ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если верить отчетам Синты Меллоу, Фрост покупает поддержку Железноголовых на те деньги, которые выручает от сделок с их злейшими врагами. Как мы видим, Фрост ест из всех кормушек.

Проект поселенцев представил Тирло Верик. Он, как бы это помягче сказать, широко использует взятки и «комиссионные», чтобы протолкнуть свой товар и добиться признания своего проекта в приемной комиссии. По крайней мере он пытался подкупить Деврея. Предъявить обвинение во взяточничестве довольно трудно, поскольку необходимо, чтобы сознались обе стороны – дающая и принимающая, – но достаточно и сообщения Деврея. Я прямо жду, что при следующей встрече Верик положит мне на стол пухлый старомодный конверт, набитый ценными бумагами. Еще мне кажется, что Деврей подозревает его в том, что он имеет какие-то связи с «железным» бизнесом. Ничего не могу дополнить, поскольку Деврей только намекнул на это. У него самого явно недостаточно информации.

Но сумею ли я или не сумею найти доказательства против этих двух людей, главное не это. Вопрос в технологии. Невзирая на сомнительные маневры обоих конкурсантов, они предоставили два технически совершенных проекта. Мне предстоит сделать выбор в пользу философии, стоящей за каждым из них. Система, основанная на труде Трехзаконных роботов, безупречна, но смогут ли они пойти на оправданный риск, если зациклены на безопасных решениях проблемы? Или система под управлением людей, которая, разумеется, позволит нам взять свою судьбу в собственные руки, но заставит положиться на ненадежные человеческие суждения? Конкурс на лучший проект вселил в меня мало веры в лучшие свойства человеческой природы, но ведь вины роботов в том, к чему мы пришли на Инферно, не меньше. Как мне выбрать между двумя преступниками? Если я предпочту одного другому, не приведет ли это к еще худшим последствиям? Можно ли идти на уступки, принимая как должное такое недостойное поведение людей, которые поставляют технику, чтобы спасти этот мир?

Что мне делать? Я искренне надеюсь, что найду решение – и чем скорее, тем лучше.

Если мне хоть сколько-то повезет, вы никогда не прочтете эти слова и даже никогда не узнаете, что я их писал. Но если вы получили мое письмо, я желаю вам мудрости и мужества, чтобы вынести осторожное и правильное решение. Наша планета слишком часто страдала от ошибок правителей. Еще одной ошибки она не переживет.

Удачи вам, Правитель Крэш.

Искренне ваш, Хэнто Грег».

Внизу на листе было торопливо и небрежно нацарапано еще несколько слов. «Решил. Объявить на послезавт. прием. Контрл. инфернт, Н.Р. в Вал. Позже дописать письм. ХГ».

Альвар Крэш положил письмо на стол и поднялся. Проклятие! Если бы он получил сведения, которые вычитал из письма, раньше, то…

То все равно ничего бы не изменилось. И это было самым печальным. Письмо мертвого человека только запутало дело. Грег добавил ему еще больше новых вопросов, а он еще не нашел ответов на старые!

Дональд. Дональд может что-нибудь посоветовать. Но Крэш не намеревался показывать Дональду это письмо, поскольку его содержание не было предназначено для робота.

– Дональд, – позвал Крэш.

Глаза Дональда полыхнули голубизной, и он повернул голову в сторону хозяина.

– Да, сэр?

– В чем состоял, по твоему мнению, мотив убийства Грега?

– Пока мы не получим новых сведений по этому делу, сэр, я не могу дать вам ответ. Хотя мне кажется, что настало время отсеять некоторые из мотивов, которые мы прежде считали вероятными.

– Да неужели, черт возьми? Ну-ка расскажи мне о них.

– С каждой минутой все меньше и меньше похоже на то, что это убийство имело целью свержение режима колонистов на Инферно.

Крэш кивнул и сказал:

– Ситуация постепенно входит в привычное русло. Если бы заговорщики собирались устроить переворот, они бы уже начали его с оружием в руках или как-нибудь еще. Следовательно, переворот тут ни при чем. Дальше.

