ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В том, что приходилось проводить весь день на ногах, была своя прелесть. Немногие наблюдали столько восходов и закатов и сияющую россыпь полуночных звезд, как Губер Эншоу. Но сегодня рассвет не принес ничего хорошего. Только страшное известие.

Он был в солярии, его личный робот подавал завтрак, и тут он услышал эту новость. Прежде чем Губер успел осознать ее до конца, он рванулся в спальню, к Тоне, которая еще спала.

Тоня. Тоня Велтон. Даже в эту минуту страха и паники какая-то тонкая струнка в нем заставила удивиться тому невозможному факту, что эта прекрасная, непостижимая, талантливая королева поселенцев полюбила его, жила с ним, тихим и незаметным роботехником! Во вселенной существовало не так уж много пар колонистов-поселенцев, и причина была вполне понятна. Жить с Тоней было непросто. Но всегда захватывающе, а это того стоило.

– Тоня! – Губер подскочил к кровати и потряс Тоню за плечо. – Тоня! Проснись!

– М-м-м? М-м? Что? – Тоня села и зевнула. – Губер, что такое?

– Грег! Правитель Грег! Его убили!

– Что?!

– Застрелили! Только что шериф Крэш объявил об этом. Никаких подробностей… но Грег мертв!

– Боже мой! – пораженно выдавила Тоня. – Вчера… Я видела его, я еще вчера говорила с ним. И он мертв?

– Мертв, – подтвердил Губер.

– Они знают, кто это сделал?

– Не думаю. Сказали, что пока идет расследование. Но они не собираются ничего рассказывать, что бы там ни случилось.

Тоня бросилась к нему, они обнялись и крепко прижались друг к другу.

– Это беда, Губер, – тихо сказала Тоня, уткнувшись лицом в плечо Эншоу. – Беда для всех нас.

– Да, да…

– Но кто это сделал? – спросила Тоня, слегка отстраняясь, чтобы заглянуть Губеру в лицо. – Какой-нибудь сумасшедший? Или это заговор? Почему они это сделали?

Губер покачал головой и на минуту задумался.

– Я не знаю, – ответил он, заставляя себя успокоиться и все хорошо обдумать, заставляя себя мыслить логически. – Не важно. Все равно начнется неразбериха. Многие захотят воспользоваться тем, что Грег погиб. Если они не бросятся искать виноватых, то уж точно постараются выжать все возможное из его смерти.

Тоня Велтон кивнула. Она была испугана и потрясена.

– Ты наверняка прав, – сказала она.

– Может, нам лучше уехать отсюда? – проговорил Губер. – Убраться с этой планеты… Здесь оставаться опасно.

– Нет! – отрезала Тоня. Ее лицо окаменело. – Мы не можем. Я не могу! Здесь под моей рукой все поселенцы Инферно, бросить их в тяжелое время и удрать я не имею права. – Она заглянула в глаза Губеру, но казалось, что она смотрит куда-то сквозь него и видит нечто доступное только ей. – О нет! – простонала она. – О нет!

– Что такое? – разволновался Губер, хватая ее за плечи, чтобы привести в себя. – Тоня, что случилось?

– Эта вчерашняя драка! – ответила Тоня. – Я тебе рассказывала. Двое мужчин напали на меня, и их увели подставные агенты СБП.

– Ну и что с того?

– Разве ты не понимаешь? – воскликнула она. – Крэш решит, он просто обязан решить, что это нападение было частью плана заговорщиков! Диверсия или что-то в этом роде. Это было подстроено, чтобы как-то добраться до Грега.

И тогда Губер понял. Он притянул Тоню к себе и крепко обнял. Уговаривать ее бежать было бесполезно. Притом рейнджеры и помощники шерифа тут же бы остановили их, если бы даже она согласилась на побег. И еще потому, что он понял и догадался о многом, что она не сказала ему. Крэш наверняка решит, что нападение на Тоню было как-то связано со смертью Грега. И еще он решит, что Тоня могла принимать участие в инсценировке этого самого нападения.

Но тихий голос его собственного сердца нашептывал Губеру еще более ужасные предположения. Голос, который очень хорошо знал, как самолюбива и жестока бывает его Тоня. И что она никогда не отступится от своего. Они с Грегом никогда не были союзниками. Кроме того, и сам он, и Тоня выступали подозреваемыми в деле Калибана.

Тоня была хорошей актрисой. Она всегда могла убедить Губера в чем угодно.

Не важно, что Крэш заподозрит Тоню в том, что она принимала участие в заговоре против Правителя. Хуже было то, что подозрения Крэша вполне могли быть обоснованными.

Капитан Службы безопасности поселенцев Синта Меллоу была в ярости, а когда Синта Меллоу в ярости – спасайся кто может: беги подальше и зарывайся поглубже. Чего Крэш, может, и хотел бы, но никак не мог.

Она нависла над ним, упершись руками в импровизированный стол, который установили в центральной комнате. «Я даю понять, что вторглась на твою территорию, – говорила вся ее поза. – Ты посмел мною пренебречь, и я научу тебя уважать меня в дальнейшем!»

– Какого черта я должна узнавать о том, что Правителя убили, из сводки утренних новостей? – прорычала она.

«Потому что я подозреваю, что ты участвовала в заговоре – и продолжаешь делать это и сейчас», – подумал Крэш. Конечно, он не собирался отвечать Синте таким образом. Рано или поздно такое объяснение придет ей в голову, если, конечно, уже не пришло. И если она решит ответить ударом на удар, последствия, мягко говоря, будут печальными.

За несколько последующих секунд Крэшу удалось побороть искушение дать Синте под зад или просто послать подальше. На тупом хамстве далеко не уедешь.

– Просто-напросто это дело касается сугубо колонистов, Синта, – ответил Крэш, выбирая самый дипломатичный тон. – Один из граждан-колонистов застрелил Правителя колонистов на колонистской территории. Я согласен, что, наверное, мне следовало бы поставить вас в известность, поскольку по роду службы это отчасти вас касалось, но ваше участие тогда не требовалось, да и мы, честно говоря, были слишком заняты, чтобы действовать согласно инструкциям.

– А вам не приходило на ум, что СБП контролирует полностью всю территорию этого поганого острова, за исключением самой Резиденции? – заявила Меллоу. – Вы не пошевелили мозгами, что вам может понадобиться моя помощь? Вы не подумали, что такие действия могут быть расценены как попытка превысить свои полномочия, да так, что вы рискуете полететь со своего места?

«Да, я знал, на что иду».

– Синта, мы примем любую помощь, какую только возможно. Честное слово, никто не намеревался вас унизить. – «Только продержать тебя подольше в неведении, чтобы ты не смогла помешать расследованию». – Это был недосмотр – ситуация-то критическая, – но никак не пренебрежение к вам, – вдохновенно лгал Крэш, придавая своему голосу побольше искренности, а лицу – скорби. – Восемь часов назад глава нашего правительства был убит. Многие из моего штата до сих пор не оправились от потрясения. Я сам до сих пор в шоке. Поэтому при таких обстоятельствах никто не сообразил, что нужно поставить вас в известность. Извините.

Меллоу убрала руки со стола и выпрямилась, все еще хмурясь, но все-таки удовлетворенная объяснениями.

– Я не уверена, что вы сказали правду, – промолвила она. – Все это кажется слишком продуманным, чтобы поверить, что так и было, Крэш.

– Что было – то прошло, Синта, и нам нужна ваша помощь, – шериф постарался перевести разговор на другую тему. «Теперь нужна, теперь, когда ты уже не сможешь остановить начавшееся расследование». – В аэропорту Чистилища собралось до черта народу. Пассажиры с рейсов дальнего следования и все, кого мы вернули обратно на остров. С ними предстоит много возни. Все линии перекрыты до сих пор, и ситуация грозит скоро выйти из-под контроля.

– Как долго мы еще можем блокировать движение? – спросила Меллоу.

– Не очень долго, – признался Крэш, не упустив из внимания, что она таки сказала «мы». Это уже было кое-что в его пользу. – Честно говоря, у меня не было никаких прав блокировать все движение. Приказ перекрыть все линии был первым, что пришло мне в голову. Совершенно рефлекторно. – По крайней мере это было чистой правдой. Такой вот незначительный правдивый штрих всегда делает ложь более достоверной. – Транспорт Лимба по всему острову находится в вашей компетенции. Вам решать, когда запрет можно будет отменить. – «Другими словами, я заварил всю эту кашу и оставил тебе – расхлебывать».

37
{"b":"1293","o":1}