ЛитМир - Электронная Библиотека

— При такой скорости?

— Мы еще не успели опробовать шасси. — Очевидно, Меткаф решил воспользоваться представившейся возможностью.

— Ладно, я покажу им, — пообещала Ева и задергала рукоятку выпуска шасси туда-сюда, не давая им раскрыться.

Я взглянул на экран.

— Одному из них придется осмотреть нас снизу. Сейчас один прямо над нами, а другой — внизу. Джордж, переключи радио на внутреннюю связь.

— …видимых повреждений, истребитель «Нова». Не вижу никаких повреждений.

Вздохнув, Джордж отозвался:

— По-видимому, неполадки с гидравлической системой.

— Вполне возможно, «Нова». Но мы не видим течи.

— Командир, пригнись! Если они увидят, что машину ведет женщина… — торопливо проговорил Меткаф.

— Ты прав, Рэнди. — Берман сползла в кресле и съежилась, стараясь, чтобы ее не увидели за стеклом, но в то же время не убрала рук с пульта. Наша форма тоже могла вызвать подозрение, но маскироваться было уже поздно.

— Командир, моя цель на месте, — сообщил Меткаф.

— А моя еще нет — он приближается снизу, и пока… — начал я.

— Теперь мой ушел чуть вперед.

Мы с Меткафом наблюдали, как наши мишени скользят вдоль обеих сторон «Боики».

— Снова приближается… теперь можно стрелять, — проговорил я.

— Ушел. Ну, ублюдок, давай, иди сюда!

— Так ты можешь стрелять? Моего как раз видно…

— Да, почти… еще немного… огонь!

Мы выстрелили одновременно. Из иллюминатора мне было видно, как тонкая рубиновая линия пронзает небо.

Луч ударил прямо в лицо пилоту сквозь мгновенно расплавившееся стекло шлема. Во взрыве боли пилот схватился за глаза, и самолет клюнул носом, падая в море.

— Гони! — крикнул я.

Двигатели взревели, и мы устремились в небо.

— Меткаф, тебе удалось…

— Да, я достал его.

Я взглянул на экран радара.

— Еще один на хвосте.

На экране заднего обзора две точки уменьшались, уходя вниз по спиралям. Сзади нас догонял самолет, похожий на злую черную муху.

Я включил радио.

— Говорит лидер прибрежного отряда. Преследую предателей на истребителе «Нова». Сандерс и Хэмптон сбиты «Новой». У предателя… — из динамика понесся шум и бессмысленные восклицания.

— Он включил шумовую завесу. Больше мы ничего не услышим, — сообщил Джордж.

— Мы слышали достаточно, — отозвался я.

— Командир Ларсон, — позвала капитан Берман, — мы не можем выйти к Вапаусу — мы вылетели за окно для выхода на орбиту.

— Знаю, знаю.

День разгорался. Мы летели навстречу восходящему солнцу. Я выключил инфракрасную камеру и перешел в режим нормального просмотра. Небо было ярко освещено, но море и земля внизу терялись в темноте. Мы постепенно поднимались и теперь могли увидеть изогнутый горизонт.

— Мы должны попытаться вылететь на орбиту — любую, на какую получится, — предложила Ева. — Ни одна из баз Лиги не в состоянии принять этот летающий гроб. А если мы повернем обратно к Земле, нас наверняка подстрелят. Топлива у нас хватит только дотянуть до орбиты. Нам остается либо лететь вверх, либо упасть в море.

— А это весьма жесткое и неуютное место, — вставил Меткаф.

— И прежде всего — мокрое, — поправила Берман. — Рэндолл, последи за радаром. Пусть Ларсон вычислит новый курс.

На это мне не понадобилось много времени. Минуту назад нашей целью был крохотный участок неба, теперь же мне предстояло вычислить курс на любую орбиту. Я начал закладывать данные по минимальной орбите при наиболее низком отклонении скорости с условием, что не придется менять орбитальную плоскость, учел направление солнечных лучей…

— Ракеты! Две ракеты!

Оторвавшись от расчетов, я взглянул на экран радара. Прошло, наверное, полминуты с тех пор, как мы сбили два истребителя. Я предоставил закончить расчеты компьютеру.

— Пилот, выбирайтесь отсюда! Курс девяносто восемь градусов, отклонение — ноль, наклон поперечной оси — тридцать пять, отклонение ноль.

Берман резко подняла нос корабля, выравнивая курс и заставляя его круто взмыть вверх.

— Курс взят!

— Запуск на орбиту на полной мощности на высоте пятьдесят тысяч метров.

— Слушаюсь — двигатели на полную, высота пятьдесят.

