ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но что может быть настолько важным, чтобы отправлять за кораблем курьера?

— Не знаю. Но если нас разыскивали по двум звездным системам, значит, дело действительно важное и спешное. Увеселительная прогулка закончена, Джоз. Пора возвращаться в реальный мир. — Я направился вниз, осмотреть шлюпку.

И в самом деле, что экстраординарного могло случиться на базе? Я терялся в догадках. Приблизительно представляя себе, во что обходится снаряжение курьерского корабля, я принялся мысленно подсчитывать затраты. Цифры получались впечатляющие. Чего стоил один робот, достаточно мощный, чтобы обыскать одну звездную систему и перейти к поискам во второй, плюс компьютеры, позволяющие проложить курс в другую систему, да двигатели, да топливо, да агрегат режима С2 и приборы связи — курьер обошелся в кругленькую сумму, превышающую стоимость «Джослин-Мари». Причем курьер был оборудован по особому заказу, а корабли типа «Джослин-Мари» выпускались большими партиями.

Такие затраты на поиски «Джослин-Мари» казались необъяснимыми. Что за причины заставили выбросить на ветер столько денег?

Через три часа мы покинули «Джослин-Мари», оставив ее ждать с выключенными двигателями. Шлюпка «Звезды» была аккуратным, маленьким судном. Джослин даже позволила мне повести ее. Стараясь вернуть Джослин хорошее настроение, я вывел нас на курс с помощью гироскопов, чтобы сберечь топливо на настройке.

Курс был сногсшибательным. Нам предстояло включить режим С2 на несколько миллисекунд, выйти из режима, сменить направление и вновь вернуться к прежнему режиму — и все это, лишь бы обойти местное солнце, которое находилось в опасной близости к прямому курсу курьера. Затем предполагался длительный отрезок пути на реактивных двигателях — до самого заключительного прыжка к координатам и скорости, переданным курьером.

Эти тридцать шесть часов тянулись медленно и скучно, если не считать нескольких минут, которые требовались для управления кораблем и сверки курса по компьютеру. Не радовало и то, что Джослин упорно дулась на меня. Несмотря на то, что она понимала, как важно быстрее добраться до курьера, эта спешка ей не нравилась, к тому же Джослин была лишена даже возможности накричать на персонал базы, отправивший за нами курьерский корабль.

Кричать на меня она не решилась, но это не поправило положение: Джослин ни разу не перемолвилась со мной словом.

У меня не осталось другого выбора, кроме как попытаться представить себе, какое сообщение доставил курьер. Но в голову не приходило ни единого убедительного варианта.

К тому времени, как мы оказались в зоне видимости курьера, я был не просто рад этому — меня охватило чистейшее обезьянье любопытство.

На «Звездах» не было сложных оптических приборов, которыми мы нагрузили «Джослин-Мари», зато имелась камера дальнего действия. Как только появилась слабая надежда увидеть курьер с помощью камеры, я задействовал ее. И испытал одно из самых ощутимых потрясений в жизни. Курьеру надлежало иметь размеры торпеды, его длина не должна была превышать пять метров — большей частью за счет резервуаров с топливом. Эта же штуковина по величине не уступала «Джослин-Мари», и в основном она состояла из топливных резервуаров. Единственным ее грузом, по-видимому, был цилиндр, укрепленный внутри кабины. Огромные стрелы, намалеванные на обшивке, указывали на него.

— Наверное, запасов топлива у него в пять раз больше, чем у «Джослин-Мари», — пробормотала Джослин, и дрогнувший голос выдал потрясение, подобное тому, что чувствовал я. От неожиданности недовольство Джослин мною улетучилось.

— Если он сжег все топливо, чтобы добраться сюда, должно быть, он искал нас по целым трем звездным системам…

— Если не больше. И при этом двигался с огромной скоростью. Видишь, что стало с обшивкой?

— Да. А корма указывает направление полета. Должно быть, остатки топлива он потратил, чтобы снизить скорость и встретиться с нами. Единственная радость — если у курьера есть наружные насосы, мы могли бы перекачать остатки топлива в резервуары «Звезд».

— Даже если в этом монстре остался хоть один процент топлива, этого нам хватит, чтобы заправиться под завязку Это уже неплохо. Мак, как ты думаешь, что может быть в сообщении?

