ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец капитан Дрисколл пришла в себя и заметила мое появление.

— Мак! Садись. Нам надо поговорить.

Я сел.

Капитан Дрисколл забарабанила пальцами по столу и что-то забормотала себе под нос, а затем проговорила громче:

— Пит, расскажи сам. Я хочу снова послушать и кое-что обдумать.

— Хорошо, — согласился Пит и повернулся к нам с Джослин. — Прежде всего, известно ли вам, как разведывательная служба получила корабли, предназначенные для ваших полетов?

— Кажется, их предоставили британцы, — отозвался я.

— Не совсем так. Вы получили десять кораблей, лишь частично пригодных для разведки. Предусматривалось, что эти корабли будут нести длительную патрульную службу, и по плану их должно было хватать, чтобы посылать один-два корабля в горячие точки и наводить там порядок, пока политики не уладят все разногласия. Правительство его величества заказало сотню таких кораблей на имперской верфи и в приложение к контракту включило условие об изготовлении еще десятка.

Правительство считало, что это дополнительное условие должно быть задействовано по требованию, а на верфи были уверены, что по требованию его можно только отменить. Изготовитель находился на расстоянии десятка световых лет от покупателя. В результате британцы получили на десять кораблей больше, чем заказывали, и за ту же цену. Получилось так, что им не понадобилась даже первая сотня кораблей, а бюджета на содержание бесполезной техники у британцев не хватало. Потому корабли были предоставлены в аренду Лиге на определенный срок. Будем считать, что таким образом британцы избавились от уплаты налогов. Через пять лет после сдачи кораблей в аренду британцы потеряли в авариях часть патрульного флота, и более того — зона их действия расширилась. Теперь они могут найти применение даже десяти лишним кораблям. Срок аренды истекает через сорок пять суток — земных суток, черт знает сколько это в часах.

— В заключение скажу, что ваш друг мистер Гессети только что нарушил ряд законов, постановлений и соглашений, чтобы показать мне перехваченное дипломатическое сообщение, — вставила капитан Дрисколл. — Оно было отправлено из Лондона в британское посольство на Кеннеди.

— Наши ребята недавно разгадали дипломатический шифр, — объяснил Пит. — Мы перехватили сообщение по спутниковой связи, записали его и прочли прежде, чем это успели сделать британцы — к счастью для нас, — добавил он, ничуть не смущаясь. — Из Лондона посольству было приказано выразить недовольство разведывательной службой. Вскоре они отзовут своего советника, а пока ищут политически приемлемый повод забрать корабли.

— Было перехвачено и сообщение об исчезновении «Венеры», — заметила Дрисколл. — Благодаря поддержке британцев в Лиге мы могли бы пережить потерю половины курсантов. Если бы наши отношения не пострадали, британцы не стали бы искать «политически приемлемый» повод забрать корабли перед самым завершением учебы первого выпуска.

— Да, но в нынешнем положении вам не позавидуешь, — мрачно закончил Пит.

— Что же нам делать? — спросила Джослин.

— Да, что делать? — Дрисколл выдвинула ящик стола, вытащила бутылку со стаканом и наполнила его. — Мы соберем тридцать четыре оставшихся курсанта, рассадим их по десяти кораблям, на каждом из которых требуется девять человек экипажа, и отошлем подальше — прежде чем чиновники из Лиги успеют оттяпать нам головы.

Прошла минута, прежде чем я сумел опомниться.

— Капитан, при всем уважении к вам должен заявить, что это не поможет, — произнес я.

— Может, ты и прав, Мак. Но если корабли не отправятся на разведку немедленно, другого случая не представится. Нам надо вывести их с орбиты Колумбии, начать работу, для которой предназначены корабли.

— Но разве нельзя ускорить подготовку следующего класса? Или воспользоваться помощью инструкторов? — спросила Джослин.

