ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грег поднял руку и ткнул указательным пальцем в сторону Альвара.

– Поосторожней в выражениях, шериф! Я сказал, я полагаю, что поддерживаю видимость борьбы. А в действительности может оказаться, что борьба эта – самая что ни на есть настоящая. В любом случае разницы я не вижу. К тому же признаюсь, что Правителю очень полезно радовать народ. Чем больше довольных, тем больше согласных, а неприязнь и горячность играют на руку Железноголовым.

– Но вы столько времени тратите на эту чепуху, а планета в опасности! Ваша главная задача – довести до конца проект по изменению климата.

Грег помрачнел.

– Запомните, шериф. Все это, конечно, чепуха, но в то же время и неотъемлемая часть самого проекта. Чтобы действовать, мне необходима политическая поддержка. Мне нужны материалы, техника и специалисты, а значит, я должен договариваться с теми, у кого это есть. Мне совсем не улыбается надзирать за инженерами, которым Железноголовые накрутили хвосты так, что те отказываются работать.

– Но зачем вам тратить столько сил на всякие юридические казусы?

– Затем. Таким способом я удерживаю Железноголовых на коротком поводке и не даю им повода выступать против меня. А остальное население видит, что я защищаю его интересы, – значит, оно будет на моей стороне, что позволит не слишком опасаться за исход выборов. Люди будут терпимее к моим шагам, и я сумею без особого вреда принять другие, более важные решения. В конце концов, я обязан что-то делать для поддержания моего политического авторитета. У меня могут быть самые благие намерения, но едва ли я смогу их реализовать, если меня отправят в отставку.

– Но, с другой стороны, Правитель, ничего хорошего не будет, если вас убьют.

– Эта мысль уже приходила мне в голову, – сказал Грег с ноткой мрачного юмора. – Но если я засяду в какой-нибудь подвал Дворца и не буду высовывать носа в страхе перед наемными убийцами, то меня не убьют только потому, что никому не будет нужды убивать меня. Я покажу себя таким слабым, трусливым и негодным Правителем, что моя карьера закончится в тот же день.

– Сэр, если вы позволите мне вмешаться в ваш разговор…

– Да, Дональд. Что ты хочешь сказать? – спросил Крэш. Для постороннего слушателя показалось бы по меньшей мере странным, что какой-то робот прерывает разговор Правителя Инферно и шерифа самого крупного города планеты. Но Крэш работал с Дональдом уже несколько лет и знал, что робот позволит себе вмешаться в серьезный разговор только для того, чтобы добавить что-то важное в поддержку его, Крэша.

Дональд обратился прямо к Правителю.

– Сэр, вы не учитываете некоторые обстоятельства.

– Какие же именно? – спросил Грег, невольно улыбаясь. Было видно, что Дональд в качестве собеседника его откровенно развлекал.

«Осторожнее, Правитель, – подумал Крэш. – Недооценивать Дональда опасно. Многие поплатились за это». Многие действительно часто принимали робота за обычного помощника шерифа, и это дорого им стоило.

– Я не могу допустить, чтобы вы появились на этом приеме, – продолжал Дональд. Обычное предостережение обычного робота.

– Но постойте…

– Прошу прощения, сэр, но боюсь, что ваш разговор и недавний инцидент лишь укрепили меня в мысли, что ваша жизнь в опасности и что этим вечером на вас будет совершено покушение, а потому Первый Закон говорит мне, что вы не должны выходить из этой комнаты.

– Робот не может своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред, – добавил Крэш и хихикнул.

Грег посмотрел на Дональда, открыл рот, будто собирался возразить, а потом призадумался. «Мудро», – подумал Крэш. Робот, действующий в согласии с Первым Законом, никогда не отступит, особенно инфернитский робот. На планете всегда тщательно следили, чтобы Первый Закон соблюдался роботами железно. И Грег знал, что спорить с Дональдом так же бесполезно, как с каменной стеной.

Грег повернулся к Альвару Крэшу.

– Это ваша затея, – возмущенно сказал Правитель. – Вы придумали это заранее.

Крэш рассмеялся и покачал головой.

– Сэр, если бы я мог додуматься до такого! Это Дональд заслужил похвалу.