Я вновь перевел взгляд на радар:

— Ракеты приближаются.

Черт возьми, Чен без сознания сидела перед пультом контроля за оружием — радары там больше подходили для такой работы. Я прибавил увеличение.

— Продолжаю держать на девяносто восемь, ноль, тридцать пять, ноль. Высота двадцать пять тысяч. — Голос Евы по-прежнему был тверд и холоден, но под внешним спокойствием уже сквозил страх.

— Ракеты приближаются: дальность — четырнадцать тысяч. Скорость подхода — шестьсот пятьдесят метров в секунду.

— Высота — тридцать тысяч, — дрогнувшим голосом сообщил Меткаф.

— Ларсон, сообщайте о дальности ракет, — приказала Ева. — Рэндолл, дай обратный отсчет для запуска.

— Десять секунд, — сказал Меткаф.

— О Господи! — Почти забытый в пылу боя Джордж уставился на свой экран, беспомощно сжимая кулаки.

— Дальность — одиннадцать тысяч.

— Девять секунд.

— Девять тысяч пятьсот.

Теперь хвостовые приборы отчетливо выдавали на экран вид ракет — крохотных белых огненных колец с темными точками в середине.

— Восемь секунд.

— Приготовиться к выходу на орбиту, — объявила Ева. Выдержит ли Чен запуск? Какую перегрузку она в состоянии перенести с такой раной?

— Семь секунд.

— Семь тысяч метров. — Мой голос повысился, но не перекрывал рев двигателей.

— Не успеем…

— Заткнись, Рэнди! Продолжай отсчет!

— Четыре тысячи пятьсот, — произнес я. Меткаф был прав — мы не успевали уйти.

— О Господи! Пять секунд!

— Дальность ракет — три тысячи метров. — Внезапно одна из них нырнула вниз и пропала с экранов. — У одной кончилось топливо.

— Господи, помоги! Четыре секунды.

— Вторая приближается быстрее. Тысяча двести метров.

— Три секунды…

— Пятьсот метров!

— Маневр! — крикнула Ева и бросила корабль круто вниз, заставив меня стиснуть челюсти. Во рту распространился привкус крови. Позади прогремел взрыв, потрясая корабль. Я слышал визг рассеченного металла. Ева вышла из пике и вновь стала набирать высоту.

— Попадание! Потерян хвостовой руль, и где-то течь, — сообщила Ева.

— Да, но, слава Богу, мы еще живы, — возразил Рэндолл. — Хорошо еще, попадание не было прямым.

— Желтый сигнал в области орбитальных двигателей. Рэнди, что там такое?

— Утечка топлива.

— Мы сможем выйти на орбиту?

— Ракета на экране! — Она появилась ниоткуда в тот момент, когда я убавил увеличение.

— Рэнди, дай высоту!

— Сорок восемь тысяч.

— Столкновение через три секунды.

Ева дернула рукоятку, выводя корабль в угрожающе крутой подъем. Где-то в утробе корабля послышался глухой стук, пол под нами задрожал.

— Высота — сорок девять тысяч.

— До столкновения — две секунды.

— Пятьдесят тысяч метров!

— Запуск!

Мощные двигатели рывком пробудились к жизни. На экране заднего обзора я видел, как струя пламени коснулась ракеты и та тут же испарилась.

Вокруг стоял невообразимый грохот, весь корабль трясся, как в лихорадке. Джордж что-то кричал, но никто не мог услышать его. Казалось, он дрожит еще сильнее, чем корабль.

Через наушники я едва разбирал голоса Берман и Меткафа.

— Утечка топлива усилилась — красный сигнал.

— Слышу, Рэнди.

— Прошли число Маха. — Еще мгновение вибрация продолжалась, но грохот постепенно утихал. Затем мы вышли из атмосферы, и тряска тоже прекратилась.

— Подкачай топливо с крыльев в главный резервуар.

— Восемнадцать секунд полета.

Напряжение полностью исчезло, а мы были еще живы.

— Утечка топлива хуже, чем я думал. Нам не выйти даже на минимальную орбиту, — сообщил Меткаф.

— Неужели все так плохо? — спросил я.

— Посмотри сам.

Здесь, в верхних слоях атмосферы, водород из бокового резервуара немедленно испарялся. У основания крыла виднелась струя густого вязкого пара, тянущаяся из отверстия величиной с большой палец.

43
{"b":"1292","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эссенциализм. Путь к простоте
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Ветер Севера. Аларания
Рыскач. Битва с империей
Утраченный символ
Девичник на Борнео
Мусорщик. Мечта
И повсюду тлеют пожары