— Об этом я подумала в первую очередь. Малыши из второго выпуска еще никогда не бывали на разведывательных кораблях. Они не знают даже азов пилотажа. Большинство из них еще не прошли курс выживания, никто из них не знаком с астронавигацией — хотя бы в той мере, чтобы доверять им полеты между Кеннеди и Британникой, не говоря уже о разведке в районах, для которых нет точных звездных карт. Стыдно признаться, но инструкторы подготовлены еще хуже своих подопечных. Сканлан — лучший специалист по реакторам и двигателям на тридцать световых лет во все стороны, но она ни разу в жизни не надевала скафандр. Джеми Шеппард научил вас в совершенстве пользоваться скафандрами, но он ни черта не смыслит в пилотировании. Нет, остаетесь только вы. Ваш класс» Иначе нам вообще ничего не светит.

Дрисколл залпом выпила содержимое стакана и вздохнула.

— Есть еще одна проблема: тридцать четыре не делится на десять. И потом, некоторые из курсантов слишком неопытны, чтобы отправляться в полет втроем. Но вы двое, — она помедлила, — способны составить лучший экипаж. Наш самый классный пилот и курсант, который был главой каждого класса и команды, в какой только оказывался, — то, что называется «прирожденный лидер». Вы двое — гордость выпуска, и потом, вы женаты — значит, психологически совместимы. Итак, я составила два экипажа из четырех человек, три экипажа по три человека. И один — из двух. Это вы. Прежде чем вы пришли, я бросала жребий. Джослин, теперь ты первый лейтенант. Мак, тебе присваивается звание командира, и, как только я подпишу этот документ, ты примешь командование сорок первым разведывательным кораблем Лиги Планет — РКЛП—41. Запуск состоится через двести часов — прежде, чем эти идиоты политики отреагируют на исчезновение «Венеры».

Я был не просто потрясен. Я — командир корабля? Запуск через двести часов? Британцы хотят выбить почву у нас из-под ног? Все произошло слишком стремительно. Я в замешательстве огляделся и встретился взглядом с Питом.

Он только усмехнулся:

— Поздравляю еще раз.

— Пит, это подстроили вы, — упрекнула Джослин.

— На этот раз ты ошиблась, Джослин, — возразила Дрисколл. — Идея принадлежала мне. Впрочем, именно сообщение Пита привело меня к неизбежному выводу — На мгновение ее лицо озарила улыбка, но тут же капитан Дрисколл словно уменьшилась в размерах и стала выглядеть более усталой, чем когда-либо прежде.

— Вы даже не предложили нам вызваться на это дело добровольно! — заметила Джослин.

— А вы согласились бы?

Мы с Джослин переглянулись. Выражение на ее лице выдавало попытку действовать разумно и осмотрительно, прислушиваться к голосу рассудка, а не сердца. Я увидел, к какому решению пришла Джослин, и согласно кивнул — так, чтобы кивок заметила только она.

— Да, — просто ответила Джослин.

Капитан Дрисколл поднялась.

— Так и запишем. Лейтенант Ларсон, командир Ларсон, я предлагаю вам добровольно взять на себя эту рискованную задачу Отвечайте честно. — Ее тон стал сухим и официальным.

Невольно я застыл по стойке смирно.

— Я согласен, — хрипло произнес я.

Джослин не встала и окинула внимательным взглядом каждого из нас.

— Я тоже согласна.

Последовала долгая пауза. Я уже в который раз задумался о том, как стремительно совершаются события. Теперь наша жизнь была неразрывно связана с разведывательной службой. РКЛП—41 мог пилотировать экипаж из двух человек, но это слишком напоминало… Молчание затянулось надолго.

— Ну и слава Богу, — нарушил напряженную тишину Пит. — Пожалуй, теперь мы все могли бы выпить, капитан.

— Отличное предложение, мистер Гессети. — Дрисколл достала еще три стакана и наполнила их.

Пит взял свой стакан и поднялся, предлагая тост. На его веке заметно пульсировала жилка.

— За секреты! За то, чтобы знать, когда следует иметь их и зачем их хранить!

— За секреты! — хором повторили все мы и опустошили стаканы. Теперь мы стали заговорщиками: какими бы ни были причины подобного поступка, мы только что сговорились угнать собственный флот.

— Еще одно, — остановил нас Пит. — Мак, я не хочу, чтобы ты вел в космосе безымянный корабль. Ты должен дать ему имя.

5
{"b":"1292","o":1}