ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я белый медведь
Машина Судного дня. Откровения разработчика плана ядерной войны
Шаман. В шаге от дома
Поющая для дракона. Между двух огней
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Король на горе
Девочки-мотыльки
Бумажная принцесса
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
A
A

Потому что роботы – это мыслящие, разумные инструменты. И поэтому они – больше чем наши инструменты. Они – наши родственники, наши потомки!

Снова в зале поднялся шум, раздались возгласы – на этот раз полные удивления и возмущения.

– Простите, пожалуйста. Я, наверное, подобрала не самую лучшую формулировку, – сказала Фреда Ливинг. – Но, как бы то ни было, это правда. Роботы таковы, какими мы, люди, их создали. Они не могут без нас существовать. Но большинство из вас верят, что люди тоже не могут без них существовать! Однако это весьма опасное заблуждение.

В задних рядах, где расположилась группа Железноголовых, поднялся настоящий рев.

– Не правда ли, это здорово бьет по нервам?! – спросила Фреда, отбросив ненужную обходительность. – Мы не можем без них жить – но это не реальное положение вещей, это лишь наше убеждение! Мы утверждаем, что не можем жить без роботов – путая при этом саму жизнь с нашим образом жизни. Более того, пора взглянуть правде в глаза – на примере поселенцев мы видим, что люди действительно могут жить без роботов, и хорошо жить!

Зал зашумел, заволновался, поднялась целая буря возмущенных выкриков. Фреда подняла руку, призывая к тишине. Лицо ее было строгим и непреклонным. Наконец слушатели немного угомонились.

– Я не говорю, что мы и должны так жить. Я создаю роботов для жизни. Я верю в роботов. И я верю, что они еще не исчерпали всех своих возможностей. Они необходимы нашему обществу, обществу, у которого, на мой взгляд, множество замечательных достоинств.

Однако, друзья мои, наше общество замирает, застаивается, обращается в камень. Мы стали косными, мы не умеем гибко мыслить. Мы уверены, совершенно уверены, что наш образ жизни – единственно правильный и единственно возможный! Мы убеждаем себя, что просто не можем жить иначе, чем жили наши предки, и что наш мир – прекраснейший из миров, совершенный – такой, как он есть сейчас.

Но нельзя забывать, что жить – значит изменяться. Все живое меняется. Конец изменений означает начало смерти – и наш мир умирает! – Теперь в зале повисла гробовая тишина. – Все мы это чувствуем, хотя и не все с этим согласны. Экология планеты на краю гибели, но мы закрываем на это глаза, не желаем этого знать, не хотим и пальцем пошевелить, чтобы не допустить катастрофы! Мы не признаемся себе, что попали в беду.

Крэш вздохнул. Экология на грани катастрофы? Конечно, с климатом последнее время что-то не ладится, каждый об этом знает. Но он не стал бы описывать это в таких крайних выражениях. А может, это как раз то самое нежелание признаться даже самому себе, о котором она говорит? Альвар поежился в кресле и стал слушать дальше.

– Вместо этого мы заставляем роботов всячески баловать нас и нежить, потакать всем нашим желаниям, а тем временем наша собственная жизнестойкость все снижается и снижается! Надо же наконец хоть раз за последнюю тысячу лет нам, жителям Инферно, взять дело в свои руки, приняться за работу и спасти положение – спасти нашу планету! Да только куда проще уговорить себя, что и так все прекрасно, что роботы о нас позаботятся… Разве может случиться что-то такое, из-за чего стоит беспокоиться?

А тем временем леса умирают. Уменьшается продуктивность океанов. Не срабатывает система контроля за климатом. Но мы, приученные постоянной опекой роботов к мысли, что ничегонеделанье – это самый правильный и прекраснейший вид деятельности, мы не желаем начать трудиться!

Дошло до того, что мы вынуждены были проглотить свою гордость и призвали чужеземцев, чтобы спасти нашу планету. Должна признать, что саму меня не меньше, чем любого из вас, это раздражает. Но вот они здесь, а мы, колонисты, по-прежнему сидим сложа руки и недовольно ворчим, предоставив поселенцам право нас спасать! Притом мы вовсе не признаем их своими спасителями! Нам кажется, что поселенцы лезут не в свое дело, мы смотрим на них как на неугодную прислугу.

Наша гордыня столь велика, мы так погрязли в праздности, прячась за спинами роботов, что считаем недостойным делать что-то самим! Пусть все сделают поселенцы, говорим мы себе. Пусть роботы марают себя грязной работой. Мы верим, что труд помешает нам достичь в своем развитии еще более прекрасного общества, основанного на самом благородном принципе – все должны делать роботы!

