ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Благодарю вас, сэр, вы очень добры!

– «Пойдем в сарай, там у меня аккумулятор.

Абель Харкурт повернулся спиной к странному роботу и повел его к сараю. И тут до него дошло. Погоди-ка! Красный робот, летел один, без людей; внезапно сердце Абеля подпрыгнуло и бешено забилось. Да это же сумасшедший робот, робот-убийца, о котором трезвонят по всем каналам новостей! Калиборн или что-то вроде этого. Нет, Калибан, точно – Калибан!

Калибан-убийца, как его обозвали репортеры. Абель Харкурт почувствовал, что по спине почему-то поползли мурашки, ладони и лоб увлажнились от пота.

«Погоди-ка! Робот-убийца?! Глупость какая! Этот Калибан что-то слишком вежлив для убийцы. Да он уже раз десять мог размозжить мне голову, если бы захотел!»

Абель Харкурт гордился тем, что всегда думает своим умом, не полагаясь на расхожие суждения и общественное мнение. И в этой истории с Калибаном что-то было не так! Выпуски новостей кишели кошмарными страшилками, дикими россказнями об ужасном роботе-убийце, но ни в одной из сплетен не говорилось, что этот убийца вежлив!

Абель провел Калибана в сарай-пристройку, где держал свои старые скульптуры, садовые инструменты и еще кучу всякой всячины. Включил свет и спросил:

– Где твой шнур для подзарядки?

Чувствовал он себя на удивление спокойно.

– Вот, сэр! – Робот открыл неприметную дверцу на груди, примерно там, где у людей находится сердце.

– Хм-м-м… Хорошо, тогда проходи и садись. Вот сюда, – Абель показал на какой-то перевернутый ящик, – сюда. Если ты сядешь, шнура хватит, чтобы подключить к аккумулятору.

Возясь с переключателями аккумулятора, Абель Харкурт заметил, что руки его мелко дрожат. Но ведь ему почему-то не страшно! Неужели он просто не понимает, что напуган? Проклятие, он не чувствовал страха! Это какое-то недоразумение. Мгновение он раздумывал, не лучше ли сбегать быстренько домой, схватить старый охотничий бластер и прожечь в этом странном роботе дырку? Нет! Как раз так и поступили бы все эти проклятые безмозглые бараны из Аида! Абель Харкурт всю жизнь старался не думать так, как все, не подчиняться глупому стадному инстинкту. И сейчас отступать от своих правил не собирался. Куда задевался этот шнур с переходником? Он должен быть где-то здесь, на полу. Абель отодвинул в сторону пару деревянных моделей будущих скульптур и вытащил соединительный шнур.

– Ага, вот он где! – Скульптор старался говорить спокойно, старался не выдать своего волнения. Руки его все еще немного тряслись, когда он передавал шнур роботу.

Большой красный робот внимательно рассмотрел разъем переходника на конце шнура и вставил его в свой блок питания.

– Очень вам благодарен, сэр! Моя энергия уже практически на нуле.

– Сколько времени займет полная перезарядка?

– Я полагаю, где-то около часа, если вы позволите взять столько энергии.

– Да, конечно! Пожалуйста! – ответил Харкурт. Его сердце по-прежнему готово было выскочить из груди, мысли в голове крутились с бешеной скоростью.

– Я покорен вашей добротой, сэр! Мне не так уж часто приходилось встречаться с такими хорошими людьми.

– Ты ведь Калибан, верно? – неожиданно спросил Харкурт и тут же пожалел об этом. Спрашивать такое – это же чистое безумие!

Робот поднял голову и внимательно посмотрел на Абеля единственным исправным глазом. Второй, погасший и совершенно бесполезный теперь, жалко свисал из глазницы.

– Да, сэр. Я так боялся, что вы меня узнаете!

– Это я должен был бы бояться тебя!

– Но почему? Вы ведь не сделали мне ничего дурного, зачем же мне нападать на вас? Наоборот, вы меня так выручили!

– В новостях твердят, что ты нападаешь на всех, без разбору.

– Нет, сэр. Больше похоже на то, что все люди нападают на меня, едва завидят. Я покинул город, чтобы остаться наконец одному. Вот и все.

Калибан внимательно присмотрелся к Абелю, склонив голову набок, как бы в задумчивости.

– А вы меня боитесь!

