ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Только подумайте об этом! Вдумайтесь! Высокоразвитые существа используются вместо якоря, зубной щетки, насоса! Разве это разумно?! Мы создаем роботов, способных рассчитать маршруты гиперпространственных переходов, и бросаем их вместо чугунной чушки в воду, чтобы не уплыла с места какая-то лодка!

Это самые яркие примеры неразумного использования роботов. Я даже не хочу вспоминать кучу разных мелочей, которые мы поручаем роботам делать за нас, хотя сами вполне способны с этим управиться. Но это тоже неразумное использование роботов, и оно не менее унизительно для нас самих, чем для наших механических слуг!

Я помню, как совсем недавно двадцать минут простояла возле гардероба, ожидая, пока придет робот и оденет меня. Когда же я наконец вспомнила, что сама послала его за чем-то в город, я все равно даже не подумала одеться сама, а дождалась, когда он вернется. Мне не пришло в голову, что можно самой выбрать костюм и одеться и это будет быстрее и проще. Я была уверена, что это должен сделать за меня робот!

И смею вас уверить, такие нелепости – не только бессмысленное пренебрежение возможностями роботов. Это вредит нам самим, наносит нам, людям, ужасный вред! Мы привыкли, что труд – любой труд – ниже нашего достоинства и единственно допустимый, принятый в обществе образ жизни – сидеть сложа руки и позволять все делать за нас нашим рабам-роботам!

Да, я сказала – рабам! Помните вопрос, который я задавала в самом начале лекции? «Что для нас роботы?» Так вот, леди и джентльмены, перед вами ответ, который вытекает из всего нашего образа жизни. Вот как мы к ним относимся. Они – рабы. Рабы! Загляните в книги по истории, где рассказывается о древних цивилизациях, давно канувших в прошлое. Рабство уничтожило все цивилизации, которые основывались на нем! Рабство унижало, извращало, духовно опустошало рабов – но точно так же оно развращало и отравляло рабовладельцев. Они становились слабыми, ни на что не способными! Рабство – это ловушка, в нее попадались все культуры, которые с ним мирились! И то же самое случилось с нами!

Фреда медленно обвела взглядом зал. В аудитории царило гробовое молчание.

– Помните, я рассказывала, как однажды битый час простояла, ожидая, когда меня оденут? Так вот, я задумалась тогда и решила, что в следующий раз надо будет попробовать одеться самой. И оказалось, что я не могу этого сделать! Я не знала, как это делается. Я не знала даже, где лежат мои вещи! Не знала, как устроены застежки на платье или что за чем надо надевать. Я полдня проходила в рубашке, надетой задом наперед, прежде чем осознала свою ошибку. Меня глубоко поразило, что я совершенно не в состоянии позаботиться о себе.

Я припомнила, чем обычно занимаюсь каждый день, и обнаружила, что почти ничего не делаю сама – я почти ничего не умею!

Альвар Крэш начал понимать, о чем говорила Фреда в госпитале. Так вот почему у нее больше нет личного робота! Странное, конечно, решение, но теперь оно уже не казалось таким безумным. Альвар так увлекся лекцией, что забыл об усталости.

Фреда Ливинг продолжала:

– Меня поразило, что я ни на что не годна. Как мало я знаю, как мало умею! Не могу даже объяснить, как это было унизительно – понять, что я даже не могу сама найти дорогу домой, что я совершенно не знаю своего родного города! Без робота, который меня повсюду водил, я бы тут же безнадежно заблудилась!

В зале раздались один-два нервных смешка, и Фреда печально кивнула.

– Да, это смешно. Но в то же время ужасно грустно. И я обращаюсь к вам, к тем, кто считает, что я несу чушь, – представьте только, что в это самое мгновение все роботы отключились! Поймите же, что тогда вся наша цивилизация рухнет! Потому что она держится только на роботах! Поймите это, прочувствуйте как следует! Представьте, что станет с каждым из вас, если не будет ваших роботов! Если водитель не будет вести вашу машину, если остановится ваш личный сопровождающий, если ваш повар выключится и не сможет готовить пищу, а ваш секретарь не будет подсчитывать доходы и расходы?