– Во-вторых, мы можем рассматривать смену Правителя как мотив, если исключить Шелабаса Квеллама. Он ведь тоже мог нанести удар, чтобы добиться власти. Если бы новым Назначенным оказались Серо Фрост или Симкор Беддл, это могло бы показаться крайне подозрительным. Поскольку этого не произошло, данный мотив утратил силу.

– Спасибо за скрытый комплимент, Дональд, но можешь мне поверить, что найдутся люди, сомневающиеся в том, что я – законный Назначенный. Я не провидец, но я уверен, что вскоре пойдут блуждать дикие слухи о том, что я подделал документы на Назначение и собственноручно грохнул Грега. Тело обнаружил опять же я.

– Заверяю вас, сэр, что не собирался делать вам комплиментов. К тому же я был с вами, когда вы вошли в спальню Грега. Даже если вы пронесли бластер такой же конфигурации, как и Биссал, и оборудование для отключения роботов, как у Биссала, и если вы сумели вынуть бластер из какого-то потайного кармана, выстрелить четыре раза, спрятать бластер обратно – и все это за несколько секунд, – все равно это сделали не вы. В принципе это возможно, но тем не менее Грега убили не вы.

– Почему ты так думаешь? – поинтересовался Крэш.

– Разряд из бластера высвобождает определенное количество энергии, понадобилось четыре выстрела – Грег и трое роботов охраны, – а когда я вошел, температура в комнате была нормальной. Я знаю, что вы не сделали бы это, потому что это было физически невозможно. А что до сплетен, о которых вы упомянули, некоторые из них уже проскочили по разным каналам видеосвязи. Но они не должны волновать вас.

Дональд помолчал и продолжил:

– Главное в чем: вы не убивали Грега и все-таки стали Правителем. Смена Правителя не является мотивом убийства – если только заговорщики не предполагали, что Квеллам останется Назначенным. Я не могу поверить, что заговорщики оказались так некомпетентны.

– Разве что заговорщики знали, что я избран новым Назначенным, и хотели, чтобы я принял пост.

– Но зачем? – удивился Дональд.

– Понятия не имею, – признался Крэш. – Согласен, звучит неправдоподобно.

– Да, сэр. В любом случае существует еще несколько мотивов, которые тоже представляются все менее вероятными. Например, личные мотивации. Если бы это убийство было совершено в состоянии аффекта, оно не было бы так тщательно подготовлено. То же самое можно сказать и о том, кто хотел просто отомстить. То есть человек, у которого могли бы быть какие-то личные причины желать смерти Правителя, не стал бы набирать себе столько сообщников. Наконец, проверка личной переписки Грега и его контактов с окружающими совершенно исключает вмешательство какой-либо «брошенной любви» или ревнивого мужа и тому подобных неурядиц в личной жизни.

– Итак, это не было попыткой переворота, стремлением захватить место Правителя, и ревнивый муж тоже ни при чем.

– Да, сэр. Если только мои рассуждения достаточно логичны.

– Достаточно. Что у нас остается? – спросил Крэш.

– Любовь, власть и богатство – вот классические мотивы для совершения преступлений. Мы уже проанализировали два из них, остался третий.

– Другими словами, кто-то убил Грега в надежде урвать побольше денег, – произнес Крэш.

– Да, сэр. Судя по вашим интонациям, вы тоже пришли к такому выводу.

– Именно, Дональд. Но я почувствовал себя уверенней, когда услышал этот вывод от тебя. – Крэш вздохнул и откинулся на спинку огромного правительственного кресла. Черт возьми, пока единственным человеком, которого шериф Альвар Крэш мог с полным правом считать остающимся вне подозрений, был сам Альвар Крэш! Правда, не все этому поверят…

Деньги в качестве мотива. Очень уж старомодный вид мотива на такой планете, как Инферно, где роботы производят все, что пожелаешь, и деньги потеряли цену. Но если экономика, построенная на роботах, потерпит поражение, то слова «богатство» и «бедность» снова приобретут первоначальное значение. Тогда вернется денежная система экономики, и деньги вполне могут стать причиной преступления. И из проекта по преобразованию климата можно выжать громадные доходы.

57
{"b":"1293","o":1}