– Боюсь немного. Наверное, не так сильно, как должен бы. Но, черт возьми, я старый человек, и самое страшное, что ты можешь сделать, – это убить меня. Я и так уже зажился на свете – так чего мне бояться?

– Боитесь и тем не менее помогаете мне. Все, что нужно было, – это не давать мне подзарядки еще две-три минуты, и я бы превратился в бесчувственную груду металла. Не понимаю!

Абель Харкурт пожал плечами.

– Знаешь, парень, для убийцы ты вел себя как-то слишком уж вежливо. И мне приятно думать, что так я насыплю перцу под хвост всем этим политиканам из Аида. Но, я вижу, у тебя самого крупные неприятности. Что ты собираешься делать дальше?

– Не знаю еще. Мои знания о мире очень ограничены. Пока я хочу только скрыться и выжить. Не могли бы вы мне посоветовать, как лучше это сделать?

Абель Харкурт подобрал старое ведро, перевернул вверх дном и сел, стараясь все время не упускать Калибана из виду и не делать ничего, что могло бы насторожить или испугать робота. Абель надеялся, что этот Калибан и в самом деле такой рассудительный и здравомыслящий, каким кажется. Но ни к чему без толку испытывать судьбу.

– Не знаю, смогу ли я присоветовать что-нибудь дельное, – сказал старый скульптор. – Дай-ка подумать.

Кто, черт возьми, захочет помочь Калибану, на которого ополчился весь мир?

Однако, стоп! Весь мир ополчился на одного изгоя. Фреда Ливинг рассказывала о чем-то подобном на своей лекции. Абель потом сам нашел и перечитал эту древнюю легенду. Легенду или, скорее, легенды о Франкенштейне. Очень запутанный клубок совершенно неоднозначных рассказов об одном и том же. Чудовище, оказавшееся в мире, не имея о нем ни малейшего представления, монстр, которого ненавидели и боялись уже за одно то, что он не такой, как все. Обезумевшая от страха толпа полудиких вилланов штурмом взяла замок, где скрывался этот монстр, и зверски его убила из одного только слепого страха перед необычным. И боялись они не чего-то реального. Темных, забитых крестьян до смерти напугали одни лишь слухи и предрассудки.

Может, этот древний спектакль разыгрывается сейчас заново? Неужто в прекрасном, высокоразвитом обществе колонистов люди в основе своей остались такими же варварами и дикарями, как в те незапамятные времена? Нет! И Абель Харкурт собирался доказать это личным примером.

– Если ты разбил аэрокар, то шериф наверняка вскоре разыщет обломки. Они за тобой гнались, когда ты улетал из города?

– Да.

– Значит, они обязательно найдут тебя, останешься ты здесь или нет. Они найдут разбитую машину и, может, по твоим следам дойдут сюда. А может, просто прилетят прямо сюда – это ближайшее жилье. Если ты отсюда уйдешь – на открытой местности они схватят тебя очень быстро. Если же ты возьмешь мой аэрокар… Уверен, они сейчас следят за воздушными сообщениями всеми возможными способами. Но даже если тебе удастся от них ускользнуть, по воздуху или по земле, все равно через несколько дней у тебя снова кончится энергия. Им останется только подождать, пока ты придешь на какую-нибудь энергетическую станцию для подзарядки, и накрыть тебя там или где угодно, если ты отключишься.

– Так что же мне делать? – спросил Калибан. – Где мне подзаряжаться? Я создан для жизни. Я не хочу умирать!

Абель Харкурт рассмеялся – негромко и печально.

– Кто же хочет, дружище?! Вряд ли такие найдутся… Давай-ка еще поразмыслим.

В комнате стало тихо. Абель Харкурт нередко позволял себе разные странности, не принятые в обществе инфернитов. Но это… Это было уже кое-что другое. Помочь выжить роботу без Законов – это наверняка будет расценено как преступление или почти преступление. Ведь Калибан опасен!

Точно так же опасен, как человек. Разве не он напал на свою создательницу, Фреду Ливинг?

– Так ты говоришь, что никогда ни на кого не нападал? – спросил Абель.

– Я защищался, не причинив кому-либо особенного вреда, когда группа поселенцев хотела меня уничтожить. Кроме этого случая, у меня нет информации о том, чтобы я на кого-то нападал.

85
{"b":"1294","o":1}