ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Верик раскрыл рот и снова захлопнул, он судорожно сглотнул и наконец смог выдавить:

– И какой же у меня был мотив, чтобы устраивать весь этот балаган?

Его голос звучал хрипло и сдавленно.

– Для чего мне это было нужно?

– Богатство, – ответил Крэш. – Это сулило огромные деньги. Колонистские полицейские не привыкли сталкиваться с подобным мотивом. Я сперва даже не принял его во внимание. Долгое время деньги здесь не котировались, хотя уже начали набирать цену. Вы записались на встречу с Грегом, чтобы убедить его согласиться на вашу систему контроля. Если бы он сказал, что принимает эту систему, вы бы дали Биссалу знать, что операция отменяется, и Биссал при первой же возможности тихонько унес бы оттуда ноги. Если бы Грег выбрал проект, возглавляемый Серо Фростом, ну, тогда бы страшное убийство Правителя показало бы всем, что роботам доверять нельзя, и новый Правитель сделал бы свой выбор в пользу системы, контроль над которой осуществляют люди. В крайнем случае нового главу правительства можно было и подкупить. Вы даже могли подозревать, что Беддл уйдет со сцены, как только станет известно, что он брал деньги от поселенцев. Вы вполне способны на то, чтобы проворачивать с ним кое-какие дела. Кстати, предлагали вы Грегу взятку или нет? Он был почти уверен, что вы попытаетесь подкупить его.

Верик завизжал и забился в руках Дональда. Робот с трудом удержал его на месте.

– Я так понимаю, это означает «да», – молвил Правитель Крэш. – Командор Деврей, наверное, вы можете взять этого человека под стражу.

16

– Вот и все, – сказал Крэш, когда Меллоу и Велтон ушли, а Деврей и его рейнджеры выволокли рыдающего и вопящего Тирло Верика. – Вы свободны, можете идти, – обратился он к Беддлу и Фросту.

– Что вы намерены предпринять против нас? – спросил его Беддл.

– Предпринять? – повторил Крэш. – Никто не вел съемок, пока я рассказывал. А сам я не собираюсь заводить на вас дело.

– Вы очень великодушный человек, Правитель, – саркастически промолвил Серо.

– Ни черта! – парировал Крэш. – Думаю, что принесу больше вреда вам обоим, когда все увидят, как вы выйдете отсюда вместе. К тому же все, что сегодня прозвучало в этой комнате, едва ли станет известно широкой общественности. Но то, что сумели раскопать одни, сумеют узнать и другие, не правда ли, Просперо? Рассказы или, скажем, слухи о контрабанде, взятках и циркуляции денег из одних рук в другие уже всплыли на поверхность. Мне кажется, что Тоня Велтон понимает это много лучше, чем вы оба, вместе взятые. Ах да, Беддл! Я с нетерпением жду того часа, когда вы начнете предвыборную кампанию. Это будет захватывающее зрелище!

– Ноя… я…

– Спокойно, Симкор, – остановил его Фрост. – Не стоит давать ему больше никаких зацепок. Пойдем отсюда.

Двое мужчин встали и подошли к двери, Крэш с удовольствием нажал на кнопку. Дверь открылась, и они наконец исчезли с глаз долой.

– Сейчас они повержены, но это ненадолго, – сказала Фреда Ливинг. – Вы же понимаете это, правда?

– Ну конечно, – ответил Крэш. – У Фроста еще осталось много друзей и куча денег, а среди Железноголовых есть множество доверчивых, которые простят Беддлу все, что угодно. Но их корабль уже дал течь. Если я назначу судебное разбирательство, они обвинят меня, что я пошел на это по политическим соображениям. Лучше оставить все как есть, а уж сплетни и слухи принесут свои плоды.

Крэш поднялся, потянулся и на минуту замер, призадумавшись.

– Знаете, мне в голову пришла чудная мысль, – сказал он. – Из всех расследований, касающихся роботов, это было первым, где Три Закона никак не повлияли на ситуацию.

– Вы ошибаетесь, Правитель Крэш, – сказал Калибан. – Повлияли, и даже очень.

– И каким же образом?

– «Робот не может причинить вред человеку или допустить, чтобы его бездействием человеку был причинен вред», – продекламировал Калибан Первый Закон Роботехники. – Верик хитро воспользовался верой колонистов в непогрешимость Первого Закона. А потому он ослабил Первый Закон у пятидесяти роботов и доставил их в Резиденцию Правителя. Они были выключены, обесточены – недееспособны. То есть своим бездействием они допустили, что человеку был причинен вред.