Многие ли сумеют найти дорогу домой? Вряд ли кто-то из вас имеет представление о том, как управлять аэрокаром. Я знаю – это не просто, но сможете ли вы хотя бы дойти до дому пешком? Где находится ваш дом? А если вам даже удастся каким-то чудом туда добраться – кто из вас помнит, как открыть двери? Многие ли из вас знают собственный адрес?

В ответ – тишина, по крайней мере сначала. Но вот из зала раздался возглас. Камера повернулась и показала крупным планом человека в почти комичном подобии формы Железноголовых, вставшего во весь рост у своего кресла. Он крикнул:

– Ну и что?! Я не знаю своего адреса! Велика беда! Мне достаточно знать, что я – человек!!! Я – высшее существо. Моя жизнь прекрасна благодаря роботам, и я не желаю их терять!

Зал откликнулся бурей рукоплесканий и одобрительных восклицаний, в основном из задних рядов. Камера вновь показала Фреду Ливинг, которая вышла из-за кафедры и присоединилась к рукоплесканиям. Она хлопала в ладоши медленно, отчетливо, с какой-то насмешкой и не остановилась, когда аплодисменты в зале утихли.

– Мои поздравления! Вы в самом деле человек! Я уверена, что вы гордитесь этим, и гордитесь по праву. Но если Симкор Беддл послал вас сюда, чтобы сорвать мою лекцию, можете доложить ему, когда вернетесь, что здорово помогли мне прояснить, что же именно я хочу сказать! Только меня очень огорчает, что вы гордитесь своей праздностью. Я считаю, что это смертельно опасно для нас. Это ужасно грустно.

Хорошо, вот вы говорите, что не знаете, как найти дорогу домой. Вы не знаете практически ничего и ничего не умеете делать. Так скажите же, во имя девяти кругов ада, на что вы годны?! – Она перевела взгляд с этого Железноголового на остальных. – На что мы годны? Что мы умеем делать? Во что превратились люди?!

Оглянитесь вокруг! Подумайте о нашем обществе. О месте людей в нем. Мы же трутни, ни больше ни меньше! В нашей жизни абсолютно все отдано на попечение роботов. Переложив на их плечи все свои заботы, мы доверили роботам вершить наши судьбы!

Так во что же мы с вами превратились, люди?! Вот в чем вопрос на самом деле! И позволю себе сказать, что такая зависимость от роботов дает нам страшный ответ. Мы обречены, если не заставим себя действовать! Потому что именно сейчас, не сходя с места, мы должны посмотреть правде в глаза и признаться в этом хотя бы самим себе. Друзья мои, мы – ничтожества!!!

Фреда тяжело вздохнула, собрала свои записи и направилась к выходу в зал.

– Простите, что заканчиваю лекцию на такой грустной ноте, но я считаю, что нам действительно пора это понять. Сегодня я подняла очень важный вопрос, который предлагаю вам всем обдумать. На следующей лекции я изложу свое мнение о Трех Законах роботехники и пути разрешения проблемы, с которой мы столкнулись. Мне кажется, эта тема никому из вас не безразлична.

На этом пленка закончилась, экран погас, и Альвар Крэш остался наедине со своими мыслями. Не может быть, чтобы она оказалась права? Не может быть!

Ну, ладно. Допустим, она ошибается.

Но тогда – на что же в самом деле годны люди?

– Дональд, что ты на это скажешь? – спросил Крэш.

– Должен признать, это было одно из самых скандальных выступлений.

– То есть?

– Сэр, оно убедительно доказывает, что роботы людям вредны!

Крэш фыркнул.

– Старая песня! Ливинг не придумала ничего оригинального. Я все это слышал не раз. Она выставила всех инфернитов, всех жителей Аида как сборище бестолковых неумех! Что ж, я, например, знаю, как найти дорогу домой и умею водить аэрокар!

– Да, сэр. Однако, боюсь, таких, как вы, очень и очень немного.

– Что?! Ну, тогда дальше. Она считает, что все мы практически ничего не умеем. Но лично я не знаю ни одного человека, который был бы совершенно беспомощным!

– Позвольте заметить вам, сэр, что большинство ваших знакомых – полицейские или работники таких сфер, с которыми вы чаще всего сталкиваетесь как шериф.

34
{"b":"1294","o":1}