ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крэш не понимал таких наивных мечтателей. Поселенцы пришли сюда, чтобы отнять у колонистов планету, а не для того, чтобы покупать роботов! Сперва они утвердят свое владычество – Господи, да с роботами можно запросто расправиться! Их можно просто перестрелять из бластеров. А когда поселенцы устранят роботов, им даже не надо будет как-то бороться с колонистами! Культуре колонистов – и каждому отдельно взятому колонисту – роботы нужны точно так же, как вода и пища. Слишком много работ выполняют только роботы, слишком многие люди не утруждали себя изучением всех тех дел, которые проще переложить на плечи роботов! Без роботов колонисты обречены.

Постепенно его мысли вернулись к тревожному вопросу: что произойдет, если колонисты перестанут доверять своим роботам?

И что, если поселенцы своими интригами как раз и пытаются выяснить, что из этого выйдет?

6

Губер Эншоу нервно расхаживал по комнате. Они уже наверняка должны были ее найти. Наверняка нашли! Но жива ли она? Этот вопрос острыми когтями раздирал его душу. Губер точно знал, что Фреда была еще жива, когда он ушел. Наверняка роботы нашли ее и позаботились о ней как должно. Там же полно роботов! Черт! Он ведь сам отослал их из лаборатории на всю ночь! Об этом Губер как-то позабыл – от волнения, конечно.

Но эта ужасная лужа крови, изрезанное осколками лицо Фреды! А как неподвижно и беспомощно она лежала! Он должен был остаться там, должен был рискнуть всем и помочь ей! Но Губер не смог – не смог из-за собственной трусости.

А Тоня! Его милая, милая Тоня! Даже сейчас, несмотря на свои душевные терзания, Губер Эншоу снова подумал: какое чудо, что такая замечательная женщина думает о нем, заботится о нем – о самом обыкновенном мужчине. И теперь она могла из-за него попасть в беду!

Однако он ведь сам попал в беду из-за нее. Тяжелые подозрения зашевелились в его душе. Да как только он мог такое подумать! И как же не думать?..

Было много такого, в чем он не отваживался признаться даже самому себе. Как она оказалась замешанной во все это? Ради нее он готов был пожертвовать очень многим – всем! Правильно ли он поступил? Что из всего этого получится? Что он должен был сделать этой ночью?

Губер глянул на панель видеофона. Сигнальные лампочки на нем светились. Внешний мир настойчиво пытался дотянуться до него по всем каналам связи. Наверняка там, среди других, ожидает его и послание от Тони. Наверное, она уже сумела раздобыть полицейские сводки! И она прекрасно знает, как бы ему хотелось на них взглянуть.

Губер Эншоу мерил шагами комнату, не находя места от тревожного ожидания, и не позволял себе даже взглянуть на настенные часы. Он уже давно завесил их тряпкой. Но его взгляд снова и снова неудержимо возвращался к закрытому циферблату, хотя Губер упорно не желал знать, сколько прошло времени. Он понятия не имел, который час, не знал даже, день сейчас или еще ночь. Это можно было узнать, надо всего лишь снять тряпки с часов или спросить у робота. Но какая-та часть рассудка Губера Эншоу упорно сопротивлялась этому.

Губер почему-то слепо верил, что, пока он не знает, который час, он надежно укрыт ото всех. Пока он не знает, какой сейчас день и час, можно представить, что он отрезан от всего мира, отделен от него безмолвной панелью видеофона и надежными спинами своих роботов.

Конечно, рано или поздно, ему придется выйти из дома. Придется снова вернуться ко времени, к миру. Губер это знал. Но чувство вины, вины за свои преступные действия, еще долго не позволит ему показаться на люди.

И – Тоня. Тоня. Два вопроса не давали ему покоя.

Какова ее роль в этой истории?

И как она будет относиться к трусу, не смеющему высунуть носа из своего дома?

– А ну, крошка-робот, приставь-ка бластер к своему железному лбу!

Маленький робот-ремонтник поднял оружие и повернул к себе. Черный провал ствола смотрел прямо в сияющие зеленые глаза.

Рэйбон Дерру пьяно хихикнул, где-то в глубине души, не отравленной алкоголем, сознавая, как все это глупо и бессмысленно. Но он смирился с этим, как со скучной работой. Если местные бездельники презирают вас, что еще остается делать приличному работяге-поселенцу, кроме как напиться? Собственно, ответ – вот он, перед глазами! Крушить их чертовых роботов!

