ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А он сейчас не может даже толком собраться с мыслями, чтобы подумать, как их обставить. Нужно найти где-нибудь источник подзарядки – и немедленно, иначе он погибнет в этой пустыне. Куда бы податься? Калибан обернулся и поглядел на омытые дождем шпили Аида, которые маячили на горизонте. Возвращаться в город он уж точно не собирался. Полицейские только этого и ждут. Но куда еще, Калибан не представлял. Правда, уже одно то, что из города были выходы и вели они на север, позволяло предположить, что где-то на севере, в горах или среди этих холмов, есть хотя бы одно обитаемое место. И это место, чем бы оно ни оказалось, было где-то здесь. Место, где есть исправные, годные к употреблению источники энергии. Что угодно. Ну хоть что-нибудь!

Калибану ничего не оставалось, кроме как искать его и найти.

Он повернулся и пошел, медленно, спотыкаясь о камни, вверх по склону холма. На север, где за серой пеленой мелкого дождя виднелись пики гор.

– Буря закончилась, сэр! Прогноз погоды на ближайшие три дня благоприятный.

Альвар Крэш успел задремать под завывание ветра и теперь широко открыл глаза, стараясь поскорее сбросить остатки сна. Он сидел в удобном глубоком кресле в гостиной собственного дома. Тоня Велтон, одетая в комбинезон, который Дональд где-то для нее раздобыл, мирно посапывала на диванчике. Ариэль замерла без движения в стенной нише рядом с хозяйкой. Так странно видеть, что кого-то из поселенцев постоянно сопровождает робот! Крэш родился и вырос, постоянно видя везде вокруг сотни роботов, но Велтон наверняка трудно было привыкнуть к такому. Все эти роботы, которые толкутся везде куда ни глянь, наверное, ужасно ее раздражают!

Что ж, у девицы железный характер. Крэш и в эту ночь почти не спал. Несомненно, он то и дело погружался в дремоту, но сам Альвар запомнил за всю ночь только, как он сидел, уставившись на стену над диванчиком, на котором спала Тоня Велтон. Сидел, пялясь в стену, и размышлял. За последние дни он был так занят, что просто не было времени спокойно посидеть и подумать. Эта буря пришлась весьма кстати. Она вынудила Альвара не бросаться вперед очертя голову и, возможно, заставила удержаться от опрометчивых действий.

Он не впустую потратил время этой вынужденной передышки. Оказалось весьма полезным посидеть вот так и рассмотреть дело со всех сторон, прикинуть то и другое, повертеть проблему в мозгу. Странно. Вообще-то, предполагается, что культура колонистов так широко использует роботов как раз для того, чтобы у человека оставалось как можно больше времени на размышления. И все равно ни у кого не хватает на это времени!

Дональд принес кофе. Альвар взял чашку, отпил немного. Кофе взбодрил его. Да, несомненно, давно стоило сесть и подумать. Как хорошо, что у него была эта дождливая ночь, когда все в мире, даже само время, казалось, приостановилось! Шериф провел эту ночь с большой пользой для дела. Усталость, оказывается, подстегивает мысли, рождает новые, необычные идеи. В таком состоянии, когда разум балансирует между сном и легкой полудремой, иногда проскальзывают откуда-то из подсознания такие озарения, которые недоступны ни сну, ни бодрствованию. Они и выставляют все в совсем ином свете, чем раньше.

Альвар чувствовал, что разгадка близко. Чертовски близко! Она таится где-то в подсознании и отчаянно рвется на волю.

Но времени на размышления о чем-нибудь другом, кроме непосредственных задач, уже не оставалось. Пришло время действовать. И действовать самому.

– Дональд, передай всем подразделениям приказ перейти на обычный режим дежурств. Отмени все приказания, касающиеся Калибана. Кроме, пожалуй, контроля за периметром города.

Нельзя давать ему ни малейшей возможности проскочить обратно в город.

– Мы с мадам Велтон лично займемся поисками.

Альвар еще раз отхлебнул большой глоток кофе и едва не обжег себе язык. Он поставил чашку на столик, встал, подошел к Тоне Велтон и потряс ее за плечо:

– Вставайте! Пора на охоту!

