ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы замешаны! – возмутилась Тоня Велтон. – Да мы тут совершенно ни при чем!

– Вполне возможно, – сказал шериф Крэш. Тоня явно разволновалась, и шерифу это было на руку. Что на самом деле привело ее сюда? Как смогла она приехать так быстро? Такая поспешность, такой пыл – все это очень подозрительно… И какую, интересно, работу может выполнять для поселенцев специалист по роботехнике? Да, сегодняшняя ночь щедра на загадки.

Дональд проскользнул в аэрокар и стал у стены, рядом с Ариэль. Крэш мельком взглянул на него и кивнул. Приятно знать, что рядом с тобой надежный и верный помощник. Но сейчас речь шла не о Дональде. Шериф оценивающе посмотрел на Тоню Велтон, пытаясь угадать ее настроение. Если он хоть немного разбирается в людях, то за этим самоуверенным фасадом таится какая-то нерешительность.

– Вы отрицаете вашу причастность, – продолжил он. – Но ведь вы сами только что говорили, что Фреда Ливинг работает на вас. Этого вполне достаточно! Большинству людей хватит одного этого, чтобы обвинить в покушении именно поселенцев.

– Что вы имеете в виду?

– Мои земляки-инферниты мгновенно расценят ваши исследования в области роботехники как угрозу надеждам колонистов на господство в космосе, на которое сейчас претендуют поселенцы! Неважно, правда это или нет, – инферниты поверят в это! Они тут же свяжут злодеяние с поселенцами – теми самыми проклятущими поселенцами, которые и так шастают по всей планете, суют повсюду свои любопытные носы и обращаются с народом Инферно как с дикарями. И политическая ситуация мгновенно станет гораздо более напряженной, чем сейчас. Народ Инферно убежден, что вы, поселенцы, считаете нас забавными маленькими туземцами, которых надо смести прочь с дороги к галактическому господству.

Тоня чуть покраснела и плотнее стиснула скрещенные руки:

– Политика! Вы никак не можете без нее, без этих ваших предрассудков! Дорогой мой шериф, это не поселенцы стоят у вас на дороге. Вы прекрасно справляетесь без нашей помощи, вы сами во всем виноваты! Бесчисленные поколения колонистов завоевывали в прошлом новые планеты. И вы могли заселить уже тысячи новых миров. А получилось, что вам принадлежит сейчас меньше пяти десятков планет – сорок пять, если не ошибаюсь. Это не мы не даем вам идти дальше, не мы мешаем вам осваивать новые земли! Вы сами решили остановиться на достигнутом! И вместо того чтобы решительно взяться за дело, вы выбрали иной путь – сидите по домам и вините нас в стремлении к новым звездам! Наша ли вина в том, что вы считаете отказ осваивать новые миры первостепенной добродетелью?

– Должен извиниться перед вами, мадам Велтон, – сказал Крэш. – Я был немного несдержан в выражениях. Я не собирался вас в чем-либо обвинять, но предупредил – вы теперь представляете себе, что подумают инферниты, если обнаружится ваша причастность. Сам я так не считаю, поселенцы мне даже чем-то нравятся. Но если из-за сотрудничества с Фредой Ливинг поселенцы как-то связаны с этим нападением или вообще как-то связаны – неважно как, – говорю вам как опытный специалист в таких вопросах, это вам чертовски дорого обойдется!

Тоня Велтон выслушала шерифа с невозмутимым видом. Наконец она довольно спокойно заговорила:

– Полагаю, следующие два дня покажут, кому и за что придется платить.

– И что же такое должно произойти? – невозмутимо спросил Крэш.

Тоня ответила, тщательно подбирая слова:

– Будет… своего рода презентация. Я не имею права говорить больше, но те самые неприятности, о которых вы меня предупреждали… Думаю, без них не обойдется.

– Прошу прощения, мадам Велтон. Скажите, эта «презентация» как-то связана с нападением на Фреду Ливинг? – спросил Дональд. – Может быть, это была попытка предотвратить или отсрочить ее?

Велтон резко обернулась к роботу, лицо ее на мгновение утратило всю невозмутимость. Похоже, она не заметила, как Дональд вошел.

– Да! Да, я считаю, что это вполне возможно! – пылко воскликнула женщина. – И если это действительно так, то всем нам грозит ужасная опасность!

– Что за чертовщину вы несете!.. – начал Крэш.

