ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Значит, ваши друзья все сели в аэрокар, и тот, кого ударил робот, тоже, а вы не успели? Как так получилось? Наверное, они за что-то на вас разозлились? – Альвар постарался придать своему голосу легкий оттенок удивления и неуверенности. Это не даст непосредственных результатов прямо сейчас, но потом… Потом, когда она вернется домой, успокоится, перестанет дрожать от страха – непосредственная опасность уступит место неприятностям с законом, в которые она влипла. И тогда этот легкий полунамек может подтолкнуть ее к предательству соучастников. Они ведь бросили ее чуть ли не на съедение волкам! Крэш всегда бывал очень терпелив и внимателен, когда работал с подозреваемыми. И всегда смотрел далеко вперед, играя на их чувствах.

– Что вы, они ни за что бы меня не бросили специально! Просто так вышло – совершенно случайно! – принялась убеждать его Санти. Но, видно, сама она была не так уж и уверена в своих словах – слишком старалась убедить в этом Крэша!

– Конечно, раз вы так считаете. Но как же все-таки это случилось?

– Я бежала изо всех сил, от страха все мысли спутались. Увидела какую-то дверь и спряталась там. А потом приехали пожарники, зажгли прожектора, везде забегали люди и роботы. Роботы! Я боялась пошевелиться. А потом меня схватили.

Тимитц, похоже, сумела взять себя в руки. Она говорила спокойно, глядя шерифу в глаза. Альвар смотрел на ее бледное маленькое личико и думал, что вот перед ним – «крушитель роботов», варвар, преступница, пьяница, поселенец. Он ненавидел таких людей. Но эта маленькая женщина была до чертиков напугана сегодняшней ночью. Все кошмарные роботы из детских страшилок, которыми мамаши поселенцев пугают детишек, ожили и набросились на бедную малышку. Альвар неожиданно понял, что ему жаль эту женщину. Он вздохнул и отвернулся к стене. Больше он ничего от нее не добьется, даже если просидит здесь всю ночь. Пора идти!

– И последний вопрос, – мягко сказал шериф, все еще глядя в стену. – Этот робот, какой он с виду?

Женщина вздрогнула.

– Высокий. Красный, с голубыми глазами. Под два метра ростом, крепкого сложения. Он сказал, что его зовут Калибан.

– Он называл свое имя? – удивился Альвар. За каким чертом робот, который собирался напасть на людей, сказал им свое имя?!

Хотя… Этот робот мог назвать и чужое имя… Да, он мог соврать. Альвар сознавал, что, по идее, роботы всегда говорят только правду, но относится ли это к роботу, который способен бросить людей в горящем доме?

И это имя! Калибан… Где-то он его уже слышал.

Ладно, это потом. Крэш снова взглянул женщине в лицо и спросил:

– Значит, вы с ним разговаривали?

Тимитц снова насторожилась.

– Да. Разве я вам не сказала?

Крэш только покачал головой. Чем дальше – тем запутанней, бессмыслица какая-то!

– Сейчас вас на другой машине отвезут туда, где можно будет немного отдохнуть. Нам с вами предстоит еще о многом поговорить.

– Я так понял, ты все уже знаешь? – спросил Крэш, устраиваясь на сиденье второго пилота. За окном, на фоне ночного неба, возвышались гордые башни далекого города. Крэш ужасно устал и передал управление роботу.

– Да, сэр. Внутренний передатчик из кабины хорошо воспроизводил разговор, – ответил Дональд. – Правда, камера стояла не под самым лучшим углом.

– Так получилось. Ладно, что ты можешь обо всем этом сказать? Будем считать, что она говорила правду.

– Судя по тому, что я видел и слышал, – она действительно верила в то, о чем говорила. Она вела себя вполне естественно. Звуковая палитра голоса отражала сильное волнение, но не ложь. Мимика, жесты – все подтверждает, что эта женщина говорила правду. Конечно, есть люди, которые после специальной подготовки могут даже в стрессовом состоянии лгать, достоверно изображая искренность. Нормальных людей, когда они лгут, выдает дрожь в голосе, расширение зрачка, еще кое-какие невербальные признаки. А специально подготовленный человек может все это симулировать.

