ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крэш не собирался его просвещать. Если человек, уверяющий, что он ничего не знает, допустит промах, указывающий, что на самом деле ему что-то известно, тогда можно будет делать какие-то выводы.

Но самое поганое – и раздражающее – во всем его рассказе было то, что проверить его было практически невозможно. Дональд заверил Крэша, что бизнесмен из поселенцев под именем Верик значился в списке гостей. Но как тогда помощники самого шерифа умудрились не заметить его, пока обыскивали дом?

Крэш видел за свою жизнь слишком много чего и понимал, что на этот вопрос существует масса ответов. Человеческие ошибки можно объяснить разными причинами, одна из которых окажется верной, но ни одна из них не покажется достаточным оправданием для провинившихся.

Когда проводился первичный обыск, роботов катастрофически не хватало и все они были загнаны на работу, требующую скрупулезной точности, или на переноску тяжестей. Потому обыск пришлось проводить полицейским шерифа. Этот дом насчитывал, по самому скромному подсчету, около сотни комнат, и Крэш прекрасно представлял, как его коллеги мечутся в спешке по этажам, теряя счет проверенным и непроверенным комнатам, либо приоткрывают двери, чтобы бросить беглый взгляд, и, понятное дело, не замечают человека, свернувшегося калачиком под покрывалом. Верик вообще мог запереть свою спальню изнутри, и поисковая группа, подергав ручку, решила подойти сюда после, с ключами, но в суматохе могла позабыть об этом.

Помощники шерифа были обычными людьми, притом в той или иной степени пребывающими в шоке. Ведь этой ночью был убит именно их Правитель. Глава их государства лежал бездыханный, поверженный неизвестным врагом.

Но даже при таком пиковом положении шансы можно сравнять, если взяться за дело немедленно. Примерный план расследования Крэш уже мог представить себе. Он назначил новые поисковые группы, которые должны прочесать все здание заново с учетом того, что могло быть упущено предыдущей командой, и на этот раз один из роботов-криминалистов должен сопровождать каждого полицейского. И, если понадобится, Крэш был готов разобрать всю Резиденцию по кирпичику. Расследование не должно упустить ни единого шанса приблизиться к разгадке.

Но Верик… Если его непричастность была под сомнением, то и о его виновности можно было сказать то же самое. Если уж он принимал участие в тайном заговоре, то какого черта он рискнул остаться в Резиденции? И почему позволил взять себя голыми руками, прикрываясь только этой пижамой?

В целом Крэшу казалось, что правильней было бы поверить рассказу Верика, чем пытаться доказать его связь с преступниками. Но пока на горизонте не всплывало ни одного подозреваемого и ни одного подходящего мотива, Крэш не мог позволить себе отказаться от первого, кто подвернулся под руку. Кроме того, бывало, что достоверные истории часто не выдерживали внимательного допроса.

– Хорошо, мистер Верик, давайте начнем сначала, – сказал Крэш. – С самого начала.

– Вы можете мне сказать, для чего вам это нужно? – кипятился Верик. – Вы скажете наконец, что случилось?

– Нет, – холодно отрезал Крэш.

– Нам важно, чтобы пока вы ничего не знали, – чуть мягче добавил Деврей, приступая к роли хорошего полицейского при плохом – Крэше. – Нам необходимо знать то, что знаете вы, и если мы вам расскажем, это только помешает.

– Я хочу говорить с Правителем! – заявил Верик.

– Должен вам сообщить, что Правитель совсем не настроен говорить с вами, – ответил Крэш. Истинная правда, если и притянуто за уши, то самую малость. Похоже, это оказало должный эффект и успокоило Верика. – Итак, с самого начала, – повторил Крэш.

– Хорошо-хорошо. – Верик помедлил, чтобы вздохнуть и обмякнуть на своем кресле, а после начал свой рассказ заново. – Меня зовут Тирло Верик. Я живу на Бейли, планете поселенцев. Я представитель фирмы, которая продает сложное контрольное оборудование. Мы продали уже много наших систем контроля климатических преобразований, и меня направили сюда, надеясь, что мне удастся продать нашу систему для местного проекта. Я был на приеме вчера вечером и после его окончания встретился с Правителем Грегом. Зная, что в городе сейчас трудно устроиться, а я проделал очень долгий путь, он любезно предложил мне расположиться на ночь в этом доме.

