ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы не теряли времени. Я отправил Раунио вместе с остальными вперед, а сам с Джослин, Меткафом и еще несколькими финнами занял позицию в арьергарде.

Нам понадобилось две минуты, чтобы найти выход из мрачного помещения, но затем вспышка фонарика высветила его. Люк был закрыт.

Раунио встал перед ним и жестом приказал одному из своих людей открыть люк. Люк медленно распахнулся. Раунио вскинул автомат.

За порогом было пусто.

Пригнувшись, Раунио бросился в-коридор, подал остальным знак ждать его у люка и проверил ближайший поворот. Вскоре он вернулся.

Он подал сигнал, и мы тихо вошли в недра корабля.

Мы направились по коридору, ведущему к правому борту и центральной оси корабля. Двигаться приходилось осторожно, проверяя каждую развилку коридоров. Эта часть корабля казалась пустынной. Но даже в этой пустоте было что-то раздражающее, что заставляло нас шагать все быстрее, под конец мы почти бежали по коридору. Ярко освещенные коридоры казались настороженными, ждущими. Мы слышали приглушенные удары и скрежет, далекие звуки аварийных сирен и стрельбы. Почему-то этот доносящийся издалека шум лишь прибавлял нам беспокойства в пустом и тихом коридоре.

Мы торопились, иногда из осторожности замедляя шаги, иногда срываясь с места.

Каждый перекресток коридоров был обозначен нанесенными через трафарет символами. Судя по этим указателям, мы находились на палубе В, в тридцать шестом коридоре. Перекрестки были обозначены Р—16, Р—15, Р—14 и так далее. Очевидно, цифры указывали номер коридора, считая от центральной линии корабля.

Внезапный, резкий и оглушительный взрыв где-то поблизости ошеломил нас. Я чуть не наткнулся на Раунио, который упал ничком и указал вперед, на следующий перекресток. Он выстрелил, послышался еще один взрыв — уже дальше, и Раунио вскочил на ноги.

Мы вновь бросились по коридору, спеша достичь правого борта и кормы.

— Сзади! — послышался вопль Меткафа, и коридор, сквозь который мы только что прошли, утонул в вихре пламени и дыма.

Рухнув на пол, мы начали отстреливаться — до тех пор пока те, кто отвечал нам, не прекратили стрельбу. Мы потеряли двоих, но снова могли двигаться к цели.

Вскоре нам вновь пришлось открывать огонь — на этот раз противник оказался спереди. Я понял, что стрельбу ведут из главного коридора, проходящего вдоль центральной линии корабля. Именно там гардианы подстерегали абордажные войска.

Я вытащил из рюкзака гранатомет и зарядил его зажигательными снарядами. Целясь наугад, я выпустил сразу три этих маленьких, но эффективных снаряда. Спустя секунду из коридора впереди вырвалось пламя, а затем снова наступила тишина. Свет погас. Кто-то из-за моей спины швырнул дымовую гранату в темноту.

Дым долго висел в воздухе. Мы вышли в главный коридор, слыша приглушенные звуки далеких перестрелок.

Джослин ткнула меня в бок и указала направо. Там оказался широкий трап, ведущий на нижние палубы. Жестами отозвав весь отряд, мы двинулись глубже в брюхо корабля. На палубе С было тихо. Раунио оставил у трапа двоих охранников. Спускаясь в противоестественную тишину палуб D, E и F, мы на каждом уровне лишались двух человек. Раунио это явно не нравилось, но по крайней мере такое решение гарантировало нам возвращение по тому же пути.

У трапа на палубу G мы помедлили, и я взглянул на шкалу устройства поиска центра управления ракетной системой. Вертикальный индикатор по-прежнему указывал вниз — значит, требовалось спуститься по меньшей мере еще на одну палубу.

В воздухе пахло порохом, дымом, горелой резиной и изоляцией. Издалека по-прежнему доносились звуки выстрелов, иногда по кораблю прокатывалась дрожь мощного взрыва. Но здесь, вокруг нас, все было спокойно — словно в ловушке, перед тем как она захлопнется.

Раунио подполз к трапу на палубу G и бросил вниз дымовую гранату. Из шахты трапа вырвался дым и окутал нас. Когда дым рассеялся, выстрелы послышались громче и чаще. Прогремел взрыв, за ним последовало шипение работающего лазера.