Велтон повернулась к нему:

– Нет! Я больше не скажу ни слова! Но поспешите с расследованием, шериф! Если вам что-то дорого в этой жизни, в этом мире – раскройте это преступление! – Тоня глубоко вздохнула и, казалось, немного пришла в себя. Ее взгляд скользнул по кабине аэрокара, как будто Тоня только что осознала, где находится. Она сказала: – Я не должна была сегодня сюда приезжать. Нужно было встретиться с вами завтра утром и просто выслушать ваш отчет о ходе расследования, как это обычно делается. Пойдем, Ариэль!

Не говоря больше ни слова, Тоня Велтон вышла из машины. Робот следовал за ней. Альвар Крэш проводил их взглядом, теряясь в догадках, чего ради Велтон так переполошилась. Она вела себя этой ночью более чем странно. Не говоря уже о том, что Велтон чудесным образом появилась на месте преступления почти сразу после него, стоило обратить внимание на то, как упорно она старалась убедить шерифа, что преступление скорее всего имело политическую подоплеку. Крэш решил, что таким образом Велтон пыталась отвлечь его внимание от чего-то другого. Но что же, черт возьми, это другое?!

Одно Альвар Крэш знал наверняка: что бы ни крылось за этим преступлением, он влип в это дело, влип по самые уши.

3

Калибан шел по ночному городу, сгорая от любопытства. Он был уже далеко от того места, где начал свой путь, и шагал теперь по тихому жилому кварталу, совершенно безлюдному в этот ночной час. Дома были большими и стояли далеко один от другого. Между домами тянулись просторные лужайки, не очень ухоженные, а местами вообще запущенные, с высохшей травой. В этой части города, похоже, наземный транспорт встречался нечасто, поскольку нигде не было видно достаточно широкой и накатанной дороги для крупных машин. Видимо, здесь предпочитали аэрокары или же просто ходили пешком.

Но от этого заброшенные лужайки ничуть не потеряли для Калибана своей привлекательности. Все вокруг было для него новым и чрезвычайно интересным. Он смотрел на маленькие огоньки в небе и гадал, что бы это могло быть. Наткнулся на кучу мусора, вываленную под забором, и никак не мог понять, как могла здесь оказаться такая странная смесь предметов. Его блок памяти ничего не прояснил с этими двумя загадками, остались без ответа и еще кое-какие вопросы. Но в целом блок памяти здорово ему помогал, выдавая номера домов и названия улиц, где проходил Калибан.

Некоторое время он просто бесцельно бродил по городу, жадно впитывая всю информацию, которую блок памяти счел нужным ему предоставить. Потом ему пришла в голову идея. Раз уж заложенная в блок памяти карта сообщает ему, что он видит перед собой, нельзя ли по ней выбрать, куда идти? Может, попробовать просмотреть всю карту, найти что-нибудь интересное и сходить туда?

Калибан тут же остановился и попробовал. Мир вокруг него померк, и вот перед внутренним взором робота предстало схематическое изображение того места, где он стоял, выполненное в четких и ярких цветах, со множеством примечаний.

Он попробовал переместить точку зрения куда-нибудь еще и с удовольствием обнаружил, что одного желания достаточно, чтобы увидеть полную карту города или любого ее отдельного участка. Более того, оказалось, его внутреннему взору доступно гораздо больше возможностей. Калибан мог осмотреть все, что имелось на карте, – все здания и башни, с любой точки и под любым углом! Его взгляд скользил по карте, через парки, дома, главные дороги города. Так, будто Калибан путешествовал по Этим местам в воображении. Впечатление от этого было потрясающим, сродни ощущению полета.

На карте были информационные таблички с адресами, именами владельцев зданий и, зачастую, с указанием того, чем в этих зданиях занимаются. Или с указанием основного рода занятий владельца.

Внезапно у Калибана появилась потрясающая мысль – ведь можно с помощью этих табличек узнать что-нибудь о себе самом! Он может скользнуть по карте к тому месту, где сейчас находится, потом проследить свой путь обратно, к зданию, из которого вышел. А там уже прочитать на табличке, что это за место такое и вообще – все, что там есть. Может, так удастся отыскать какую-нибудь ниточку к тайне его происхождения и места в этом мире. И Калибан, сжигаемый жаждой скорее узнать о себе побольше, вернулся мысленно к тому месту, откуда появился.

7
{"b":"1294","o":1}