ЛитМир - Электронная Библиотека

Первый отряд истребителей гардианов теперь находился в семидесяти километрах от «Левиафана», но от корабля наших противников отделяла команда Меткафа. Противник был загнан, доведен до отчаяния, лишился топлива и все-таки оставался невредимым — пока не собирался сунуться к «Левиафану».

Открыть огонь «Биби» могли лишь в том случае, если гардианы рискнут подойти поближе к громадному кораблю. Им никто не запрещал двигаться вперед, но этого гардианы не могли себе позволить. Им не хватало топлива и почти наверняка не хватило бы времени.

Проверив курс корабля-гиганта, я убедился, что «Левиафан» затягивает маневр. Значит, ему были нужны пилоты.

К этому времени все боевые корабли с большей или меньшей вероятностью дрейфовали к Новой Финляндии на орбитальной скорости.

«Левиафан» шел запланированным курсом. Истребители гардианов должны были нагнать его или лишиться последнего шанса попасть на борт. Если гардианов затянет на орбиту, им ни за что не успеть вернуться на базу вовремя.

Капитану «Левиафана» приходилось ждать свои истребители. Сумеем ли мы вывести наши корабли с головокружительных траекторий как раз в то время, когда гардианы ринутся напролом?

Вскоре я понял, что на этот вопрос можно ответить утвердительно. Отряд Меткафа вдруг отступил к орбите.

Истребители гардианов немедленно перестроились плотным и компактным звеном, чтобы быстрее вернуться на борт.

И тогда мы изменили свои планы. Отряд Меткафа рванулся к гардианам, начиная обещанную жаркую схватку.

Гардианы не могли маневрировать, их не прикрывал огонь с корабля. Они были вынуждены беспомощно висеть на орбитах.

«Биби» пустили в дело каждое лазерное орудие, каждую ракету. С «Левиафана» пытались отстреливаться, но между нашим отрядом и гигантским кораблем находились истребители гардианов. Два истребителя гардианов уже были сбиты огнем с корабля. Космос наполнился вспышками и разлетающимися обломками.

— Босс, ты был прав. Это лучшая перестрелка, в какой мне доводилось побывать. Уже трое готовы!

— Только сам не подставься под выстрел.

— Ух ты! Последний лазер снова заработал! О Господи, они врубили его на всю мощность! Всем кораблям! Держаться ниже плоскости верхней палубы противника! Последний лазер еще действует!

Битва продолжалась, а «Левиафан» неуклонно продвигался к Новой Финляндии.

— Мак, отряд рассыпался! Гардианов, которые не успели добраться до корабля, можно считать мертвыми. Оставьте их в покое! — крикнула Джослин.

— Ты права. «Джослин-Мари» — всем истребителям. Вы добили их! Теперь «Левиафан» начнет пикировать в любую секунду. Отступайте и выходите на орбиту.

— Говорит Меткаф. Я требую официального разрешения на захват корабля.

— Меткаф, ты серьезно?

— Да, сэр. Это разрешение?

— А как быть с последним лазерным орудием?

— Не могут же они направить его в собственную палубу! Мак, ради Бога, отвечай — да или нет! У нас есть максимум девяносто секунд!

Это было отчаянное безумие. Что-то в голосе Меткафа подсказало мне: пилот тоже это понимает.

— Даю разрешение… и да сохранит тебя Бог! — прошептал я.

Истребители гардианов по-прежнему висели на орбите, но «Биби» не обращали на них внимания — теперь ни одному гардиану не удалось бы вернуться на базу Мы предоставили пилотам противника самим сделать выбор между полетом по орбите, смертью в атмосфере, а также возможностью сдаться финнам на Вапаусе, которые явно не собирались сочувствовать побежденным.

«Биби» выстроились в боевом порядке, развернулись и ринулись в сторону гигантского корабля. Проскочив под правым крылом «Левиафана» к планете, они искрами промелькнули на экранах, устремляясь к далекой Земле.

Громоздкий корабль плыл по небу так, словно бой, который вспыхнул и угас рядом с ним, не имел никакого отношения к его судьбе. Но гравитационное поле Новой Финляндии уже протянуло незримые, но безжалостные щупальца к этому небесному чудовищу. «Левиафан» снижался — не только к атмосферным слоям Новой Финляндии, но и к своим противникам. «Биби» сбросили скорость, развернулись и понеслись навстречу «Левиафану».

