ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дональд заметил:

– Все это, конечно, очень логично, сэр. Однако, сэр, хочу напомнить, что мы упускаем из виду еще одну проблему.

– Да, я помню, помню. Калибан. Калибан, загадочный беглый робот. Нападал он или нет на Фреду Ливинг, он все равно сейчас неизвестно где. Он хитер, для него не существует Законов, и мы должны его поймать. Я надеялся, что когда мы разберемся с этим нападением на Ливинг, то будем больше знать о Калибане и сумеем его выследить. Да только мы пока ни на шаг не продвинулись в расследовании. А поисковые группы, которые я послал за ним? Видимо, они тоже ничего пока не добились?

– Нет, сэр, у них ничего нового.

Крэш выругался, встал и начал расхаживать по комнате.

– Проклятие! Приходится признать, что я зашел в тупик! И не вижу никакого выхода. Я никак не могу собрать вместе все части этой чертовой головоломки. Эти два дела так переплелись, что связь сразу бросается в глаза, и тем не менее похоже на то, что они не имеют одно к другому почти никакого отношения! – Альвар остановился у окна. Уже смеркалось. Позади был еще один невыносимо длинный день. У шерифа урчало в животе оттого, что он за делами забыл о еде, и болела спина после долгого сидения на неудобном, жестком стуле. Альвар прошептал: – Калибан… Только он и может рассказать, что за чертовщина на самом деле творилась там в ту ночь…

– Но сперва нам надо его поймать, сэр! – снова напомнил Дональд. – А он может годами скрываться в подземном лабиринте, где его никто не сможет найти.

– Да знаю я! Только мне почему-то кажется, что он не станет этого делать. Насколько я успел его узнать, этот Калибан не из таких, кому по нраву темные безлюдные подземелья! Нет. Он не захочет просидеть там всю жизнь. Он мог остаться там, когда в первый раз угодил в эти тоннели, но он так не сделал. И он снова захочет выбраться на поверхность. Может, куда-нибудь за город, где нет людей, которые за ним охотятся. Итак, где Калибан – мы не знаем, но он где-то в городе, хочет отсюда убраться. И знаешь, если бы я был на его месте, то постарался бы удрать уже этой ночью!

18

Правитель Хэнто Грег размашисто написал резолюцию в верхнем левом углу листа и толкнул листок через стол к Фреде Ливинг. Она нетерпеливо схватила бумагу. Как-то даже слишком нетерпеливо, и это обеспокоило Грега. Что-то тут не так. Грег взял у нее из рук бумагу и снова пробежал глазами текст.

– Я не понимаю, Фреда, зачем вам так нужно это разрешение? – спросил Грег. – По правде говоря, предпочел бы вам отказать. И готов даже рискнуть, несмотря на то, что вы угрожаете уйти из проекта «Лимб».

– Ну, пожалуйста, Правитель, разрешите мне! Уверяю вас, я не шучу! Если вы откажете, я больше пальцем не пошевелю во всем этом деле.

Грег все еще колебался.

– Надеюсь, вы понимаете, что это разрешение не имеет обратного действия? И оно не снимает с вас ответственности за создание робота без Законов? Оно только свидетельствует, что вы с этого дня берете под свою ответственность существование именно этого робота, и он, опять-таки с сегодняшнего дня, поступает в ваше полное распоряжение. Поверьте, это не избавит от неприятностей, не снимет никаких обвинений! А у вас они есть, и очень крупные! И если Крэш захочет вас арестовать, я, увы, ничем не смогу вам помочь. И этот клочок бумаги вас не защитит.

– Я не себя хочу защитить, Правитель! – сказала Фреда. – Как только начались все эти беспорядки, я просто не могла больше думать ни о чем другом! Во-первых, я хочу сама найти Калибана. Не знаю для чего, чтобы защитить или уничтожить? Но чем больше я над этим думаю, тем больше склоняюсь к мысли, что мне это очень не нравится. Беднягу собираются изловить и распылить на атомы только за то, что я сотворила его таким, каков он есть! И если Калибан погибнет, в этом буду виновата я – потому что я его создала! Он не должен пострадать за мои грехи, а без этой бумаги все так и будет.

