ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Центор Поллихэн не мог поверить в то, что случилось. Он встретился – и даже разговаривал – с сумасшедшим роботом! Ему удалось наконец найти объяснение этому кошмарному случаю. Почти подсознательно Центор уже прокручивал в уме, как и когда сообщит новость своим знакомым, естественно, чуточку преувеличив собственную смелость и проницательность. Правда, сейчас, наверное, звонить им не стоит. Он еще не избавился от некоторой досадной нервозности. Это, конечно, из-за звонка в полицию. Может, для кого-нибудь позвонить в полицию – все равно что высморкаться. Но Центор Поллихэн в жизни не совершал более смелых поступков, а потому безо всякого стеснения смаковал свой невиданный подвиг.

«Но пора возвращаться к действительности», – немного неохотно напомнил себе Центор. Пора приказать роботу лететь домой, пора успокоиться, вернуться к тихой, привычной, нормальной жизни. Он уже представлял размеренный, утонченный обеденный ритуал, всегда с одним и тем же меню, с одной и той же сервировкой стола, всегда в одно и то же время. Его роботы знали, насколько важны для хозяина такие приятные мелочи. И робот-пилот наверняка уже связывался с домашней прислугой и напомнил ей о следующем пункте в распорядке дня. Роботы проследят, чтобы до конца дня все шло еще размеренней и благообразней, чем всегда. И воспоминания о том, что Центору сегодня довелось пережить, выветрятся сами собой.

Несмотря ни на что, у него есть теперь что порассказать приятелям. «Центор схватился с сумасшедшим роботом!» Он представлял, какой поднимется шум среди людей его круга после такой вот истории! На несколько секунд Центор полностью отрешился от действительности, погрузившись в мир своего воображения. Он представлял, как будет об этом рассказывать, каким ужасным и невероятно опасным был робот и как ловко с ним разделался бесстрашный Центор… Думать об этом было чертовски приятно, и Центор почти совсем успокоился. Он попробовал сочинить продолжение, представить, что могло произойти с этим сумасшедшим роботом.

Но тут в его мечты вмешалась действительность. Мимо молнией пронесся небесно-голубой аэрокар и стремительно пошел на посадку. Центор с открытым от удивления ртом проследил за ним взглядом. Полицейский аэрокар! А вон – еще один, и еще, и еще! Они летели со всех сторон и, почти не снижая скорости, резко заваливались на правое крыло и ныряли вниз. Один или два скользнули даже под самой машиной Центора, нарушая все мыслимые правила безопасности движения!

Внезапно до Поллихэна дошло, что его собственный аэрокар неторопливо летит прямо на север, к бульвару Авроры – как раз туда, куда побежал ужасный робот! Центор глянул вниз через лобовое стекло, и внутри у него похолодело. Здесь собралось целых четыре патрульные машины – две уже приземлились, остальные выделывали в воздухе такие пируэты, что страшно смотреть! И Центору даже показалось, что он заметил краем глаза красного робота, который все еще быстро бежал на север.

Аэрокар Поллихэна задрожал и накренился, захваченный вихрями, которые подняли полицейские кары. Поллихэн ничуть не был похож на любителя острых ощущений. От этой тряски мгновенно развеялось все любопытство и мечты о грядущем удовольствии. Ему больше не хотелось и думать ни о какой полиции, ни о каком роботе.

– Поворачивай! Поворачивай, идиот! – закричал он срывающимся голосом. – Поворачивай и гони отсюда подальше!

Голос Центора так дрожал, что робот без слов понял значимость приказа. Он мгновенно заложил крутой вираж, от чего машина буквально встала на крыло, и рванул с максимальной скоростью вниз. Аэрокар скользнул между двумя высокими башнями, с ревом промчался почти над самой улицей, перепугав прохожих. Центор изо всех сил впился скрюченными пальцами в подлокотники кресла и весь покрылся холодным потом. Наконец машина немного сбросила скорость и чуть задрала нос, набирая более благоразумную высоту.

Поллихэн сидел ни жив ни мертв, сердце бешено колотилось, дыхание срывалось. А аэрокар неспешно летел в сторону дома.

Все, с него хватит! Это уже слишком! Если все так называемые острые ощущение таковы, то Центор Поллихэн наощущался за сегодня на всю оставшуюся жизнь! Жизнь должна быть спокойной, размеренной, разумной! И все должно оставаться таким, как есть, – уравновешенным, тихим, надежным. Непокорные роботы? Сумасшедшие лихачи-полицейские? Этому кошмарному хаосу не место в его жизни! С этим надо что-то делать.

