ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не двигайтесь, доктор Ливинг! Ни единого движения.

Ливинг побледнела от страха, и, сама не сознавая, что делает, опустила руку с клочком бумаги. Это была такая мелочь, что вряд ли стоило обращать на нее внимание – просто непроизвольное движение. Но Крэш только этого и ждал.

Он выстрелил.

Фреда Ливинг вскрикнула.

Великолепная вспышка света вырвалась из ствола бластера и ударила Фреду точно напротив сердца.

20

Но ничего страшного не случилось.

Фреда Ливинг медленно опустила голову и посмотрела на свою грудь, туда, где сейчас должна была быть безобразная дымящаяся дыра. Но она почему-то осталась целой и невредимой. Какое-то мгновение, неизмеримо короткое и бесконечно долгое, никто не мог двинуться с места.

И вот Ариэль рванулась вперед, бросив свое тело между шерифом и Фредой Ливинг, на линию огня.

– Слишком поздно, Ариэль! – сказал Альвар Крэш, пряча обратно в кобуру тренировочный бластер и вынимая из кармана обычный, боевой. Ствол настоящего оружия тут же уперся в Ариэль. – Похвальный порыв, ничего не скажешь! Да только ты малость опоздала, девочка! Робот, у которого в самом деле есть Первый Закон, закрыл бы собою доктора Ливинг, едва мой палец коснулся курка! Но ты, милочка, знаешь только, как симулировать подчинение Трем Законам. И на этот раз симуляция не получилась слишком уж достоверной, правда, детка? Тебе как-то не хотелось ради этого умирать, а? Кроме того, такая редкая возможность – погубить руками полицейского единственного человека, способного в конце концов докопаться до твоей истинной сути, наверно, показалась тебе ужасно заманчивой?!

Ариэль заговорила и сразу начала с возражений:

– Ее невозможно было спасти! Ваш собственный робот Дональд даже не дернулся, чтобы ее защитить!

– Дональд знал, что это тренировочный бластер. Он и придумал весь этот розыгрыш.

– У меня есть Первый Закон! Я – робот с Тремя Законами!

– Заткнись, Ариэль! – рявкнул Крэш.

– Но вы ошибаетесь! – не унималась та.

– Боюсь, что только что ты, Ариэль, не исполнила прямого приказания молчать! – заметил Дональд, подходя к Ариэль вплотную. – И этот промах никак нельзя объяснить конфликтом Первого Закона.

– Ничего не понимаю! – сказала Тоня Велтон.

Крэш начал объяснять:

– Все очень просто. Стоит только повнимательнее отнестись к тем уликам, которые указывают на то, что преступление совершил робот. Однако Калибан к этому преступлению не причастен. Это и спутало нам все карты. Мы считали, что он – единственный робот без Законов, единственный робот, способный напасть на человека. И никто не брал во внимание Ариэль, хотя у нее точно такие же физические характеристики и точно такие же протекторы на подошвах, как у Калибана, рост, и длина руки, и кривизна окружности кулака. И мы запросто могли принять отпечатки подошв Ариэль за следы Калибана, и рана на голове Фреды Ливинг была такой, какую бы нанес Калибан, если бы это он ударил Фреду.

– Я этого не делала! – выкрикнула Ариэль.

– Черта с два!

– Но зачем бы ей это понадобилось? – спросила Тоня Велтон.

Крэш ответил, не сводя глаз и оружия с Ариэль:

– Для самозащиты. Фреда Ливинг почти выяснила, что Ариэль – это не контрольный, а как раз опытный образец из тех двух гравитонных роботов, которых тестировал Губер Эншоу. Вы помните, Губер? Двойной слепой тест. Фреда Ливинг вам не сказала, но там был один мозг с Тремя Законами, а один – без Законов. Тест должен был проверить, сумеет ли гравитонный мозг сам воспринять и интегрировать Три Закона. Что ж, возможно, мозг с чистой матрицей и способен выучить Законы – да только у Ариэль первым и главным оказался все же закон самосохранения.

– Но Губер мне все объяснил! – возразила Тоня. – Он сказал, что опытный образец был уничтожен, а контрольный доработан и выпущен в пользование! Ариэль – контрольный образец!

– Да-да, конечно! – согласился Крэш. – Во всяком случае, она им стала после того, как на всю ночь осталась наедине с настоящим контрольным образцом. У нее была целая ночь, чтобы придумать, как поменяться с ним ярлыками.