– По-моему, все известные на данный момент улики свидетельствуют, что Калибан причастен к нападению на вас, доктор Ливинг. Ситуация очень запутанная, однако такое объяснение по-прежнему кажется наиболее вероятным, – заметил Правитель.

– Если это окажется правдой, то он ответит за то, что сделал. И только за это. Но уничтожать его за то, что он таков, как есть, это же варварство! Калибан – первый и единственный робот безо всяких шор на разуме. Он первый из роботов, кто способен рассуждать точно так, как мы с вами! Только он может делать это получше нас. Калибан – первый свободный робот! Он создан для свободы. И за это преступление его преследуют! Я считаю, если мы не можем смириться с тем, что кто-то еще, кроме нас, может быть свободным, мы сами не заслуживаем свободы и мы недолго будем свободны!

Правитель Хэнто Грег не знал, что и сказать, он не мог смотреть Фреде Ливинг в глаза. Вместо этого Грег повернулся к окну и стал глядеть на медленно исчезающий в темноте город.

– Это потребует грандиозных перемен в сознании людей – то, о чем вы говорите, доктор Ливинг. А такие перемены никогда не проходили безболезненно. Иногда я сравниваю себя с врачом, пациент которого смертельно болен, и единственное лекарство – самые решительные перемены. Но если я дам это лекарство не вовремя или неверно рассчитаю дозу, мой пациент может умереть. Но если я совсем откажусь от лечения, мой больной умрет наверняка! И я не раз и не два задумывался, не будет ли это лекарство для нас, колонистов, слишком горьким? И не будет ли проще и приятнее отказаться от всяких там лекарств и спокойно умереть? Как вы думаете?

– Честно говоря, сэр, сейчас меня интересует только это разрешение. Дайте его мне, ну пожалуйста!

Грег посмотрел на Фреду. Она была бледна, темные глаза покраснели от усталости и недосыпания, из-под тюрбана выбился упрямый вихор коротеньких, отрастающих после операции волос. Эту женщину давным-давно перестало волновать то, как она выглядит. Последнее время она думала только о том, как правильнее будет поступить в ее положении.

Наконец Правитель заговорил:

– Что ж, хорошо. Если наше общество настолько ослабело, настолько погрязло в предрассудках, что не переживет существования одного-единственного робота без Законов, то, боюсь, моего пациента не спасет никакое лечение! – И он отдал бумагу Фреде.

– Спасибо огромное! А теперь, простите, сэр, я пойду. – Фреда поднялась, кивнула на прощание и вышла.

Хэнто Грег проводил ее глазами и поймал себя на мысли, что Инферно и вправду может не пережить этого одного-единственного свободного робота.

И тогда уж точно надеяться не на что.

Все, хватит сидеть и рассуждать. Надо либо делать что-то, либо не делать. Или он сумеет управиться с этой машиной, или не сумеет. Калибан устроился поудобнее в пилотском кресле аэрокара. Он крепко сжал ладонями штурвал, поставил ноги на педали и включил тот рычажок, который, по его представлению, скорее всего мог оказаться стартером. Аэрокар медленно поднялся в воздух. Так, прекрасно! Заработало!

Калибана больше заботило, исправна эта допотопная колымага или нет, чем то, сумеет ли он с ней управиться. По-видимому, этот рыдван стоял, всеми позабытый, на посадочной площадке шестого космопорта уже больше сотни лет – с тех пор, как этот подземный порт перестали использовать. Включив свой инфракрасный фонарь, Калибан поднял ветхую развалину метров на десять над полом и завис в воздухе, в огромном пустом ангаре. Потом он пару раз пролетел по кругу, гораздо аккуратнее и осторожнее, чем любой из самых опасливых пилотов, водивших те машины, которые Калибан видел над городом, когда гулял по улицам в первый день.

Так. Повороты, регулировка высоты, скорость – Калибан очень быстро со всем этим разобрался. В его блоке памяти не было ни слова и о том, как управляться с аэрокаром. И Калибану пришлось до всего доходить самому, поэтому он пока представлял только, как ведет себя машина на низких скоростях и при полном безветрии.

80
{"b":"1294","o":1}