ЛитМир - Электронная Библиотека

— С ума сойти… — пробормотал я.

— Вот именно, — подтвердил Меткаф. — Я перекачиваю топливо в основной резервуар с максимальной скоростью, но придется сделать это для обоих крыльев, чтобы корабль не перекосился.

— Ты успеешь?

— Понятия не имею.

— Благодарю за исчерпывающий ответ.

На мгновение в кабине стало тихо, и в этой тишине прозвучал слабый стон Чей. Она была еще жива, но сколько времени она сможет выдержать тройную перегрузку?

Вскоре перегрузка достигла трех с половиной «g». По мере того как корабль терял топливо и таким образом облегчал свой вес, двигатели должны были нести его все быстрее с каждой секундой. Максимальная перегрузка могла составить четыре с лишним «g».

— Шестьдесят секунд орбитального полета. Командир, можно ли убрать крылья? — спросил Меткаф. — Как только резервуары в них будут пусты, было бы неплохо избавиться от балласта. Это возможно или мы собьемся с траектории?

— С какой еще траектории? — усмехнулся я. — Мы должны были двигаться строго по курсу, но не выдержали его. Мы должны выйти на орбиту, но понятия не имею, на которую. Давай попробуем. Почему бы тебе не оставить насосы в рабочем состоянии еще десять секунд после перекачки топлива — на всякий случай? Затем отключим их, на две секунды застопорим двигатели, уберем крылья и прибавим скорость.

— И в самом деле, почему бы не попытаться? — подтвердил Меткаф. — Точно выдержать курс нам уже не светит. Ева, ты справишься?

— Пожалуй, да, — отозвалась она, — но не знаю, выдержит ли эта штука.

— Если она не выдержит, всем нам крышка, — заключил Меткаф. — С такой утечкой нам точно не хватит топлива, чтобы добраться до орбиты, таща на себе крылья.

— Похоже, это не лучший наш полет, верно? — горестно спросила Ева.

— Вы правы, командир, — согласился Меткаф. — Резервуары в крыльях будут пусты на сто двадцатой секунде полета.

— Ладно, двигатели будут застопорены на сто тридцатой секунде. Рэнди, я поведу корабль, а ты займись крыльями, только будь осторожнее.

— Я уже начал цикл отсоединения. Осталось нажать одну кнопку.

Раздался воющий звук — насосам было больше нечего выкачивать. Одновременно вязкая струйка пара из отверстия в крыле истончилась и исчезла.

— Резервуары в крыльях пусты на сто пятой секунде полета, — объявил Меткаф.

— Хорошо. Начинай сбрасывать крылья и хвост, — приказала Ева.

— Все взрывные цепи задействованы. Только удержи эту штуку, пока я сбрасываю крылья и хвост. Крен будет сразу во все стороны.

— Я готова. Попробую сразу же выправлять его.

— Джордж, проследите вместе с командиром за сбросом крыльев, а я послежу за хвостом, — сказал Меткаф.

— Приготовиться! — скомандовала Ева. — Сто двадцать пять секунд, сто двадцать шесть, двадцать семь, двадцать восемь, двадцать девять, остановка!

Перегрузка исчезла вместе с остановкой двигателей. Затем из своего иллюминатора я увидел краткие вспышки. Послышался скрежет металла по металлу, а потом крыло бесшумно отплыло в сторону и исчезло.

— Крыло сброшено!

— И второе тоже, — сообщил Джордж.

— И хвост. По крайней мере в этом корабль нас не подвел. Запускай двигатель, командир!

— Запуск!

Нас снова вдавило в кресла, сильнее прежнего. Перегрузка быстро достигла четырех с половиной «g». Выдержит ли ее Чен?

— Мак, как думаешь, когда нам ждать выхода на орбиту? — спросил Джордж.

— На которую? На ту, что мы собирались и пытались выйти, или на ту, к которой движемся на самом деле? Запуск на орбиту произошел во время выхода из маневра. Я даже не знаю, в какую сторону мы тогда летели. Ева уже исправила курс и взяла верное направление, но я не представляю, какими могут быть последствия первых секунд полета или сбой после сброса крыльев. Очевидно, мы немного поднялись, но понятия не имею насколько.

— Да, положение несколько осложнилось, — прокомментировал Меткаф.

— Но ведь мы выйдем на орбиту? — полуиспуганно спросил Джордж.