– Но ведь контрольный образец обязательно сказал бы об этом! – никак не хотела соглашаться Тоня.

И тут вмешалась Фреда Ливинг. Дрожащим от волнения голосом она сказала:

– Нет! В таких случаях пара роботов, подлежащих тестированию, обязана ничем не выдавать, который из них – какой, чтобы исключить недостоверность проверки. И настоящий контрольный образец так и отправился на демонтаж, зная правду и не имея права ее рассказать!

Внезапно глаза Фреды расширились, и она снова заговорила, громко и уверенно:

– Инвентаризация! Я по-прежнему не могу вспомнить, что же было той ночью, но одно я теперь помню точно – мне необходимо было проверить инвентарные номера гравитонных мозгов!

– Да! Я тоже помню. Ты говорила, там какая-то путаница с инвентарными номерами! – подтвердил Губер.

– И эти слова слышали Тоня, Губер и Ариэль, – подхватил Альвар. – Ариэль поняла, что вы проверите инвентарные номера мозгов, проходивших этот тест, и обнаружите, что контрольный образец был уничтожен вместо нее. И она подождала в лаборатории Губера, пока вы, Фреда, спорили с мадам Велтон, зная, что вы туда вернетесь после того, как закончите беседу. А потом она сделала все так, как и собиралась: двинула вас по голове. Аккуратно так – точно рассчитала, чтобы вызвать посттравматическую амнезию. В этом была еще одна моя крупная промашка. Я считал, что нападение было покушением на убийство, несмотря на то что нападавший знал наверняка, что Фреда Ливинг осталась в живых. Но если бы это действительно было покушение на убийство, то это мог сделать кто угодно, только не робот, хоть и без Законов. Роботы никогда не бросают дело на середине.

– Так почему тогда вы решили, что это сделала я? – снова влезла Ариэль.

– Я приказал тебе заткнуться! – снова рявкнул на нее Крэш. – Твоя байка о Трех Законах не обманет теперь даже полного идиота. Тебе не нужна была ее смерть. Ты хотела только, чтобы Фреда забыла об этих инвентарных номерах. И это ты провернула как нельзя лучше! Медицинские роботы говорили, что очень и очень маловероятно, чтобы доктор Ливинг вспомнила события того вечера.

– Но почему ей не хотелось меня убивать? – спросила Фреда Ливинг.

– Да потому, что, если бы ты умерла, проект «Лимб» накрылся бы тазиком! – холодным и на удивление спокойным голосом ответила Тоня Велтон. – Я, кажется, начинаю понимать, к чему ведет шериф. Без тебя, Фреда, никто не стал бы проталкивать идею с Новыми роботами, и все наши планы по проекту «Лимб» пошли бы прахом! Представь только, какой шум поднялся бы, если бы тебя убили! И так – посмотри, что получилось, люди едва с ума не сходят, а ведь ты жива и здорова! Если бы ты умерла – готова поспорить на что угодно, что поселенцев тут же вышвырнули бы с Инферно. И Ариэль не осталась бы со мной, если бы мне пришлось отсюда убраться.

Тоня Велтон, пепельно-бледная, прошла вперед шаг или два и пристально взглянула на Ариэль.

– Шериф, судя по тому, что вы только что сказали, выходит, что я проводила дни и ночи в обществе робота – потенциального убийцы, который разыгрывал из себя добросовестного и прилежного помощника?! – Тоня заглянула Ариэль в глаза и с дрожью в голосе спросила: – Это правда?

– Да, мэм. Боюсь, вы недалеки от правды.

Тоня продолжала, не сводя глаз с Ариэль:

– И ты была все время рядом, день за днем, подслушивала все мои секреты, и ночь за ночью, и видела… видела все! – Тоня обернулась к Губеру, который был не меньше ее самой растерян и испуган. Потом указала на Ариэль рукой и сказала шерифу: – И эта… эта вещь могла убить меня в любое мгновение, когда ей взбрело бы это в голову?! – внезапно Тоня расхохоталась. Нервно, отрывисто – за этим смехом слышался страх, а не веселье. – Великие Звезды! Я, наверное, впервые в жизни поняла, для чего вам, людям, так нужны эти чертовы Три Закона!

88
{"b":"1294","o":1}