Но просто ломать этих железных болванов неинтересно. Слишком просто. Какая радость в том, чтобы разнести на куски робота, который не хочет и не может сопротивляться? Нет, так гораздо забавнее, для этого надо кое-что уметь. Не много найдется людей, которые сумели бы уговорить робота уничтожить самого себя!

Правда, даже довести железного болвана до самоубийства слишком просто – по крайней мере, с некоторыми типами роботов. С более сложными, развитыми машинами это развлечение превращается в долгую мудреную беседу, пока ты не доведешь его до такого состояния, когда этот болван готов будет исполнить любой твой приказ и разобрать самого себя на кусочки. А с такими примитивными устройствами, как этот вот ремонтник, Рэйбону, с его долгим опытом подобных упражнений, задача казалась слишком уж простенькой. Только и всего, что надо не забыть приказать роботу не оповещать полицию через свой встроенный передатчик – о том, что его собираются кокнуть!

«Наверное, мне скоро надоест возиться с такими примитивными железками… Слишком уж все легко!» – подумал Рэйбон Дерру.

– Чудесно, малыш! Ты на диво услужливая консервная банка, – сказал Рэйбон, немного наклоняясь вперед. – А теперь пальни-ка себе в лоб!

Робот выстрелил, его голова раскололась на части. Тело рухнуло на пол, оружие выскользнуло из пальцев. Рэйбон расхохотался и пнул ногой остов мертвого робота.

Пол заброшенного склада был усеян обломками разрушенных роботов. Рэйбон встал и зафутболил отвалившуюся руку робота через всю комнату в дальний угол. Отступил на шаг и повернулся к своим пьяным приятелям-работягам, устроившимся на каких-то ящиках посреди склада. Его качнуло. Парни радостно заржали. Кто-то протянул Рэйбону полупустую бутылку. Тот подхватил бутылку и привычным жестом опрокинул себе в рот пару глотков жуткого неразбавленного пойла.

– Где следующий? – потребовал Дерру. – Этот слишком уж быстро раскололся! Ну-ка, кто приволочет мне тупого болвана из железа и пластика, с которым придется хорошенько повозиться? А?

Встала Санти Тимитц.

– Я пойду, поищу что-нибудь подходящее. Надеюсь, болван попадется стоящий!

И она немного нетвердой походкой направилась к двери. Остальных это страшно развеселило, и они заржали еще громче прежнего.

– Эй, Рэйбон, может, пора отсюда сваливать, а? – заплетающимся языком проговорил Дэнло. – Полиция все равно рано или поздно нас накроет! Может, смотаемся, пока они не сели нам на хвост?

Рэйбон развалился на куче ящиков рядом с остальными.

– Расслабься, Дэнло! Все путем! Давай веселиться. Санти сейчас притащит нам знатного железноголового – ха-ха! – умника! Устроим классную развлекуху!

Наступила ночь, а Калибан все еще бродил по городу. Наблюдал, размышлял, изучал. Роботы, абсолютно все, были в полном подчинении у людей. В этом он уже удостоверился. Что бы человек ни велел сделать, роботы выполняли. Но почему – Калибан не мог себе представить.

Люди были слабее, медлительнее, зачастую гораздо глупее роботов. Но даже в его резервном блоке, где не было ни слова о роботах, остались какие-то отголоски ощущений от той информации, которую так тщательно затерли. Эти полунамеки, оттенки чувств, похоже, подтверждали впечатление, что такое подчинение неестественно для роботов. Более того, тревожный внутренний голос нашептывал ему, таинственно намекал, что все гораздо хуже и Калибану действительно угрожает какая-то опасность. Калибан не знал, действительно ли эти намеки – послание от создателя его резервного блока или какой-то его собственный просчет, его собственные ошибочные выводы.

Люди. Они – вторая половина уравнения. Почти у всех у них была бездна свободного времени. Они сидели в ресторанах, гуляли в парках, читали книгофильмы, развалившись на задних сиденьях автомобилей, которыми управляли роботы. А роботам бездельничать было некогда.

20
{"b":"1294","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело о сорока разбойниках
Говорю от имени мёртвых
Верные враги
AC/DC: братья Янг
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Исповедь узницы подземелья
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Рефлекс