Корабль начал маневр. С поразительной для такого гиганта скоростью он разворачивался, готовясь войти в пике.

Развернувшись, он навис над истребителями. Последнее из лазерных орудий оказалось в опасной близости от крохотного отряда и выстрелило в его сторону — раз, другой, и там, где протянулся его луч, похожий на длинный палец, гибли корабли.

Но «Биби» вновь прибавили скорость и налетели на корабль сверху, как ястребы на добычу. Истребители выравнивали скорость, подстраиваясь под скорость «Левиафана».

С каждого корабля над палубой гиганта повисли длинные тонкие тросы. На концах тросов закачались канистры с вакуумным цементом, затем они открылись, и цемент пролился, моментально твердея до прочности стали. Истребители словно притянуло к кораблю мощными лебедками.

Теперь я понял, какие изменения велел внести Меткаф в конструкцию кораблей. Эти тросы и остальное оборудование использовали разведчики, притягиваясь к какому-нибудь голому астероиду. Очевидно, такая техника оказалась подходящей и для боевых кораблей.

Пятнадцать кораблей пережили обстрел. Еще два были сбиты лазерами «Левиафана», а у последней пары не сработали тросы и лебедки. Они вернулись на орбиту, но вскоре вновь зашли над палубой «Левиафана». Наконец Такико удалось закрепиться над палубой, но он притянулся к ней слишком быстро. Кабина разбилась, воздух вышел из нее, и Такико погиб.

Но уцелело десять лазерных орудий, десять пар глаз, ушей и десять голов на вражеском корабле. Лазеры «Биби» были предназначены для боя в глубинах космоса. С их помощью мы вполне могли захватить палубу.

— Говорит Меткаф — может быть, это мой последний вызов. Мы приземлились, мы живы. Нас осталось десять человек. Цемент уже затвердел и надежно держит нас. Что будет дальше — посмотрим.

— Отличная работа, Меткаф! Мы представим всех вас к почетным крестам.

— Я передам это ребятам, но лучше бы ты сделал это сам. Надеюсь, так нам будет легче пережить полет. Конец связи.

— Все в порядке, Джослин, это удача! Перебираемся на «Дядю Сэма». — Я начал выключать еще работающие системы на борту «Джослин-Мари». Истребители завершили свою работу, и миссия «Джослин-Мари» как штаба подошла к концу.

Сейчас нам был куда нужнее «Дядя Сэм». В последний раз я воспользовался лазерной связью.

— РКЛП—41 «Джослин-Мари» вызывает Вапаус. Подготовьте все абордажные суда. Мы будем в доке через час.

Через несколько минут «Джослин-Мари» превратилась в безжизненную скорлупу. Радар и маячные огни остались включенными — на всякий случай, если мы вернемся. Эти системы вместе с устройствами самоуничтожения, замкнутыми на батареи, были единственными, потребляющими энергию.

Мы были готовы покинуть корабль быстрее, чем я рассчитывал. Мы назвали это событие «прощание с домом».

Уплывая от корабля, мы с Джослин прильнули к экранам. Маячные огни «Джослин-Мари» вспыхивали каждые две секунды — им предстояло продолжать работу до тех пор, пока кто-нибудь не появится на борту и не отключит их или пока не кончится питание, а это произойдет через тридцать — сорок лет. Если не считать этих огней, корабль остался мрачным, темным и безжизненным. Я сжал руку Джоз, глядя, как он отдаляется от нас.

Я не мог пообещать даже себе, что мы вернемся, — на это я не надеялся.

Минута прощания завершилась, и нам пришлось заняться работой. Было приятно вновь оказаться на управляемом, послушном рулю корабле с хорошо работающей вентиляцией.

Следующей остановкой должен был стать Вапаус, где нас ждали абордажные суда и оружие. Джослин перевела «Дядю Сэма» на автопилот, а мы стали готовиться к предстоящей битве.

Прежде всего мы оба приняли душ — вдвоем, так как ждать своей очереди ни у кого из нас не было ни времени, ни желания. Нам вновь пришлось провести несколько дней подряд в одной одежде, отказывая себе в роскоши вымыться горячей водой, а причин потеть у нас хватало. Часто я ловил себя на мысли, что готов отдать что угодно, лишь бы оказаться чистым. За душем последовала богатая протеинами еда и витамины, а также стимуляторы, на которых нам предстояло продержаться несколько часов.

64
{"b":"1292","o":1}