И мы все перекладываем на плечи роботов. Твердо, непоколебимо верим! Мы, колонисты, не в состоянии понять, как можно сомневаться в нашем праве на роботов? Вы сами почувствовали это – каких-то пять минут назад, помните?

Другими словами, друзья мои, роботехника – наша религия, есть такое древнее слово. И мы презираем тех, на кого молимся! Мы преклоняемся перед роботехникой, но ни во что не ставим самих роботов. Признайтесь, ну кто из нас способен уважать робота? И кто в то же время не сомневается, что роботы во многом нас превосходят – они быстрее думают, они выносливее нас, они прекрасно справляются с такими делами, о которых мало кто из людей вообще имеет представление. Но мы успокаиваем себя насмешливым, высокомерным, презрительным «это всего лишь роботы»! Любое достижение кажется незначительным, если оно сделано роботом.

Должна также заметить, что здесь, на Инферно, у всех роботов повышен потенциал Первого Закона и занижена значимость Второго и Третьего Законов. То есть все наши роботы могут подчиняться приказам или заботиться о самосохранении, только если никому из людей не угрожает опасность. Другими словами, роботы Инферно уделяют непомерно много внимания нам и почти не заботятся о себе самих!

У этого есть два важных следствия. Первое: наши роботы опекают нас гораздо больше, чем во всех других мирах колонистов, не оставляя почти никаких возможностей для проявления нашей собственной инициативы. Второе: мы теряем огромное количество роботов из-за противоречий Первого Закона. Нетрудно изменить установку на линиях, производящих роботов, чтобы потенциал Первого Закона у них был гораздо ниже, безо всякого ущерба для нашей безопасности. Если мы это сделаем, роботы вовсе не перестанут нас защищать, но зато не будут так страдать из-за желания спасти человека, если это невозможно или бессмысленно. Но мы предпочитаем делать роботов с сверхвысоким инстинктом опеки. Мы делаем роботов, которые погибают от одного только вида человека в опасности, помочь которому лично они не могут, даже если другие роботы уже оказывают необходимую помощь.

Когда на помощь бросается шестеро роботов и четыре из них в результате перегорают от невозможности реально помочь, нас это не тревожит. Это абсурд! Это бессмысленные потери! Но нам это безразлично, нас не беспокоит, что роботы гибнут только из-за непомерно завышенной чувствительности. У нас так много роботов, что мы совершенно их не ценим! Что за беда, если они сотнями гибнут из-за наших прихотей?

Другими словами, мы держим своих слуг-роботов в черном теле. Они – расходный материал, одноразовые игрушки! Мы позволяем себе из самых мелочных соображений подвергать смертельной опасности создания с тысячелетней мудростью, создания с высоким интеллектом и огромными возможностями. Мы посылаем роботов в рушащиеся здания за нашими любимыми безделушками. Мы превращаем в совершенное безумие дорожное движение – роботы вынуждены выезжать на встречную полосу, только чтобы не помешать переходить улицу людям, которые не удосуживаются даже взглянуть на сигнал светофора. Мы приказываем роботам протереть наружные окна небоскреба в лютую бурю, при ветре в тысячу километров в секунду! И если при этом робот падает вниз – ни к чему волноваться, он сумеет в полете так извернуться, чтобы никого не повредить при падении! Роботы свято следуют Первому Закону даже на пороге верной смерти!

Каждый слышал о таких случаях, когда роботы так бессмысленно гибли, чтобы угодить чьим-то глупым мелочным прихотям! И об этом рассказывают не как о несчастных случаях – это считается забавным! Робот упал с небоскреба и разбился в лепешку – как потешно! И никому не кажется, что это ужасная потеря!

А подумайте только, для чего подчас используют роботов! Я видела роботов, которые стояли, подпирая стены, как атланты и кариатиды в древних храмах, – не час-другой, пока не починят опоры, а просто потому, что их хозяевам по вкусу такое архитектурное украшение! Я видела роботов – исправных, нормальных роботов, – которых бросали в воду вместо якоря, чтобы удержать на стоянке яхту. Я знаю женщину, у которой есть робот, единственная обязанность которого – чистить ей зубы и хранить зубную щетку все остальное время. А когда у одного из моих знакомых прорвало в подвале трубу, он послал робота вычерпывать воду – день за днем, и так шесть месяцев подряд, пока этому человеку не пришло в голову приказать починить водопровод!

33
{"b":"1294","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Generation «П»
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Что посеешь
Стеклянное сердце
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Аромат желания
Загадка воскресшей царевны
Патриотизм Путина. Как это понимать