ЛитМир - Электронная Библиотека

Отряд наших кораблей рассеялся, пилоты начали снижаться. Камера Меткафа показала облачное небо, заполненное крохотными, быстро летящими искрами.

Мы пробили облачный слой, и теперь «Левиафан» оказался прямо перед нами, как остров в небе, осажденный со всех сторон.

Благодаря камере Меткафа мы видели со стороны самих себя — «Дядю Сэма» с гордыми звездами и полосами, намалеванными на обшивке, ведущего наш маленький флот в битву Тусклые пятна света озарили слой облаков, разгораясь все ярче, — финские корабли пробивали этот слой, и каждый из них тащил за собой собственный огненный хвост. Это было грандиозное зрелище: небесная армада неслась, чтобы отомстить захватчику.

Но полюбоваться этой отрадной картиной нам не хватило времени. Еще два истребителя, о которых нас предупредил Меткаф, приблизились и были сбиты моими выстрелами. Больше противник не стал рисковать.

«Левиафан» надменно заполнил собой небо, там и сям на его палубе горели огни, отмечая остатки самолетов, сбитых нашими «Биби». Гигантский корабль напоминал какое-то морское чудовище, движущееся со странной грацией и сатанинским величием.

— Переходим на вспомогательные двигатели, — доложила Джослин.

«Дядю Сэма» качнуло в тот момент, когда Джоз запускала химические ракетные двигатели. Пламя реактивных расплавило бы палубу, затрудняя посадку и дальнейшее передвижение. Химические двигатели поглощали топливо быстрее и использовали его менее эффективно, но создавали более приемлемую температуру.

Мы начали посадку.

Внезапно экран вспыхнул багровым светом и потемнел.

— Босс, последний лазер! Он в хвостовой башне!

Джослин остановила двигатели, мы рухнули как камень и через несколько секунд были внизу, над самым кораблем. Здесь лазер не мог сбить нас, не разрушив при этом палубу самого «Левиафана».

— Нас чуть было не прикончили. Мак, ты не сможешь сбить башню торпедой?

— Могу попробовать. Запускай двигатели — сейчас противник занят другими мишенями.

Прямо над нами рубиновый луч устремился к новой жертве, одному из финских кораблей. Его капитан попытался уклониться, но луч двигался быстрее. Маленькое торговое судно превратилось в огненный гриб. К горлу у меня подступила тошнота.

Джослин выжала рукоятку ручного управления, и мы взвились в воздух над «Левиафаном». Вырубив главные двигатели, Джослин работала на высотных, пока наш нос не оказался направленным точно вниз. Мы падали к палубе — так, чтобы торпеды были устремлены в сторону башни-плавника. Я запустил сразу обе торпеды и за долю секунды, прежде чем Джослин вильнула в сторону, заметил четыре тонких луча из «Биби», тоже обращенных к башне. Джоз развернула нас на девяносто градусов и вновь запустила реактивные двигатели — чтобы уничтожить самолеты, вновь бросившиеся за нами в погоню.

Мы оказались под гигантским самолетом, между ним и поверхностью планеты.

— Ну что, Рэндолл? — поинтересовался я.

— Лазер наверняка вышел из строя. Садитесь на палубу, Мак, мы ждем.

— Подожди секунду, Мак. Пока мы не сели, пусти еще одну торпеду, — попросила Джослин.

— Будет сделано.

Джослин затормозила — на этот раз более мягко, и зависла в полете прямо под брюхом «Левиафана». Я заметил длинный, туннелеобразный выступ, идущий по центральной оси корабля и открытый с обоих концов.

— Пожалуй, пустим торпеды вот сюда, Джослин.

Я привел в боевую готовность еще две торпеды и выпустил их, целясь в туннель. Прогремел взрыв, и яркое оранжевое пламя вырвалось из обоих отверстий туннеля.

— Это на время отвлечет их. Давай подниматься.

Джослин включила двигатели и подняла нас над палубой. Три наших корабля уже успели совершить посадку. Еще два приблизились к палубе вместе с нами. С помощью лихорадочной работы маневренных двигателей мы снизились над гигантской палубой — казалось, мы летим над необычно ровным плато в горах, среди облаков. Там и сям на это плато спускались наши корабли.

Мы коснулись палубы «Левиафана». Джослин посадила нас со всевозможной предосторожностью, вовремя выпустив шасси. Гидравлические системы смягчили удар.