– Только вам? – спросила Фреда. – Изо всех гостей, которые были здесь прошлым вечером, единственный, кому он предложил остаться переночевать, – это вы?

– Э-э-э?.. – Верик посмотрел на Фреду, будто громом пораженный. – Я не знаю. Вообще-то я больше никого здесь не заметил. И не понимаю, почему я остался здесь один. В доме полным-полно свободных комнат. Но я должен признать, что так оно и было. Хотя это и удивительно в доме такого размера. У нас все гости, задержавшиеся на вечеринке, автоматически остаются на ночь. Но неужели вы говорите правду и, кроме меня, здесь никого больше не было?

– Нет, не было, – сказала Фреда к вящей досаде Крэша. Первое правило ведения допроса гласит: никогда не отвечай на вопросы подследственного. Чем больше Верик знает, тем осторожней он будет в своих ответах.

– Доктор Ливинг, – заговорил Крэш. – Я полагаю, что лучше будет, если все вопросы станем задавать мы с командором, а вы будете подавать реплики только тогда, когда мы вас попросим.

Ливинг в изумлении посмотрела на Крэша.

– Но я… – протестующе начала она, но потом поняла. – Ох, простите, шериф!

– Ничего страшного. В любом случае это не так уж важно, – ответил Крэш, надеясь, что это правда и Верик не обратил на это особого внимания. – Но вы были далеко не единственным, кто пожелал встретиться с Правителем после приема, не так ли?

– Нет, конечно же! – согласился Верик. – Встречи с ним ждали многие. Всего человек восемь или десять, по группкам в два-три человека. Мне пришлось ждать, пока все они не уйдут, но я не очень торопился. Мне не было нужды спешить домой, а как последний в очереди, я мог задержаться чуть подольше. За мной больше никого не было.

«Ты только что сообщил нам, что был последним, кто видел Грега живым», – подумал Крэш. Он краем глаза скользнул по лицу Деврея, с удовлетворением отметив, что этот факт от него тоже не укрылся. – И о чем же вы вели разговор?

Становилось все более очевидно, что терпение Верика иссякает.

– Я уже рассказывал вам, и не раз! О том, что я хотел предложить ему приобрести нашу систему контроля. По-моему, он весьма заинтересовался по ряду причин… в основном потому, что эта система не требовала вмешательства роботов.

– Простите? – не понял Крэш. В этом и заключался смысл повторного допроса. Раньше Верик не упоминал об этом.

– Наша система не требует роботов, – нехотя ответил Верик. – Я сделал все возможное, чтобы объяснить Правителю преимущества данного подхода. Именно об этом мы и говорили. Мне показалось, он был согласен.

– А почему он не хотел принять систему, включающую труд роботов? – спросила Фреда Ливинг.

– Она слишком устарела для ситуации, которая сложилась на Инферно, – пояснил Верик. – Стоит только положиться на мозги роботов, доверить им управление изменением климата, и они предпочтут избежать всех опасных, но необходимых операций, в страхе причинить вред человеку или еще что-то в этом роде. – Теперь он говорил без умолку, очевидно, пустив в ход те же аргументы, которыми оперировал в разговоре с Грегом. – Система под наблюдением роботов будет делать все, чтобы исключить любой риск при климатических изменениях – вплоть до того, что они отложат срочные операции и пустят весь проект псу под хвост. Даже если им удастся довести дело до конца, их целью станет создание самых тепличных и безопасных условий на планете. Некоторые миры колонистов превратились таким путем в не что иное, как огромные зеленые лужайки. И неудивительно, что на таких планетах население впадает в спячку или даже вымирает на корню.

Это был удар ниже пояса. Солярия. Ни один колонист не может без дрожи вспоминать – или даже думать – о гибели Солярии.

32
{"b":"1293","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Адмирал Джоул и Красная королева
Гридень. Из варяг в греки
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Ухожу от тебя замуж
Клинки императора
Шестнадцать против трехсот
Охотник за тенью
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент