ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Замедли шаг и открой для себя новый мир
Рой
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Про деньги, которые не у всех есть
Одно целое
Любая мечта сбывается
Гонка века. Самая громкая авантюра столетия
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Одиночное повествование (сборник)
A
A

– Да черт с ней, с компетенцией! – сказала Меллоу, хотя в ее голосе искренности было маловато. Как могла она – она! – не броситься в сражение по поводу того, что он хотя и немного, но покушался на ее угодья? – И кого вы ищете? Какого именно человека?

– Я ищу хоть кого-то, – ответил Крэш. «Уж во всяком случае тебе я не расскажу ни об одном из подозреваемых». Тирло Верик указал, что Калибан и Просперо были последними, кто видел Правителя живым, и они до сих пор скрывались, но Крэшу совсем не улыбалось, если развеселые и скорые на расправу агенты СБП пристрелят одного из них или даже обоих якобы при попытке к бегству.

Крэш сомневался в чистосердечном желании Синты принять правила сотрудничества. То, как она себя вела, у кого-нибудь другого можно было расценить как объявление войны. Но для Синты Меллоу такое поведение выглядело чересчур дружелюбным.

– Но если вы не знаете, кого точно искать, зачем держите людей? – спросила Синта.

– В основном чтобы получить их имена, адреса и описание. Мы должны составить список людей, которые находились здесь или где-то неподалеку прошлой ночью. Нам необходимо собрать побольше сведений о них и их передвижениях в течение ночи. А отдельно выделить тех, кто не сможет дать удовлетворительные объяснения своим вчерашним действиям.

– Серьезная задача, – промолвила Синта.

– И трудоемкая, – добавил Крэш. – Представляете, что будет, если мы не управимся вовремя? – Шериф надеялся, что Синта отметит его «мы». Он не знал, насколько ее предложение помочь было искренним, но был намерен связать ее по рукам и ногам, чем крепче – тем лучше. Только бы удержать подальше от основного направления расследования.

Засадить ее людей за скучную, кропотливую, но необходимую работу было бы совсем неплохо. Но при этом необязательно высказывать свое мнение вслух.

– Не могли бы ваши агенты заняться идентификацией и опросом? Туда уже полетели некоторые мои группы. Я дал им задание вести съемки и проводить опрос в аэропорту, но чем больше специалистов мы привлечем к работе, тем быстрее они с ней справятся. И кроме того, это ведь входит в вашу компетенцию. Было бы хорошо, если бы ваши люди приняли участие в следствии.

Синта присела, медленно вытянулась в кресле, не сводя с Крэша пронзительных глаз.

– Мы были бы рады помочь вам, – протянула она, тщательно взвешивая слова.

– Хорошо, – сказал Крэш. Он исполнился гордости за то, что ему вовремя пришла в голову мысль подсунуть Службе безопасности всю грязную работу. Не то чтобы проверка всех задержанных в аэропорту была пустой тратой времени. Отнюдь. Действительно было необходимо узнать, кто пытался выбраться с Чистилища. – Может случиться, что кто-нибудь из задержанных был на приеме и мог что-либо услышать или увидеть, возможно, не очень задумываясь о важности этих сведений. И я бы не удивился, если бы убийцы оказались именно там, среди остальных пассажиров.

– Это довольно тяжкая работенка, – заметила Синта. – Без сомнения, убийца постарался бы удрать с острова, но вдруг он отыскал способ, чтобы его не смогли задержать? Черт, все, что нужно, чтобы убраться с острова, – это связаться с «железячниками».

Такое простое предположение на счет «железячников» немного смутило Крэша, но он постарался не выказать своей досады.

– Да, вы правы, если только убийца – или убийцы – не рассчитывал, что Грега найдут так скоро. Потому у него могли возникнуть проблемы с побегом. Если бы тело Правителя было найдено утром, я ни минуты не сомневался бы, что убийцы уже и след простыл. В данном случае возможно, но только возможно, считать, что мы успели перекрыть пути к отступлению вовремя.

– Но что это дает, если вы даже не знаете, кто может быть убийцей? – спросила Синта.

– Много чего дает. Может, нам повезет и убийца ударится в панику и постарается замести следы. Но даже если он – или она – никак себя не выдаст и просочится у нас сквозь пальцы, у нас останется его фотография, имя, адрес, пусть даже поддельные, но это может сыграть свою роль в дальнейшем.

– Гм-м-м. Угу. Ваш убийца может оказаться единственным человеком с вымышленным именем. Вполне может быть. Вы считаете, что те, кого согнали в аэропорт, могут поднять шум?

– Ну, инфернитов никогда раньше не ставили в подобные условия – делайте это и не делайте того, – ответил Крэш. – Они могут начать возмущаться. Нам нужна помощь, чтобы справиться с неуправляемой толпой, и еще патрули на аэрокарах, которые могли бы оперативно реагировать на любые отклонения от норм безопасности.

– Вы рассчитываете, что мои люди займутся только регулировкой движения и контролированием толпы или чем-то большим? – спросила Синта, снова настраиваясь на привычную воинственность.

– Ну конечно, нет! – без зазрения совести соврал Крэш. Когда он сочтет, что она непричастна к заговору, возможно, он возложит на ее людей более ответственные поручения. Но не сейчас. – Я хочу… мне нужно, чтобы ваши агенты присутствовали во всех указанных точках. – «Чтобы они были разобщены и мои помощники запросто могли бы следить за ними». – Но на данном этапе у нас несколько сотен людей, а может, и пара тысяч, с которыми нужно побыстрее разобраться. Без посторонней помощи мы не справимся с этим делом. Я не могу рассказать вам, чем мы будем заниматься потом, потому что сам еще не решил.

Синта фыркнула и скрестила руки на груди.

– Тогда постарайтесь держать меня в курсе. Чтобы больше никаких сюрпризов, идет?

– Естественно, – сказал Крэш, ничуть не сомневаясь, что слово свое нарушит как только, так сразу. Деврей наконец-то выдал ему рапорт сержанта Резато относительно Хатвица. И над ним еще нужно было поразмышлять. Лейтенант Хатвиц был убит, когда нес караул у Резиденции Правителя, его имя было известно Синте Меллоу, хотя никто ей об этом не говорил, а теперь оказалось, что он был замешан в «железном» бизнесе, который Правитель собирался прекратить раз и навсегда. Слишком много совпадений. Необходимо найти связь между этими фактами.

Но, черт побери, когда удастся выкроить свободную минуту, чтобы заняться делом Хатвица? Внезапно Крэш осознал, насколько он устал. Он понятия не имел, который сейчас час или как долго он уже находится на ногах. Он желал продолжать работать, заставить себя встряхнуться, но понимал, что с его стороны это было бы ошибкой. Это дело должен вести следователь, который сохраняет ясный ум, а не вымотанный идиот, строящий из себя героя.

– Знаете, Синта, – сказал он, – я готов упасть под стол и умереть. Мне нужно отыскать где-нибудь свободную кровать и немного поспать. Давайте поговорим чуть попозже, когда я проснусь?

Синта кивнула:

– Конечно. Вы всю ночь не спали. Только один вопрос. Это показалось мне чрезвычайно подозрительным, но, по-моему, никто больше не обратил на этот момент особого внимания.

– Что именно?

– Пустой дом. Грег оставался здесь один, во всем огромном дворце. И никого рядом. Вам не кажется это странным?

– Здесь был еще Тирло Верик, – сказал Крэш. – Но ничего странного нет в том, что в доме остается только один человек. Наоборот, оставаться на ночь, как Верик, не совсем обычно.

– Ничего не понимаю, – призналась Меллоу. – Неужели, кроме Верика и Правителя – ну и убийцы, – в доме никого больше не было? В таком большом особняке? Ни одного человека? Только роботы?

– Именно так, – ответил Крэш, немного опешив. – А что здесь такого?

– А то, что прошлой ночью в Лимбе не осталось ни одной свободной комнаты! Город был битком набит, в то время как Грег ночевал один-одинешенек в пустом доме в ту ночь, когда он наприглашал кучу гостей. Если бы это случилось на Бейли и утром хозяина обнаружили мертвым, я бы нашла это чертовски подозрительным. Я бы сочла, что кто-то специально устроил так, что дом остался пустым, и этим расчистил место для убийц.

Крэш нахмурился.

– Признаться, такое объяснение не приходило мне в голову. Предоставить свой дом в чье-то распоряжение, уступить часть своих владений – вещь трудная и необычная для колониста. Почти невероятная. Наверное, с точки зрения поселенца, это звучит не очень убедительно. Но уж не для колониста, это точно. Мы накормим вас обедом, позаботимся о вас, если вы ранены или больны, защитим вас от опасности, отстоим ваши гражданские права до победного конца. Мы даже поможем вам устроиться на ночь – где угодно, но только не в нашем собственном доме.

38
{"b":"1293","o":1}