Подобные мысли неожиданно взбодрили Центора. Он понял, что ужасная неопределенность и хаос никуда не денутся только оттого, что ему, Центору Поллихэну, это не по нраву. Что же предпринять? Написать жалобу Правителю? Собрать всех здравомыслящих людей, которые хотят всего лишь, чтобы их оставили в покое и не мешали жить, как они привыкли? Сколотить из самых спокойных и мирных граждан Инферно разбойную группировку вроде этих кошмарных Железноголовых? И настоятельно потребовать, чтобы прекратились эти безобразия и жизнь вернулась в нормальное русло?

Но тут его буквально прошибла еще одна ужасная мысль. А если предположить, если только предположить, что вот это-то и есть на самом деле норма? И тихая безмятежная жизнь, которой столь долго наслаждались граждане Инферно – только отклонение от естественного порядка?! Что, если прямо сейчас это искажение будет исправлено и на мир обрушится возмутительная суета настоящей жизни?

Что, если нет ничего «нормального» в том, что так хочется вернуть?

Центор Поллихэн содрогнулся от страха, предчувствуя, что это только цветочки и будущее может оказаться еще ужаснее.

– Отвези меня домой, – скомандовал он пилоту. – Я хочу домой, там безопасно!

Калибан бежал по улице и вдруг услышал над головой пронзительный вой. Так завывать могли только турбины аэрокаров, на большой скорости идущих на посадку. Колеса машины коснулись мостовой, заскрипели тормоза. Калибан понял, что приземлилось уже несколько машин. Остальные наверняка сядут где-то впереди. Тут он их увидел – действительно, впереди прямо на дорогу приземлялись голубые машины.

«За мной, – подумал Калибан. – Это все за мной! Я чем-то ужасно их пугаю, хотя никак не пойму чем. Поэтому они постараются уничтожить меня! Если получится». Калибан знал это совершенно определенно, ни о каких догадках и подозрениях не было и речи.

Калибан уже научился быстро оценивать ситуацию по отдельным признакам, хотя какая-то часть его мозга была занята только мыслями о бегстве. Он как раз сейчас подумал мельком, как интересно организованы его мыслительные процессы. Однако это не отвлекло его от главного – лихорадочного поиска путей к спасению. Калибан резко остановился и повернул вправо, на тенистую аллею. Аэрокары уже приземлились и не станут взлетать, чтобы снова преградить ему путь. Три, четыре, пять – всего было шесть машин. Но от них так просто не отделаться. Раз уж полицейские выслали за ним такую мощную бригаду, значит, будут преследовать до последнего. Но куда же бежать? Где можно укрыться? Вопрос стал более чем существенным, когда аллея внезапно уперлась в глухую стену.

Калибан огляделся и заметил дверь в здании, которое ограждало аллею с северной стороны, и еще одну – в южной стене. Он толкнул одну дверь – она легко открылась. Калибан уже хотел было пройти внутрь, как вдруг ему в голову пришла одна мысль. Он подскочил к южной двери и толкнул ее – дверь оказалась надежно запертой. Тогда Калибан сильным рывком распахнул ее, буквально сорвав с петель. А сам скользнул в северную дверь и аккуратно прикрыл ее за собой.

«Наверное, это старый примитивный трюк, – подумал он. – Но они не ожидают, что робот может применить какую-нибудь хитрую уловку, как бы проста она ни была. Они меня недооценивают – это ясно как день. Придется сделать ставку на это».

И Калибан пошел в глубь здания, выискивая путь к спасению.

Тензо был уверен, что их машина отреагировала на вызов первой. Но радости от этого пока было мало. По меньшей мере еще три или даже четыре аэрокара были с самого начала в более выгодной позиции. Два удалось обойти, но впереди, перед самым носом, по-прежнему маячила машина Джекдола. Этого обставить никак не получится, как ни хотелось бы самим арестовать этого робота! Проклятие, вот же он! Бежит прямо по середине дороги! Они его поймали! Нет, черт возьми, еще нет! Чертов робот внезапно остановился и повернул в боковую аллею. Аэрокар Джекдола открыл тормозные люверсы и резко нырнул вниз, пошел на скоростную посадку. Мирта дернула рычаги, задирая нос их кара, чтобы проскочить вихрь, поднявшийся за машиной Джекдола. Получилось! Мирта – прекрасный пилот, но такие выкрутасы – это уже слишком! Проклятие! Как он не подумал, что красный ублюдок пустится на такую хитрость? Конечно, нормальный робот и не подумал бы скрываться, но нормальные роботы от полиции не бегают. В инструкции предупреждали, что от этого робота надо ждать «нестандартного поведения». И вот теперь они выбыли из игры! Они проскочили удобную позицию, и теперь уже не получится посадить машину на аллею, там все забито другими аэрокарами.

40
{"b":"1294","o":1}