— Готово!

— Давай посмотрим, как дела у наших пассажиров. — Я включил внутренние камеры. — Лейтенант, мы на палубе. Все в порядке. Как себя чувствуют ваши люди?

Лейтенант Раунио с трудом поднялся и помахал в камеру.

— Неплохо, сэр. Двоих-троих тошнило, но я заставлю их убрать за собой.

— Звучит неплохо. А теперь готовьтесь к выходу.

Я взглянул на экран, куда теперь носовая камера выдавала изображение палубы, а затем включил связь.

— Ну, Меткаф, как у вас здесь дела?

— Привет, Мак! Добро пожаловать на борт! Пока все тихо, но несколько минут назад они спустили палубный лифт — полагаю, это первый этап торжественной встречи. Если принять нос за двенадцать часов, лифт находится на четырех, в двухстах метрах от того места, где находитесь вы. Несколько минут назад мы потеряли Гилберта — кто-то подобрался к нему с гранатой.

— Вижу. Камера направлена как раз на обломки корабля. Джослин, запускай охлаждающие устройства, пора освободить наших пассажиров.

Джослин нажала кнопку, открыв клапан резервуара с жидким азотом. Сверххолодная жидкость вылилась на нагретую при посадке палубу, тут же превращаясь в пар и мгновенно снижая температуру палубы на несколько сот градусов. Минуты две мы сидели в напряжении, не зная, выдержит ли материал палубы резкие перепады температуры. Но ничто под нами не треснуло и не прогнулось. Мы расслабились.

— Мак, лифт поднимается! — крикнула Джослин.

Я бросился к пульту лазерного орудия. Реактивный истребитель в клубах пламени вырвался из лифта. Лифт остановился, не доходя нескольких метров до верхнего уровня. Нос реактивного истребителя был повернут к «Дяде Сэму». Противник собирался воспользоваться орудиями и ракетами истребителя прямо на палубе.

Тут же поднялся еще один лифт, на расстоянии полукилометра от нас. На платформе стоял еще один истребитель. Как только истребитель оказался выше уровня палубы, его орудия открыли стрельбу по одному из финских кораблей. Выстрел угодил в резервуар с водородом, и корабль взорвался. Я перевел воздушную торпеду в режим «земля — земля», и истребитель гардианов последовал в преисподнюю за своей жертвой.

— Черт, сколько у них этих лифтов? Меткаф, Меткаф, отвечай!

Я заметил фигуру, перебежками направляющуюся в нашу сторону, и направил на нее лазер.

— Сейчас скажу, если вы откроете люк! — послышалось из динамика.

В стороне прогремел взрыв, и фигура — конечно, Меткаф — бросилась на палубу и прикрыла голову руками.

Дым от взрыва рассеялся. Меткаф вскочил и вновь бросился бежать. Джослин открыла внутренний и внешний люки одновременно, и через тридцать секунд Меткаф пробрался между финнами в нижнем отсеке корабля и ввалился в кабину, глотая воздух и в изнеможении прислонившись к стене.

— Уфф, я думал, мне крышка, — пробормотал он.

— Что ты сделал? Взорвал собственный корабль?

— Вот именно. Нам надо проникнуть вниз, под эту палубу, и я захотел проделать в ней дыру. Я пустил в ход все остатки боеприпасов.

Взглянув на экран, я покачал головой. Там, где стоял корабль Меткафа, осталась лишь груда искореженного, дымящегося металла, а под ним — гладкая, без единой вмятины, ровная палуба.

— О черт, ну и крепкая эта штука! Вот почему они не боятся швырять в нас гранаты.

— Мы должны захватить один из лифтов.

— Этого они и ждут.

— Мак, взгляни на радар! — Экран был переполнен светящимися точками. — Что за чертовщина?

— Это спасательные капсулы!

— Некоторые из точек — да, — согласился Меткаф. — А точки побольше — наверняка самолеты противника. Стреляй, вопросы будешь задавать потом.

Я потянулся к пульту лазера, смутился, а затем настроил приемник на другую частоту, которой мы еще не пользовались. Скороговорка финской речи пронеслась по кабине прежде, чем я успел настроить громкость.

— Если это пилоты противника, они чертовски хорошие актеры. — Я включил внутреннюю связь с пассажирским отсеком. — Лейтенант, отправьте сюда одного из своих людей — того, кто лучше всех владеет английским.

67
{"b":"1292","o":1}