– Или упрек, – добавил Грег, все еще раздосадованный. Он снова обратился к роботу: – Знаешь, Дональд, это просто удивительно, как быстро можно забыть.

– Забыть что, сэр? О том, что нужно принимать элементарные меры предосторожности?

– Нет. Удивительно, как быстро можно забыть рабские привычки.

– Боюсь, я не понимаю вас, сэр.

– Недавно я отослал своего личного робота, – сказал Грег. – И начал заботиться о себе сам. И обнаружил, что могу делать и говорить все, что мне вздумается. Всю свою жизнь до той минуты я был настороже. Я знал, что стоит мне сказать что-то настораживающее, или слишком близко подойти к открытому окну, или потянуться к фруктам, которые не прошли проверку на чистоту, – как вы, роботы, броситесь спасать меня. Год назад я бы никогда не решился обсуждать вопрос моей безопасности в присутствии робота, зная, что любой робот поступил бы так же, как и ты сейчас. Я следил за собой, чтобы не сказать или не сделать ничего, что могло бы встревожить роботов. Мои роботы контролировали мои поступки, слова и мысли. Так кто же главнее, Дональд? Люди или роботы? Кто из них раб, а кто – хозяин?

– Я бы не советовал повторять эту речь на публике, сэр, – оборвал его Крэш, рассудив, что незачем Грегу втягивать робота в словесную игру. – Если только вы не захотите поднять на рога всех Железноголовых.

Грег невесело рассмеялся.

– Видишь, Дональд? Я завишу от роботов. Я, Правитель этой планеты, опасаюсь сказать что-либо не то в страхе за свою жизнь. Что на это скажет Первый Закон? Что делать роботу, если само его существование причиняет вред человеку?

– Только низкоорганизованные специализированные роботы находят противоречие в самом Первом Законе, когда им задают этот вопрос, – ответил Дональд. – Тем не менее…

– Черт возьми, Дональд! – не выдержал Крэш. – Правитель задал риторический вопрос.

– Простите, если я ошибся. Я полагал, что Правитель хотел, чтобы я ответил.

– Хотел, Дональд, – ухмыльнулся Грег. Крэш только вздохнул. – Так что ты там сказал?

– Я говорю, что я – полицейский робот и мой Третий Закон усилен, поскольку по роду службы я часто являюсь свидетелем тому, как человеку причиняют вред. Утверждение, что своим существованием я причиняю людям вред, не значит для меня ровным счетом ничего, потому что я знаю, что это неправда. К тому же я не помню, чтобы вы говорили о том, что роботы причиняют вам вред.

– Не говорил?

– Нет, сэр. Вы сказали, что присутствие роботов заставляет вас постоянно помнить о собственной безопасности и что это ваше мнение о роботах – а не сами роботы – может предоставить вашим врагам случай расправиться с вами.

– Забавно! – сказал Грег. – Но мне пора присоединиться к гостям.

– Увы, сэр, – возразил Дональд. – Я готов задержать вас здесь с применением силы.

– Прошу прощения, но я думаю, что мы можем пойти на компромисс, – вмешался Крэш. – Дональд, помнишь, ты высказывал мысль, что Правитель будет в относительной безопасности, если привлечь выключенных сейчас роботов охраны? Будет ли Правитель защищен настолько надежно, что ты позволишь ему продолжать прием?

Общее количество роботов Патрульно-охранной Службы составляло пятьдесят штук. ПОСы были предназначены для охраны Правителя. Сейчас они были выключены, но в случае необходимости так же легко могли встать в строй. Еще десяток ПОСов прибыли вместе с Правителем и находились в грузовом аэрокаре. Но на них ушло бы больше времени.

Дональд с минуту поколебался.

– Хорошо, – сказал он наконец. – Я согласен на такие условия.

– Правитель?

– Заявиться на прием в окружении всех этих роботов… – начал Грег. – Я даже не знаю…

«Отлично! Он готов поддаться».

– Это вынужденная охранная мера, – сказал Крэш. – И мы предупредим операторов, чтобы они постарались не наводить объективы на роботов, насколько это возможно.

13
{"b":"1293","o":1}