— Скоро узнаем.

Мы медленно приблизились к гигантскому кораблю. Когда расстояние между нами сократилось до сотни метров, Джослин ткнула пальцем в экран.

— Смотри! Топливный рукав ждет нас. Они предусмотрели перекачку.

— Вот и хорошо. Займемся сообщением, каким бы оно ни было, а тем временем подзаправимся.

Я включил нашу топливную систему и забыл о ней. Она действовала автоматически, была предназначена для заправки в коммерческих портах. Портовые роботы могли выполнить всю работу с кораблем, не беспокоя экипаж. Такая предусмотрительность со стороны строителей корабля уже не раз трогала нас.

Мы обогнули курьер, поравнялись с ним и сошлись нос к носу. Я осторожно подвел «Звезды» к стыковочному отсеку курьера и задействовал зажимы, надежно соединяющие вместе два корабля.

Отстегнув ремни и выбравшись из кресел, мы выплыли к носовому шлюзу, сгорая от любопытства. Я открыл предохранительный клапан, ожидая, пока выровняется давление воздуха в нашем корабле и в кабине курьера. Послышалось свистящее шипение воздуха. Чувствуя, как закладывает уши, я начал глотать. Переглянувшись со мной, Джослин открыла люк «Звезд», а затем перешла по метровому шлюзу к люку курьера.

Люк курьера распахнулся, открыв кабину корабля. Поскольку корабли были состыкованы нос к носу, мы смотрели вниз с потолка кабины курьера. Единственной вещью во всем помещении был огромный черный цилиндр — как раз такого размера, чтобы он смог пройти через шлюз. Цилиндр был направлен точно в сторону открытых люков обоих кораблей; все, что нам требовалось, — лишь как следует подтолкнуть его снизу, чтобы доставить на «Звезды».

Оттолкнувшись от косяков люка, мы вплыли в кабину курьера и уставились на цилиндр. Он был слишком велик и хорошо укреплен в основании.

Джослин повисла между полом и потолком кабины, ошеломленно пробормотав:

— Боже мой, эта штука похожа на тотемный столб, приготовленный…

Но ее прервал бухающий голос гиганта, внезапно раздавшийся из динамика, расположенного у самого верха цилиндра, над нашими головами.

— Это сообщение о чрезвычайном военном положении, — грохотал голос. — Перенесите цилиндр на ваш корабль как можно скорее. Не задерживайтесь ни под каким видом. Как только закончится перекачка топлива, немедленно возвращайтесь на «Джослин-Мари» с максимальной скоростью. Не задерживайтесь. Цилиндр вы сможете осмотреть в пути. Торопитесь. Торопитесь. Чрезвычайное военное положение. Сообщение закончено.

Чтобы выдержать этот оглушительный голос, я слушал сообщение, зажав ладонями уши. Как только голос умолк, мы с Джослин переглянулись в состоянии, близком к шоку, и немедленно взялись за цилиндр. Обсуждать приказы такого властного голоса было попросту нелепо.

На месте цилиндр удерживали чрезвычайно простые зажимы. На креплении была нанесена схема, показывающая, как освободить груз. Я нажал на один рычаг, Джослин — на второй, и цилиндр покачнулся в кольце зажимов. Снизу, под ним, сработала пружина, мягко подтолкнув цилиндр в сторону люка над головой. Я оттолкнулся от стены кабины, схватился за приделанные к потолку перила и протолкнул болванку в люк за пару секунд, а затем отплыл в сторону. Цилиндр прошел сквозь носовой люк «Звезд». Я последовал за ним и увидел, как на переднем конце черной блестящей штуки появляются три опоры, встают на места и закрепляются, образуя подставку в виде треноги — достаточно надежную, чтобы удержать цилиндр. Опоры коснулись внутренней обшивки «Звезд», и я услышал три щелчка — электромагниты притянули к месту наш новый груз.

Джослин вплыла в кабину «Звезд» следом за цилиндром, запирая за собой люки. Цилиндр имел в длину добрых восемь метров, он заполонил собой почти всю кабину «Звезд». Кто-то тщательно спланировал все до малейших подробностей — даже учел размеры кабины шлюпки, на которой мы отправимся на поиски курьера.

9
{"b":"1292","o":1}