Раунио указал на тонкий луч света, пробивающийся сквозь дым. Он исходил откуда-то с середины трапа, на полпути вниз. Джослин сделала предупреждающий знак, сняла рюкзак и вытащила кусачки. Лежа лицом к коридору, она жестом приказала мне придержать ее за ноги. Ее каска ударилась о ступеньки. Осторожными, едва заметными знаками руки она показывала, насколько спустить ее вниз. Оказавшись в нужном месте, Джослин резко взмахнула рукой, приказывая мне остановиться.

Кусачки звучно щелкнули — раз, другой, и тонкий луч света погас, а вместе с ним были обезврежены и лазеры.

Я уже собрался подтянуть Джослин наверх, как она жестом попросила спустить ее еще пониже. После того как был перерезан третий провод, путь на палубу G оказался свободен.

Теперь мы знали, чего опасаться. Еще три игрушки на фотоэлементах были обезврежены сразу же, едва мы вошли в коридор.

Я проверил устройство поиска: вертикальная стрелка исчезла — значит, мы находились на нужной палубе. Горизонтальная стрелка указывала прямо в сторону кормы. Мы приближались к цели.

Оставив за собой еще двух человек, мы двинулись к корме. Теперь нас было только двенадцать — неплохо, по пути сюда мы могли потерять и больше.

Мы находились в самой глубине брюха небесного чудовища. Впервые в жизни я испытал приступ клаустрофобии. Мы были внутри врага, а враг — впереди, позади, слева, справа, сверху и снизу. Он мог нанести удар с любой стороны и в любой момент.

Теперь на каждом перекрестке Раунио проявлял маниакальную осторожность, подолгу застывая на коленях возле угла, сжимая в руке пистолет и держа нож другой рукой наготове. Он проверял оба направления, быстро поворачиваясь туда и сюда, затем делал это вновь и кивал нам.

Такое повторялось много раз подряд, за это время мы успели продвинуться едва ли на несколько десятков метров. Наконец наступил момент, когда Раунио быстро отпрянул, а пуля ударила в стену на том месте, где только что находилась его голова.

Раунио вскочил как пружина и бросился через перекресток, успев швырнуть гранату. Послышался глухой удар и взрыв. Я рухнул на пол и стал стрелять вслепую. Трупы мы обнаружили с обеих сторон перекрестка. Раунио бросился к одному из раненых, приставил пистолет к его затылку и выстрелил, а затем добил остальных. Я не знал, что он делает — стреляет в мертвецов или добивает еще живых. Вряд ли и Раунио понимал, что делает, — он просто помнил об осторожности.

Но времени размышлять у меня не было — я стрелял во все стороны, не задумываясь. Раунио громко выругался, над моим ухом просвистел нож. Я бросился на пол, не переставая стрелять. Один гардиан упал с ножом в глотке, второго прикончили пули. Дотянувшись до гранатомета, я пустил в сторону противника сразу три снаряда, слишком поздно вспомнив, что загрузил зажигательные. Секунду спустя коридор наполнила тошнотворная вонь паленого человеческого мяса. Послышался дикий вопль — он оборвался, когда Раунио выстрелил в сторону пламени. Стена пламени и жара подкатила к нам и успела опалить мне брови и ресницы, прежде чем жар утих. Кроме трупов, в коридоре было нечему гореть, и пламя быстро погасло.

Именно сюда нам и требовалось попасть — я чувствовал это. Догадку подтверждали мины и засады. Я вновь взглянул на устройство поиска — стрелка на нем указывала прямо на следующий перекресток.

— Вот он! Скорее! — Мои слова нарушили тишину. Если не считать проклятий и выстрелов, казалось, мы провели в молчании долгие часы. На самом же деле мы находились внутри корабля всего двадцать три минуты.

Теперь я шел впереди, а Раунио прикрывал нас с тыла. Я старался переступать через тлеющие трупы, не глядя на них, не принюхиваясь и не думая. По телу бегали мурашки.

Джослин вскинула пистолет и выстрелила как раз в тот момент, как пуля ударилась о мою каску, а в голове зазвенело от удара. Я ощутил сильный толчок в грудь и ошеломлению оглядел себя. Вторая пуля ударилась о мой бронежилет и впечаталась в него плоской бесформенной кляксой. Не задумываясь, я потянулся, чтобы оторвать ее, и обжег пальцы о металл, еще раскаленный после полета и удара. Сунув обожженные пальцы в рот, я пососал их, морщась от боли. Я оставался на месте, борясь с желанием двигаться дальше, пошевельнуться, выстрелить. Вдруг я ощутил внушительный пинок сзади, и Меткаф поднял меня за воротник, поставил на ноги и подтолкнул вперед.

69
{"b":"1292","o":1}