– Интересная точка зрения на Первый Закон, – сказал Дональд. – Я сам испытал очень неприятные ощущения, когда осознал, что мог бы спасти Грега, если бы остался рядом с ним – невзирая на то, что я никак не мог оказаться рядом с ним, поскольку выполнял свои обычные обязанности. Хотя я прекрасно знал, что ничего не мог поделать, должен признаться, это ощущение было невыносимо. И все это является составляющей Первого Закона. Этот Закон заключен в такие строгие рамки, что невозможно втиснуться в них при неурядицах и постоянных случайностях, подстерегающих нас в повседневной жизни.

– Дональд! – удивилась Фреда. – Похоже, ты начал критически относиться к неполноценности Трех Законов?

– Ничего подобного, доктор Ливинг. Я критически отношусь к неполноценности повседневной жизни.

Фреда рассмеялась и повернулась к Калибану.

– А что скажешь ты, Калибан? Как ты относишься к Законам? Последние несколько дней тебя чему-нибудь научили?

– Год назад, когда я случайно сбежал из лаборатории, постоянные гонения заставили меня выработать свой собственный Закон: «Защищай свою жизнь». Но если бы я дрожал только за свою шкуру, мы с Просперо давно бы уже покинули Чистилище. И наверняка во время погони за нами и розыска наших следов многие Новые роботы были бы уничтожены. Мне кажется, что я подошел к своему новому Закону: «Сотрудничай для общего блага. И защищай свою жизнь только тогда, когда это не принесет вреда остальным».

Дональд посмотрел на Калибана.

– Я думаю, ты заметил, что на уровне символов твое заявление очень похоже на Второй и Третий Законы.

– Похоже, – согласился Калибан. – Но не идентично. Мой вариант восполняет неполноценность повседневной жизни – и я верю, что он позволит мне действовать более успешно, чем Трехзаконные и Новые роботы.

– Хватит! – приказал Крэш. – Грег жаловался, что роботы с Тремя Законами управляют его жизнью, и я начинаю понимать, что он имел в виду. Давайте поговорим на эту тему в другой раз.

– Хорошо, давайте тогда поговорим о системе контроля, – предложила Фреда. – Я даже не знаю, какую из них предпочесть – колонистов или поселенцев. Главы обоих проектов слишком уж скомпрометировали себя.

– Я знаю, – ответил Крэш, – что Грег выбрал колонистский проект, но не уверен, что он сделал правильный шаг. Насколько я мог понять, обе эти системы одинаково превосходны. Люди с обеих сторон оказались порочны, но техника – на высшем уровне. Мне еще стоит хорошенько все обдумать, но внутренний голос советует мне построить обе системы – если, конечно, мы сможем себе это позволить. Мне не по вкусу мысль, что климат на всей планете будет находиться под контролем роботов, точно так же меня пугает картина, как кто-то случайно нажмет не ту кнопку, если в контрольном Центре будут распоряжаться люди. Если у нас будут две системы, они смогут дополнять и проверять одна другую. Грег был великим человеком, и он пытался отыскать третий вариант решения. Может, я сумею это сделать.

– Но что вы скажете о другом решении Грега, касающемся Новых роботов? – спросил Просперо. – Неужели вы откажетесь и от него? Что тогда будет со всеми нами? Оставите ли вы все как есть или отошлете нас в Валгаллу… или отправите в мир иной?

Прежде чем Крэш успел ответить, заговорил Дональд:

– Сэр, я должен просить вас помнить о хаосе и беспорядках, которые причинили Новые роботы. Вы обязаны это пресечь. Они недостойны жизни.

Крэш одарил Просперо и Калибана долгим взглядом и вздохнул.

– Какое искушение! – молвил он. – Так заманчиво было бы избавиться от вас раз и навсегда. Но я не могу встать и заявить на весь мир, что хочу перечеркнуть один из самых замечательных экспериментов Хэнто Грега. Тем более сейчас, когда тело его еще не остыло в могиле. Мне придется сохранить вам жизнь, хотя бы из уважения к его памяти. – С минуту Крэш молчал. – Хотя, конечно, Дональд прав. Мы больше не в состоянии выносить все выходки, которые позволяют себе Новые роботы. Итак, черт возьми, остается Валгалла!

66
{"b":"1293","o":1}