Вот оно! Калибан увидел то, что искал, в долине между холмов, всего в нескольких километрах отсюда. Маленькая, едва различимая среди деревьев группка домиков. Облака на небе быстро таяли, от недавней бури уже почти ничего не осталось. Сквозь облака проглядывало яркое солнце, и умытые дождем окна и крыши домов взблескивали в его лучах. Калибан не знал, есть ли там нужный ему источник энергии и удастся ли ему подключиться к этому источнику. Но эти вопросы так и останутся неразрешенными, если он не поторопится. Калибан рассчитывал только на то, что владелец домиков не прознает, кто он такой. В таком удаленном от города уединенном месте на это можно было надеяться. Если его примут за обычного робота, который попал в передрягу, то можно будет хотя бы попросить помощи с подзарядкой. Никакой другой возможности Калибан не видел. Карабкаясь по крутым склонам холмов, он порядком исчерпал свои запасы энергии. И никаких других строений в этой местности не наблюдалось, как Калибан ни высматривал. Так что эти домики – его последняя надежда. И Калибан пошел вниз, в долину, осторожно обходя крупные валуны и стараясь не споткнуться о выступы скальных пород. Дорожек в этой глуши никто не протаптывал. Все равно, спускаться было куда легче, чем карабкаться наверх. Но если не повезет, то это будет его последнее усилие. На большее просто не хватит энергии.

Но Калибан был решительно настроен сделать все, что ему оставалось, наилучшим образом.

Абель Харкурт выглянул в окно над своим рабочим столом, и взору его открылась весьма необычная картина. Робот, поврежденный робот, шагал к его дому с южного холма. Ну, знаете ли, это уж слишком! Есть же какой-то предел человеческому терпению! Он перебрался из города в эту глушь единственно для того, чтобы не видеть повсюду этих надоедливых роботов. Абель давным-давно понял, что никогда не сможет создать стоящую скульптуру, когда по дому без конца снуют толпы суетливых роботов и постоянно отрывают его от дела. До чего же опротивели ему все эти роботы и коллеги-скульпторы, которые не знают даже, за какой конец надо держать молоток. «Скульпторы»! Они только и делают, что «руководят» своими подручными-роботами, из-под резца которых выходят бездушные, неотличимые одна от другой болванки! Проклятые роботы! Люди привыкают к ним сильнее, чем к наркотикам!

Но этот робот, несомненно, какой-то особенный. Этот парень не стал бы переться сюда через горы, потеряв при этом глаз, только для того, чтобы перевернуть здесь все вверх дном и помешать Абелю работать. Абель отложил инструменты и вышел во двор. Прошел метров сто навстречу роботу и остановился подождать, когда тот приблизится.

Абель Харкурт был невысоким подвижным мужчиной, темнокожим и совершенно лысым. И ему очень не нравилось, когда его отрывали от работы. Потому, когда робот подошел так близко, что до него можно было докричаться, Абель сказал:

– Эй, приятель! Раз уж ты заставил меня оторваться от скульптуры, скажи хотя бы, какого черта тебе здесь надо?!

– Я смиренно прошу вас о помощи, сэр! Мой аэрокар разбился во время бури. У меня серьезные проблемы с энергией – блок питания скоро сядет, и, если его не подзарядить, мне конец.

– Ты что думаешь, у меня тут склад запасных атомных реакторов?

– Нет, сэр. Мой блок питания не рассчитан на атомную энергию. У меня простой аккумулятор, и энергия почти на исходе.

Харкурт с неприязнью и подозрением уставился на робота. Все это очень и очень странно. Чертовски странно! Какому идиоту взбрело в голову строить робота, которому надо каждую неделю подзаряжать батареи? И какого черта этот робот летал на аэрокаре в такую бурю?

– Я так понимаю, в твоем аэрокаре людей не было?

– Нет, сэр. Я был один.

Абель долго с подозрением смотрел на робота.

– Хм-м… Ну что ж. Думаю, ничего плохого не случится, если я позволю тебе подзарядиться. С твоим глазом, к сожалению, ничем помочь не смогу.

84
{"b":"1294","o":1}