– И если эта женщина – агент поселенцев, заброшенный специально для того, чтобы такими слухами расшатать наше общество, она наверняка прошла хорошую подготовку! И если бы я задумывал подкинуть нам «свидетеля» инсценированного нападения робота на людей, я бы сделал все так, как сделали они.

– Сэр, должен вам напомнить, что если события развивались так, как нам кажется, – то скорее всего их смысл должен представляться таким, как есть на самом деле.

– О чем это ты?

– При всем моем уважении, позвольте заметить: вы по-прежнему пытаетесь доказать, что робот не мог этого сделать, что это все подстроили поселенцы, чтобы выбить нас из колеи. Боюсь, выбора у нас нет, хоть это и самое невероятное предположение, с которым очень трудно согласиться, – я, по крайней мере, пошел на это весьма неохотно. Но мадам Велтон права: мы обязаны принять самое простое объяснение. Это значит, что робот, вероятно, все же способен нападать на людей – потому что именно это и произошло!

Несколько секунд в кабине аэрокара стояла гробовая тишина.

Наконец Крэш заговорил:

– Я всегда восхищался, как здорово у тебя получается поставить меня на место! Да так, что я даже не всегда успеваю это заметить. Ты прав, конечно. Я должен смириться – все действительно так и произошло. Надо будет хорошенько поразмыслить над этим сегодня ночью.

– И еще, сэр. Это имя. Калибан.

– Да, кстати! Мне оно тоже показалось знакомым. Что это за имя?

– Вы наверняка слышали его, еще когда договаривались с Фредой Ливинг о заказе на создание и специальную подготовку… меня. Так вот, у мадам Ливинг есть список имен персонажей из пьес древнего писателя по имени Шекспир. Она всегда называет тех роботов, которых создает сама, именами этих персонажей.

– Точно! Я видел твое имя у нее в списке.

– Конечно, сэр! Имя Калибан – тоже оттуда.

– Это почти доказывает, что сегодняшний красный робот – тот же самый, что вчера ночью оставил кровавые отпечатки на полу «Лаборатории Ливинг».

– Почти, сэр? По-моему, не может быть никаких сомнений!

– Многие знают, откуда Фреда Ливинг берет имена для своих роботов. Если кто-то хочет очернить ее, он мог назвать робота именем из того же списка. Согласен, это звучит не очень убедительно, но вся эта история такая странная… Поэтому нам лучше не спешить с необоснованными выводами.

– Да, сэр. Кстати, мы уже почти дома.

Аэрокар пошел на посадку, плавно опускаясь к площадке на крыше дома. Альвар вздохнул с облегчением. У него был чертовски длинный день. Два длинных дня, слившиеся в один. И вот наконец можно будет отдохнуть – если повезет. Альвар спрыгнул с подножки аэрокара на посадочную площадку – крышу собственного дома. Постоял немного возле машины, с наслаждением вдыхая прохладный ночной воздух. Потом пошел в дом, спустившись на лифте, а не по лестнице, как обычно. Он смертельно устал. Лифты – это для немощных стариков, но сегодня ночью он чувствовал себя настоящей старой развалиной.

Альвар так устал, что не стал даже сопротивляться, когда Дональд потащил его под горячий душ, прежде чем уложить спать. Дональд, как всегда, был прав. Тонкие струйки теплой воды смыли напряжение с его утомленного тела, разгладили узлы затекших мышц. Шериф Крэш покорно позволил Дональду осушить свое тело струями теплого воздуха и надеть на себя ночную рубашку. Наконец он рухнул в постель. Заснул Альвар прежде, чем голова коснулась подушки.

И снова проснулся, не успев даже почувствовать, что спал.

Дональд склонился над ним, осторожно тряся за плечо.

– Сэр! Проснитесь, сэр!

Альвар хотел было отмахнуться, заспорить. Если бы его будил человек, он бы так и сделал. Но сознание шерифа мгновенно проделало логический расчет, который становится второй натурой у тех, кто долго живет среди роботов. Дональд знает, как ему нужно выспаться, и не стал бы будить, если бы не случилось что-то очень важное, ради чего стоило проснуться. Таким образом, если его разбудили – значит, возникли какие-то серьезные проблемы.

25
{"b":"1294","o":1}