали. Она не принесет пользы гардианам.

Брэдхерст остановился и повернулся ко мне. У меня вновь мелькнула мысль о побеге, но полковник не ошибся — бежать мне было некуда.

Глядя на меня в упор, он продолжал:

— Сегодня было зафиксировано необычно большое количество аварий и проблем, связанных с местным населением. Интересно, известно ли вам что-нибудь об этом? Впрочем, не важно. Мы зашли слишком далеко. Сейчас мы вернемся и разнесем эту адскую машину на куски — и выясним, что это такое. А потом, после того, как мы вывернем твои мозги наизнанку, ты умрешь.

Какой бы слабой ни была надежда, я должен был рвануться в темноту, описать круг, вернуться в ангар и запустить машину. Шансов у меня практически не было, но и выбора не оставалось. Я переступил на месте, и…

— Не пытайся сбежать, Ларсон. — Внезапно голос полковника стал твердым и холодным, как гранит. Я приостановился. Попытаться все-таки следовало.

Полковник вытащил лазер:

— Предупреждаю тебя…

Рубиновый луч пронзил его шею, разрезая плоть. Полковник содрогнулся и повалился на меня замертво, придавив своим весом.

Рядом глухо простучали шаги. Появилась темная фигура с лазерным пистолетом в руке.

— Я должен был уничтожить передатчик, — произнес взвинченный, подрагивающий голос. — Я не мог допустить, чтобы убийства продолжались. Я… я хотел убить тебя — пока не подслушал ваш разговор. — Человек выступил из темноты, по-прежнему сжимая пистолет. Это был Джордж Приго.

Он подхватил обмякшее тело полковника и оттащил его в сторону Переведя дыхание, я стер капли крови, попавшие мне на лицо, поднялся и сверху вниз взглянул на мясистое лицо врага. Тонкая струйка крови вытекла из угла его губ. Теперь это лицо было таким же мертвым, как остекленевшие, жестокие глаза.

— Туда ему и дорога, — заявил Джордж равнодушно и твердо и вдруг остро взглянул на меня: — Теперь обратный путь мне закрыт.

Я с удивлением заметил безумный блеск в его глазах.

— Нет, — возразил я, не зная, что и подумать. — Не может быть… — Знать бы, какой путь он избрал? Я задумался. — Зачем ты это сделал? — неожиданно для себя самого спросил я.

25
{"b":"1292","o":1}