— Наверняка, — отозвался я, — но ненадолго, может, всего на два-три оборота. Мы будем находиться так низко над планетой, что, возможно, смогли бы воспользоваться крыльями. Но ради этого тащить их на себе не стоило.

Берман и Меткаф, как истинные пилоты, невозмутимо восприняли мои слова, но Джорджу явно стало не по себе.

— Зачем надо было лететь так далеко, если мы все равно упадем?

— Будем надеяться, что нам попадется попутный транспорт и что нас подвезут, — заявил Меткаф. — Обидно возвращаться с полпути до Вапауса.

Джордж ошеломленно покрутил головой.

— Но тогда какого черта вы сидите и ждете?

— Что с вас взять, когда даже мы, отважные пилоты, теряем спокойствие, — объяснил Меткаф. — Лично я чуть не наложил в штаны, когда первая ракета прошла впритык к хвосту.

— Послушай, она прошла совсем не так близко! — насмешливо перебила Ева.

— Да? Тогда что же стряслось с моими штанами? Двести сорок пять секунд полета.

Несколько секунд спустя послышался резкий сигнал.

— Черт возьми! Десятисекундное предупреждение — кончается топливо. Время полета двести пятьдесят… пятьдесят одна… пятьдесят две… пятьдесят три… четыре… пять — все, дальше призовое время — пятьдесят семь… восемь… девять…

Двигатели взревели раз, другой, поперхнулись и затихли. Топливо кончилось.

— Остановка двигателей на двести пятьдесят девятой секунде полета — а может, чуть позже. Командир, мы так и будем здесь висеть?

— Подожди пару минут. — Единственными приборами, с которыми я мог управляться, не заглядывая в инструкцию, были секстант и радар высоты. С помощью секстанта я приблизительно определил скорость и выпустил ряд импульсов в сторону планеты. Затем наступило время расчетов. — Мы движемся приблизительно со скоростью семь тысяч четыреста метров в секунду на высоте ста шестидесяти двух километров по почти круглой орбите. Можно считать, нам повезло.

Мои слова были встречены неистовыми криками радости.

— Джордж, — продолжал я, — настрой передатчик и вызови Вапаус. Если сможешь, разберись с настройкой гардианов — они на ультравысокой частоте, второй канал.

— Раз плюнуть! Да, лейтенант Меткаф, как вы назвали корабль?

— Корабль «Боика» под командованием пилота ВВС США — но это долгая история…

— Будь осторожен, а то он начнет вдаваться в подробности, — предупредила Берман. — Командир, давайте осмотрим раненую.

Я расстегнул ремни и в сопровождении Берман подплыл к Чен.

Чен по-прежнему была в глубоком обмороке. Теперь, в невесомости, рана на ее лбу почти не кровоточила. Вместо того чтобы скатываться по лицу, кровь крохотными шариками поднималась вверх, подрагивая от дыхания Чен. Ева оттолкнулась от стены, проплыла к задней части кабины и вернулась с аптечкой первой помощи.

— Корабль под командованием пилота ВВС США «Боика» вызывает станцию Вапаус. Просим ответить. У нас кончилось топливо, на борту раненый. Вапаус, ответьте. Корабль ВВС США «Боика» вызывает…

Не слушая высокий, почти радостный голос Джорджа, мы с Евой принялись осматривать Чен. Губкой я убрал кровь со лба и осторожно обработал рану. Она оказалась неглубокой.

В аптечке был маленький фонарик — с помощью его я вновь осмотрел зрачки Чен. На этот раз они слегка сузились. Чен закашлялась, и несколько капель крови вылетело изо рта, поплыв по кабине. Ева поймала их губкой. Значит, рана во рту еще кровоточила. В невесомости кровь может перекрыть дыхательные пути, и Чен захлебнется.

— Мак, ты, должно быть, устал, — вдруг произнесла Берман. — Я помогу Чен, как получится, а ты отдохни. Ты понадобишься нам, когда придет время ответить Вапаусу — Она начала перевязывать рану.

— Кстати, командир, не могли бы вы подменить меня на минутку? Я не прочь сходить на нос, — сообщил Меткаф. В «Боике», предназначенном для длительных полетов, на носу имелась крохотная уборная.

— Хорошо. — Я сел в кресло второго пилота, а Меткаф удалился. На его штанах расплылось темное пятно, следом за Меткафом тянулся шлейф острого запаха.

44
{"b":"1292","o":1}